Научное издание народ и власть в российской смуте


НазваниеНаучное издание народ и власть в российской смуте
страница3/29
ТипДокументы
filling-form.ru > Туризм > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

***

1. «КРЕСТЬЯНСКИЙ ВОПРОС»: СМЫСЛ И ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РОССИИ И ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.

2. XX ВЕК В ИСТОРИИ РОССИИ: «РАСКРЕСТЬЯНИВАНИЕ» ИЛИ «ОКРЕСТЬЯНИВАНИЕ» СТРАНЫ.

3. «ВЕЛИКИЙ НЕЗНАКОМЕЦ» И ПУБЛИЧНАЯ ПОЛИТИКА В РОССИИ»: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ.

4. РУССКОЕ КРЕСТЬЯНСТВО: «МОГИЛЬЩИК» ИМПЕРИИ ИЛИ ЕЕ ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ФУНДАМЕНТ?

5. «АГРАРНЫЕ РЕФОРМЫ» И «РУССКИЕ КРЕСТЬЯНЕ»: ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ И ЕЕ ФАЛЬСИФИКАЦИИ.

***

Материалы этого «круглого стола» также будут опубликованы в журнале «Власть».

Информация об итогах работы круглого стола будет опубликована и в ряде других научных изданий.

По итогам работы круглого стола предполагается издание аналогичного настоящему сборника научных статей в серии научного проекта «Народ и власть: История России и ее фальсификации» (Выпуск 2).

Приглашаем к участию в деятельности постоянно действующего научного проекта «Народ и власть: История России и ее фальсификации» и в Международном круглом столе журнала «Власть» и Института социологии РАН «Крестьянство и власть в истории России XX века» историков, исторических антропологов, социологов, политологов, юристов, экономистов, философов, культурологов и других специалистов, которые не равнодушны к названным проблемам.
А. О. Лапшин, П. П. Марченя, С. Ю. Разин

Библиография

Ю. М. Антонян
ОКТЯБРЬСКИЙ ПЕРЕВОРОТ
И БОЛЬШЕВИСТСКАЯ ДИКТАТУРА


КАК ВОЗВРАЩЕНИЕ ТЕНИ
Такое всемирно-историческое событие как октябрьский большевистский переворот в России в 1917 г. невозможно объяснить, если не пытаться понять его причины и природу, сущность и смыслы, если, наконец, не дать ему этическую оценку.

Я поэтому начну с утверждения, что тогда власть в великой стране захватила орда варваров и абсолютно бессовестных преступников, чья мораль, жизненные и идеологические установки резко отличались от того, что было принято в цивилизованном мире и составляло общечеловеческие ценности.

Революция развязала самые грязные и темные инстинкты и влечения человека, выпустила на волю силы зла и разрушения, которые до этого контролировались и сдерживались средой и самим человеком. Люди толпы, чернь вдруг почувствовали, что им все дозволено, тем более, что религия, традиционно игравшая в российском обществе роль нравственного регулятора, сама стала объектом невиданной агрессии. С несравненно большей резкостью стала проводиться граница между своими и чужими. На последних стали переносить все те негативные черты, которые личность бессознательно ощущала в себе и порицала их. Чужих стали воспринимать как носителей именно этих качеств, а поэтому они подлежали уничтожению.

На долгие годы было остановлено экономическое развитие общества, растоптана великая культура, вызывавшая непреходящее восхищение всего мира, начато растление народа и массовое уничтожение людей, вражда и ненависть надолго стали нормой отношений. Началось небывалое в России преследование религии и церкви, священнослужителей убивали, церковное имущество разграбляли, оскверняли святыни; были вскрыты 63 раки, в том числе с мощами Александра Невского и Сергия Радонежского. Произошло обнищание народа, периодически возникавший голод уносил миллионы жизней. Правящий коммунистический режим, сотрудничая с гитлеровским нацизмом, вверг страну в самую кровопролитную войну в ее истории, причем СССР абсолютно не был готов к войне, армия развалилась в течение двух-трех недель, что стало причиной неисчислимых человеческих жертв и других несчастий.

