Твц, в центре внимания, 17. 09. 2006, Прохорова Анна, 21: 00 Error: Reference source not found


НазваниеТвц, в центре внимания, 17. 09. 2006, Прохорова Анна, 21: 00 Error: Reference source not found
страница2/7
ТипДокументы
filling-form.ru > Туризм > Документы
1   2   3   4   5   6   7

ТВЦ, НАРОД ХОЧЕТ ЗНАТЬ, 15.09.2006, Прошутинская Кира, 23:15


ВЕДУЩАЯ: Здравствуйте. Это программа "Народ хочет знать", и я, Кира Прошутинская. С 1-го сентября в школах Белгородской, Брянской, Калужской и ряда других областей в школьную программу был введен новый предмет - ОПК, что означает основы православной культуры. Это решение не было одобрено Министерством образования России. Очень резко против него выступил президент Татарстана Минтимер Шаймиев и большинство представителей различных других религиозных конфессий. Они усматривают в нововведении признаки некой религиозной дискриминации, которые неизбежно приведут к социальной напряженности. Сторонники этого предмета ОПК уверены, что это необходимая мера для укрепления нравственных устоев общества и возрождение исторических традиций. Такие споры несомненно говорят об остроте проблемы. И как вы понимаете, переводят ее уже из сферы образования в политическую сферу. Поэтому главный вопрос нашей сегодняшней программы мы сформулировали так: приведут ли уроки основы православной культуры к социальной напряженности? На этот вопрос нам помогут, я надеюсь, ответить Михаил Барщевский, доктор юридических наук, профессор. И отец Андрей Кураев, профессор Московской духовной академии. В студии как обычно, я хочу представить вам, находятся представители семей, это и молодые люди, и не совсем молодые. И москвичи, и те, кто к нам приехал откуда-то. У кого-то в школах уже введен этот предмет, кто-то думает, нужно ли это или нет. Вот такая аудитория. И наши уважаемые эксперты, которых мы будем представлять по ходу передачи. Итак, нужно ли вводить предмет Основы православной культуры в обязательную школьную программу?

Андрей КУРАЕВ: Я думаю, что это реальный и возможный проект.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Категорически нельзя по целому ряду причин, начиная с того, что это противоречит Конституции, это противоречит интересам России как единого государства. Это противоречит здравому смыслу. Это противоречит психологии 21-го века.

ВЕДУЩАЯ: Является ли кризис в морали общества следствием ослабления влияния церкви?

Андрей КУРАЕВ: Один из факторов, вызвавших нынешний кризис, конечно, это разрушение традиционной христианской системы ценностей. Не единственный фактор, но один из них.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Нет, конечно. То-то была высока мораль, культура в обществе до 17-го года, когда церковь была государственной религией. Ну, просто загляденье, какая была мораль и культура.

Андрей КУРАЕВ: Предельно нет. Я думаю, что не надо все или ничего. Это не научная логика.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: А я не говорю все или ничего. Есть светское общество и есть церковь. Помимо всего, есть светское общество, есть церковь и есть еще вера, что не совсем одно и то е.

Андрей КУРАЕВ: Я думаю, что если мы возьмем процент заключенных от населения страны и сравним показатели нынешней страны и Российской Империи, даже этот показатель вполне формальный будет не в пользу Российской Федерации.

ВЕДУЩАЯ: Не считаете ли вы введение предмета Основы православной культуры попыткой превратить православие все-таки в государственную религию?

Андрей КУРАЕВ: Нет, не считаю.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Совершенно очевидно, поскольку это звенья одной цепи. Это предложение, предложение ввести Капеланов, как угодно называйте, в войсках. Осинение, у нас был один министр до недавнего времени, который каждую коллегию своего министерства начинал с того, что приходил священник и освящал зал коллегии министерства. Вот так. Это в 21-ом веке. Правда, министра сняли, но это уже другой разговор.

ВЕДУЩАЯ: Кому нужнее введение ОПК в школьную программу - всему российскую обществу или русской православной церкви (РПЦ)?

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Я бы сказал, что ни тем, ни другим, а иерархам РПЦ, конкретно им.

Андрей КУРАЕВ: Я убежден, что мой замечательный оппонент не слышит слова культура в задаваемых вопросах. Он сразу считает, что речь идет о православном богословии.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Если бы речь шла о православном богословии, я бы использовал, поверьте мне, куда более резкие выражения. Речь идет о православной культуре, говорите вы? Давайте на секундочку прервем блиц, у меня к вам просьба. Приведите мне, пожалуйста, хотя бы три примера, три образца православной культуры? В порядке подсказки могу сказать, если вы конечно согласитесь.

Андрей КУРАЕВ: Главный плод православной культуры - это человек православной культуры, православный человек.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: То есть, если человек неправославный, то он уже некультурный?

Андрей КУРАЕВ: Нет, это не так. Есть же разные культуры, есть культура ислама, есть культура светского гуманизма, есть культура буддистская. Я думаю, что высший плод любой культуры - это человек…

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Я обращаю внимание аудитории на то, что один из самых образованных и эрудированных людей РПЦ, отец Андрей Кураев, не сумел ответить на простейший вопрос, привести примеры православной культуры.

ВЕДУЩАЯ: А у вас есть такие примеры?

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: У меня есть два примера. Это Андрей Рублев и Феофан Грек.

ВЕДУЩАЯ: Вы согласны с этим?

Андрей КУРАЕВ: Ну, это находится на уровне ниже того, что я сказал.

ВЕДУЩАЯ: Отец Андрей настолько образован в отличие от нас с вами, что нам стоит к Феофану Греку и Андрею Рублеву все-таки прочитать те произведения, о которых говорил он. Я ему очень верю. Следующий вопрос. Считаете ли вы, что достижения российского государства возможны только при опоре на религиозную мораль?

Андрей КУРАЕВ: Пример космической державности Советского Союза показывает, что могут быть успехи, не связанные с христианской моралью, а вопрос, насколько долговечными могут быть эти успехи.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Я наверное с Андреем Вячеславовичем в итоге совпаду, но у меня мотивация совершенно другая. Когда задается вопрос в основе на религиозную мораль, то в этом вопросе есть подвох определенный. Дело в том, что в этом вопросе звучит так - основа на религиозную мораль или на другую мораль? Дело в том, что мораль либо есть, либо ее нет. Это как … второй свежести, не бывает. Мораль цивилизованного общества конечно была сформирована под влиянием религии.

ВЕДУЩАЯ: Если я опущу определение религиозное, просто при опоре на мораль?

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Да, конечно.

Андрей КУРАЕВ: При опоре на мораль, но она не была религиозной. Как только коммунистические перестали восприниматься как религиозные, страна распалась.

ВЕДУЩАЯ: Противоречит ли Конституции введение православия в школьную программе?

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Однозначно да, потому что в Конституции прямо сказано о том, что церковь отделена от государства, а школа от церкви.

Андрей КУРАЕВ: Я чего-то не помню, чтобы в Конституции было сказано, что наше общество отделено от российской культуры.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Не подменяйте понятия, Андрей Вячеславович. Вопрос задан был совершенно конкретно. … в вопросе не было слова культура и слова общество. В вопросе было слово церковь и слово государство.

Андрей КУРАЕВ: В вопросе было введение основ православной культуры в школе является тем-то и тем-то.

ВЕДУЩАЯ: Давайте я сейчас спрошу вас не как юриста, а как полномочного представителя правительства Российской Федерации в судах высшей инстанции? Все-таки, есть такой закон или нет?

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Когда мы говорим о православной культуре, его в дверь, он в окно. Это попытка внедрить православия под соусом православной культуры, ибо я утверждаю, что никакой особой православной культуры не существует.

ВЕДУЩАЯ: А вы считаете, что начинается котехизация?