Для объективного и думающего аналитика все эти трагические события отечественной истории предстают бесспорным свидетельством возвращения (отбрасывания) России назад, к каким-то далеким кровавым временам, когда все решалось с помощью силы, несогласных просто уничтожали, а слово правителя-вождя было законом. Произошла примитивизация жизни, самые простые, банальные решения преподносились как самые мудрые. Учение марксизма-ленинизма стало догмой, даже сомнение в которой могло стоить жизни, а это было прямым повторением инквизиции. Одним словом, октябрьский переворот не только затормозил развитие России, а затем СССР, а отбросил далеко назад.

Полагаю, что этому явлению, которое характерно не только для нашей страны, но и для ряда других (Германии, Италии, Китая, Камбоджи, Ирана и т. д.) можно найти научное объяснение с помощью психоанализа и аналитической психологии.

Как известно, психоанализ исходит из того, что в психике у человека есть ее бессознательная часть, оказывающая существенное влияние на мотивацию поведения, влечения, стремления, постановку целей и т. д. Бессознательное постоянно взаимодействует с сознанием, но в какие-то, обычно критические для человека периоды, может его подавить. В своей многолетней клинической практике я неоднократно наблюдал, как бессознательное, хранящее в себе невспоминаемые психотравмирующие впечатления даже давно ушедших лет, вдруг неожиданно и брутально восставало, мотивируя жестокую агрессию. В это время человек как бы возвращался в свое далекое детство, когда он был объектом насилия и издевательств. В этих случаях создавалось впечатление, что он как бы мстил за нанесенные ему когда-то унижения и обиды, действуя при этом самым примитивным, грубым и даже жестоким способом. Но самое главное, что прошлое возвращалось к нему, становясь исключительно актуальным. Вообще отдельные люди иногда возвращаются не только в свое детство, но и к своим первобытным предкам, тем самым отрицая цивилизацию. Это имеет место, когда человек находится в состоянии сильного алкогольного или наркотического опьянения, либо болен психически. Для последнего варианта в психиатрии используется термин «синдром одичания».

Логическим развитием идей о бессознательной психике стала теория К. Г. Юнга о коллективном бессознательном, которое хранит в себе архетипы — первичные образы, которые пронизывают всю человеческую историю и содержат опыт минувших веков и тысячелетий. Юнг писал, что ту часть индивидуального бессознательного, которая вытесняется в связи с ее нравственной несостоятельностью, неприемлемостью, можно назвать Тенью. Но если Тень имеется в индивидуальном бессознательном, то вполне можно допустить, что она содержится и в коллективном. Тень коллективного бессознательного представляет собой вытесненный невспоминаемый исторический опыт человечества и отдельных народов, прошлых (в том числе очень давно имевших место) конфликтов и способов их решения. Этот опыт вступает в явное и резкое противоречие с нынешними актуальными установками и ценностными ориентациями людей, иными словами, он отрицает цивилизацию и возвращает, отбрасывает в далекое прошлое.

Возможности возврата коллективной Тени особенно велики в странах с неразвитой демократией и авторитарным правлением, о чем убедительно свидетельствует современная история, российская в том числе. Демократические институты и развитое гражданское общество поэтому представляют собой достаточно прочный заслон тоталитаризму, его жестокостям и подавлением инакомыслия. Но как раз такого общества и таких институтов сейчас у России нет, не было его и в начале ХХ века.

Утверждение, что хранящееся в Тени негативное прошлое может возвращаться, ни в коем случае не означает, что история все время повторяется. Если здесь и можно усмотреть некое подобие повторения, то заключается оно только в повторении отдельных состояний, а иногда и в нежелании допустить что-то новое. Вместе с тем, человечество обречено на то, что прошлое, укрытое в Тени, время от времени способно актуализироваться.

Возвращение вытесненного коллективного негативного опыта может быть продемонстрировано на ряде примеров.

Октябрьский коммунистический переворот 1917 г. в России привел к власти кровожадную и притом безграмотную клику, которая закабалила страну, в ней фактически был установлен рабовладельческий строй: крестьянство подверглось небывалым преследованиям, их заперли в колхозах в качестве крепостных; рабочих подвергли той же участи в городах, запретив им менять место работы, да и все население из-за введения прописки не могло свободно перемещаться по стране; интеллигенцию начали травить и репрессировать с первых дней захвата власти, ее представителей уничтожали физически, высылали из страны, заставляли пресмыкаться, причем негативное отношение к ней сохранялось на всем протяжении истории коммунистического СССР. Между тем известно, что интеллигенция является продуктом цивилизации и интеллектуальной элитой общества, без нее страна отбрасывалась в каменный век.

С первых же дней захвата власти большевики попрали законность и составляющие ее содержание нравственные ценности. Репрессиям, причем самым жестоким, вплоть до расстрела, стали подвергать не за личную вину за уголовно-наказуемые действия, а только по признаку принадлежности к определенной социальной группе — дворянству, офицерам, священнослужителям, купечеству и т. д. Стали преследовать даже относительно обеспеченных крестьян. По данным разных авторов, за годы господства ленинско-сталинской клики было уничтожено от 10 млн до 26 млн человек, точное число жертв установить невозможно. Если взять только 10 млн человек, загубленных режимом с 1917 по 1952 гг., то окажется, что бесчеловечная система убивала в год 555—553 человека. Однако обессиленный и одурманенный демагогией народ фактически никогда не роптал, даже крупные военачальники, располагающие армиями, безропотно подставляли свои шеи под топор, даже не помышляя о сопротивлении.

Все это не должно восприниматься как нечто неожиданное для именно России, поскольку рабство в ней было отменено только в 1861 г., на много лет позже, чем в Западной Европе. Там, кстати, в таком виде крепостного права как в России, вообще не было после крушения рабовладельческих формаций с наступлением средневековья.

В результате реформ 1861 г., наша страна вообще оказалась неготовой к свободе, она ей оказалась не нужна, и Царь-Освободитель, задумавший и другие реформы, был убит. П. А. Столыпин пытался ликвидировать общину, этот экономический, социальный и психологический пережиток крепостничества, но был убит. Община сохранилась, что было более чем на руку большевикам, которые превратили ее в колхоз. Кстати, колхозы сохранили в СССР и немецко-фашистские оккупанты в 1941—1945 гг. Эти учреждения были универсальными формами ограбления народа тоталитарной (любой!) властью. Таким образом, Россия поддалась власти своей Тени, ее коммунистические служители и жрецы вернули ее в прошлое. Оно и сейчас не отпускает ее, что находит свое выражение в страстном томлении значительной части населения по жестокой руке и авторитарном развитии государственной власти.

Люди бегут от свободы (воспользуюсь выражением Э. Фромма) потому, что она вызывает у них беспокойство и страх, как у ребенка, брошенного родителями, поэтому они предпочли бы остаться в жестких и жестоких руках, которые стали для них родными. Это инфантильное бессознательное желание сильно еще и потому, что у людей старшего поколения, выросшего в условиях глобального коммунистического патронажа, вообще нет опыта и традиций жизни в условиях демократии, они вообще не знают, что это такое. Для них неизмеримо привычнее политические, экономические и духовные оковы тоталитарного общества.

Современный мир, казалось бы, предоставляет индивиду независимость от внешних факторов и, прежде всего от власти. В урбанизированных регионах это особенно заметно, там человек действительно освобождается от давления микросреды с ее назойливым и всепроникающим контролем. Но в авторитарных и, тем более, в тоталитарных странах, он не свободен ни экономически, ни политически, он зависим от власти, и, что очень важно, одновременно растет его изолированность, ощущение своего ничтожества и бессилия. Можно сказать, что в авторитарных и тоталитарных тисках общество, оставаясь структурированным, с одной стороны, дает человеку уверенность, а с другой — продолжает держать его в оковах. Нельзя сказать, что людям всегда хочется свободы, большинство из них либо вообще не задумывается над этим, либо просто не знают, что это такое. Однако они постоянно ощущают опасности в свободе, в том числе опасности самим принимать решения, и такие ощущения преследуют человечество всю его историю. Но подлинная демократия способна вытеснить такие ощущения. В древности страх и ужас возникал перед лицом природы и ее катаклизмов, перед другими племенами и народами, перед собственной природой, болезнями и смертью, перед духами, божествами и другими сверхъестественными силами. Сейчас страхов тоже достаточно (из-за безработицы, конкурентов, преступников, утери статуса, болезней и т. д.), но урбанизированную личность уже не защищает община.

Итак, сохранились страхи, но сохранилась и память о том, что раньше, пусть и очень давно, человек искал и находил защиту у крепкой и даже жестокой власти. Причем эта власть была не только светской — во многих культурах монарх был и божеством, и в этом качестве тоже защищал общество. Там же, где не произошло разделение духовной и светской власти, последняя брала на себя духовную защиту, что было чрезвычайно важно с учетом перспектив загробного бессмертия.

Коммунизм и фашизм есть не просто возвращение к какому-то неопределенному прошлому, а главным образом, к первобытному варварству, потому, что такой строй отрицает религию и утверждает примитивные верования и магию, то есть насаждает доцивилизованные системы жизни и мировосприятия, а своих вождей и их учение наделяет магическими свойствами; потому что современные кровавые деспоты обеспечивают примитивизацию общества и личности, возвращение к тем архедиким временам, когда община поглощала человека, превращая его в просто единицу стада под властью вождей (царьков) — магов; потому что, как древние маги и колдуны, главари современных орд высокомерно провозглашали, что только им открыты высшие и сокровенные тайны о том, что такое мир и по каким законам он движется, а поэтому они должны быть наделены неограниченной властью; потому что фашизм и большевизм стремились к предельному упрощению социальных, политических и государственных структур, а также духовной жизни, по существу — к ее уничтожению; потому что названные режимы желали воссоздать примитивного человека, лишь жующего, размножающегося, работающего, воюющего; потому что свои схемы тоталитарные диктатуры пытались внедрить и сохранить с помощью грубой силы, неимоверной жестокости и демагогии, отставив в сторону представления о добре и зле и руководствуясь только эгоистическими соображениями собственных интересов и целей, а тем самым — восстановить тот период, когда еще не было цивилизованного уровня нравственности, одним словом вернуться к тем временам, когда еще не было цивилизации.

Вот почему Гитлер так уверенно провозглашал: «Современная так называемая цивилизация в моих глазах скорее всего является прямым врагом подлинной культуры, ибо на самом деле это в лучшем случае есть псевдоцивилизация, если вообще уместно здесь говорить о какой-либо цивилизации» («Моя борьба»).

Могут возразить, что в первобытные времена царила не только жестокость, и далеко не все решалось с помощью грубого насилия. Это верно, но и в тоталитарных странах наблюдалась не одна агрессия и примитивизм. Ни одно человеческое сообщество не сможет существовать исключительно благодаря убийствам и иным формам подавления и уничтожения.

Ярким примером взрыва коллективного бессознательного являются не столь давние трагические события в Камбодже. В 1975 г. там к власти пришли кхмерские коммунисты во главе с Пол Потом и Иенгом Сари, которые за пять лет уничтожили около трех миллионов (из восьми) своих соотечественников, в первую очередь интеллигенцию. Практически все городское население было насильственно депортировано в сельскую местность, где из них и местных жителей создавали «коммуны» (общины) и «трудовые армии», а по существу — концентрационные лагеря. Всех камбоджийцев раздели на касты (категории) по степени лояльности к режиму. Вместе с частной собственностью была отменена и личная, деньги изъяты из оборота, а торговля стала носить характер натурального обмена. Были ликвидированы все учебные заведения, кинотеатры, телевидение, на всю страну выходил один официозный информационный листок, население было полностью изолировано от внешнего мира. Уничтожались ценнейшие произведения искусства и архитектуры, в том числе старинные, национальная библиотека и музеи превращены в склады, пагоды — в хранилища. Не стало почты, телеграфа, общественного транспорта. Жгли книги и архивы. Экономика и культура были разрушены полностью. Столица и провинциальные центры стали городами-призраками. В Пномпене проживало около 3 миллионов человек, кхмерские коммунисты выселили оттуда практически все население, оставив там 16—20 тысяч чиновников властвующего режима.

Сотни тысяч кампучийцев под наблюдением вооруженных охранников работали от зари до зари. Семью ликвидировали, женщины и мужчины жили порознь, супругам разрешали побыть вместе лишь раз в десять дней. За тяжелую, изнурительную работу никакой платы не полагалось, лишь выдавали три раза в день по чашке риса. Широко эксплуатировался детский труд. Убивали людей и по плану и по желанию местных властей, даже по случаю «праздников». Солдаты могли убивать, грабить и насиловать в любое время. Религиозные чувства населения грубо попирались, священнослужителей убивали, буддийские статуи и алтари уничтожались. Была ликвидирована медицина, врачей убивали. Камбоджа, страна древнейшей культуры, была превращена коммунистами в выжженную пустыню — это фактически был полный возврат в первобытное общество, при котором не могли существовать никакие ценности культуры. О том, что воссоздавалось именно первобытное общество, свидетельствует не только глобальное уничтожение культуры, но и такая весьма характерная деталь: людей обычно убивали лопатами и мотыгами, этими примитивными древними орудиями труда. Объясняли это тем, что, якобы, экономили пули, однако это объяснение не выдерживает никакой критики, поскольку страна была набита китайским оружием. Дело в том, что огнестрельного оружия в первобытном обществе быть не могло, поэтому оно психологически было чуждо коммунистам XX в. в качестве орудия расправы.

Еще одна красноречивая подробность: коммунисты запретили в Камбодже любовь, она стала считаться серьезным «преступлением», а за все проступки было одно наказание — смерть. Однако здесь есть своя логика, поскольку любовь (как и промышленность, религия, медицина и т. д.) совсем не свойственна тому периоду человеческой истории, который они пытались воссоздать. Именно поэтому она отторгалась ими и за нее карали столь жестоко. Проведем параллель: если кхмерские коммунисты считали любовь «серьезным» преступлением, то германские нацисты отнюдь не отнесли изнасилование к числу тяжких преступлений. Оно и логично, в диком человеческом стаде изнасилования быть не могло.

Тоталитаризм, как отступление от цивилизации, проявляется, конечно, не только в этих кровавых «деталях», сколь красноречивы бы они ни были. Необходимый атрибут кровавой диктатуры — вождь, всегда сосредотачивающий в своих руках необъятную власть, как тот же камбоджийский Пол Пот.

Другим убедительным примером возвращения невспоминаемого коллективного опыта являются события «великой культурной пролетарской революции» в Китае в 60-х годах XX века. Она осуществлялась по прямому указанию и под непосредственным руководством Мао Цзэдуна. Основной удар был нанесен по интеллигенции, ученым, творческим работникам, профессорско-преподавательскому составу высших учебных заведений. Их поносили, оскорбляли, убивали, выводили на «суд масс» в шутовских колпаках; учеников натравливали на учителей, студентов на профессоров. ЦК Китайской компартии и государственный совет приняли 13 июня 1966 г. постановление, согласно которому прекратились занятия в школах и вузах, был отложен прием в вузы, отменены экзамены. В начале 1964 г. в беседе с харбинскими студентами Мао, ссылаясь на Конфуция и китайских императоров, доказывал вред образования. Уничтожались памятники культуры, осквернялись и разграблялись древние захоронения; классические и современные произведения уничтожались, книги сжигались.

Согласно установкам Мао, в деревнях создавались военно-хозяйственные полунатуральные самообеспечивающиеся единицы; крестьяне должны были, наряду с сельским хозяйством, заниматься военным делом и промышленностью, а рабочие — военным делом и сельским хозяйством. Таким образом, отступление от цивилизации и возврат к древности осуществлялся во всех областях китайского общества.

Возвращение Тени коллективного бессознательного можно наблюдать в Иране. Там после так называемой революции произошел резкий откат к раннему мусульманскому средневековью, которое возродило ценности и установки, характерные для тех веков, когда ислам только начинал укрепляться и распространять свое влияние. Гражданское общество в стране было уничтожено, жизнь людей подверглась дотошному и детальному регламентированию. Государство до сих пор возглавляет духовный лидер.

При желании перечень стран, где наблюдается возвращение Тени, можно продолжить.

Самостоятельного рассмотрения заслуживает вопрос о том, какие социальные условия способствуют ее возвращению. Ответ на него поможет осветить механизм этого достаточно сложного и противоречивого явления.

Можно полагать наличие следующих способствующих условий:

1. Существенное ослабление государства и институтов гражданского общества в результате глобального политического, экономического и социального кризиса в России, немалую роль в котором сыграла I Мировая война, неподготовленность страны к такому суровому испытанию. Весьма агрессивные и прекрасно организованные большевики в полной мере воспользовались этими благоприятными для себя обстоятельствами.

Такие же социально-экономические и политические условия сложились для захвата власти тоталитарными группами в Италии, Германии, Испании, Китае, Камбодже. Германию, например, политика Антанты довела до нищеты, а политический кризис продолжался весь период от ее капитуляции до перехода власти к нацистам.

Глобальный кризис представляет собой необходимое и универсальное условие для возвращения Тени. Точно также она может возвращаться во время кризиса личности.

2. Большевики, по существу, предложили населению России, которое преимущественно было крестьянским, общинную, коммунную идеологию, а она им была особенно близка и понятна, как уже отмечалось выше. Западные идеи демократии и парламентаризма были этому населению психологически совершенно чуждыми. Такими они остаются для него и в настоящее время, что весьма печально и затрудняет развитие нашей страны.

3. Идеология большевизма как нельзя более полно совпадала с идеологией русского православия; оно в отличие, например, от протестантизма, который мощно стимулировал частную инициативу, личное обогащение через экономический, промышленный прогресс, проповедовало, напротив, бедность и воздержание, нежелательность накопления материальных благ. В этом православие удивительно напоминает идеологию первобытных христиан, которые жили в примитивных коммунах и в аскетических условиях в ожидании второго прихода мессии.

Большевизм, провозглашая будущий коммунистический рай, тоже призывал к бедности, воздержанию и терпению ради этого светлейшего будущего. При этом и у большевиков мессия уже был — в лице Ленина. Население России с его общинно-крестьянским укладом жизни и характером психологии даже и в городах больше всего было предуготовлено именно для большевистской демагогии. Собственно, различий между тем, что предлагала Русская православная церковь и большевистская идеология, практически не было: и те, и другие призывали к бедности и воздержанию ради «великого» будущего — Церковь на небесам в неопределенном будущем, а большевики — в коммунизме, тоже в таком будущем.

И. А. Анфертьев
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

Похожие:

Научное издание народ и власть в российской смуте iconНарод, религия и власть избранные статьи, очерки, эссе, максимы, афоризмы, изречения, сентенции
Все права защищены Законом Об Авторском праве и смежных правах в ред. Федеральных законов от 19. 07. 1995 n 110-фз, от 20. 07. 2004...

Научное издание народ и власть в российской смуте iconУчебное пособие для работников Управляющих Компаний. Научное издание
Многоквартирными домами в системе жкх в условиях конкуренции и нестабильности рынка

Научное издание народ и власть в российской смуте iconСетевое научное издание «Костюмология»
Заполните поля в этом файле своими данными, вставьте его содержимое перед текстом Вашей статьи, и вышлите в редакцию по адресу

Научное издание народ и власть в российской смуте iconПрограмма призвана способствовать расширению сферы науч­ных исследований...
Американское коммуникативное поведение: Научное издание / А618 Под ред. И. А. Стернина и М. А. Стерниной. Воронеж: вгу-мион, 2001....

Научное издание народ и власть в российской смуте iconУчебное пособие для председателей мкд научное издание
Под редакцией Доктора экономических наук, Член-корреспондента раен ф. Р. Акчурина и д-ра экономических наук, Действительного члена...

Научное издание народ и власть в российской смуте iconСтуденческое научное общество уважаемые коллеги !
Студенческое Научное Общество Казнму имени С. Д. Асфендиярова приглашает Вас 21-22 апреля 2016 года принять участие в III международной...

Научное издание народ и власть в российской смуте iconСтуденческое научное общество уважаемые коллеги !
Студенческое Научное Общество Казнму имени С. Д. Асфендиярова приглашает Вас 21-22 апреля 2016 года принять участие в III международной...

Научное издание народ и власть в российской смуте iconСтуденческое научное общество уважаемые коллеги !
Студенческое Научное Общество Казнму имени С. Д. Асфендиярова приглашает Вас 21-22 апреля 2016 года принять участие в III международной...

Научное издание народ и власть в российской смуте iconА законодательную власть
Какое определение понятия «Российская Федерация» дано в Конституции Российской Федерации?

Научное издание народ и власть в российской смуте iconУральский государственный педагогический университет русская рок-поэзия:...
Р 66 Русская рок-поэзия: текст и контекст: Сб науч тр. – Екатеринбург; Тверь, 2011. – Вып. 12. – 300 с

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
filling-form.ru

Поиск