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Я утверждаю лишь одно, что законодатель наш допустил колоссальную ошибку, предусмотрев возможность региональных квот в вопросах образования. Есть набор предметов, которые определяются Министерством образования Российской Федерации, а есть определенное количество часов, которые могут быть заняты по усмотрению местных законодателей. Вот мы и получили, используя выражение Ленина, законность Калужскую и Рязанскую.

ВЕДУЩАЯ: Нуждается ли сегодня церковь и государство в новой системе взаимодействия?

Андрей КУРАЕВ: Нуждается, и прежде всего потому, что в этом диалоге должен появиться активнейший третий участник, гражданское общество.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Мне чрезвычайно приятно, что представитель РПЦ в ответе на этот вопрос в первую очередь назвал гражданское общество. Я естественно полностью с Андреем Вячеславовичем согласен, абсолютно. Так же согласен в том, что изменение законов, принципиальных положений в законе, нет, в этом нет необходимости. А взаимодействие должно быть между всеми конфессиями, что в последние годы, по-моему, началось, и уже между всеми конфессиями и государством.

Андрей КУРАЕВ: Я хотел бы добавить в этой связи, что ни одна из тех дверей, которые открываются сегодня перед православным священником, ни одну из них мы не захлопываем за собою, а мы хотели бы и отнюдь не возражаем, чтобы в эти же двери вошли и представители других традиционных религий, будь то армейская казарма или школа.

ВЕДУЩАЯ: И последний вопрос. Могут ли уроки ОПК в школе привести к социальной напряженности?

Андрей КУРАЕВ: Несомненно могут. Все от исполнителя зависет.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Вот в этот момент мне осталось бы подойти к Андрею Вячеславовичу, пожать вам руку, и сказать, я вам больше не нужен.

Андрей КУРАЕВ: Идите, я вас еще и поцелую.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Конечно, в том-то и опасность этого предмета, что на уровне тех исполнителей, которые будут это исполнять, ОПК моментально превратятся де-факто в основы православия, что моментально вызовет негативную реакцию у части родителей, у части учащихся, естественно у других конфессий, и естественно… введение этого предмета - это посей в зубе дракона. Мы не знаем, что из этого вырастет. Будет не одна Кондопога, это будет намного больше. И не случайно, для сведения аудитории, если вы не знаете, я сейчас Андрея Кураева заложу. Несколько дней назад я видел сюжет, в котором Андрей Вячеславович сказал, что я лично, это профессор богословия, с моей точки зрения, один из самых образованных людей в РПЦ, я лично не готов преподавать ОПК. Если это говорит Андрей Вячеславович…

ВЕДУЩАЯ: Мы заканчиваем первую нашу часть передачи. Вы смотрите вторую часть программы "Народ хочет знать". Сегодня основной вопрос, который мы обсуждаем, приведут ли уроки ОПК к социальной напряженности? И сейчас ваши вопросы и ответы наших уважаемых оппонентов и уважаемых экспертов. Пожалуйста, кто готов задавать вопросы?

Юрий РЯБУШКИН, юрист: У меня вопрос такой, а не кажется ли вам, что это очередной бизнес-проект, пролоббированный определенными издательствами для того, чтобы издавать учебники в отсутствие какой-то внутренней политики в стране. Я думаю, что уже учебники подготовлены. Это бизнес-проект, так мне кажется.

Андрей КУРАЕВ: Я профессор Московской духовной академии. Я могу признаться, у нас до сих пор не существует нормального набора учебников.

ВЕДУЩАЯ: Ну тогда церковь должна высказывать свою точку зрения.

Андрей КУРАЕВ: Тем более, за 15 лет не появился ни один новый учебник Закона Божия.

ВЕДУЩАЯ: Тогда что делать?

Андрей КУРАЕВ: Первое, не мешать тем педагогам, у которых есть искорка и есть возможность работать, экспериментировать и разрешить право на ошибку, признать за человеком-педагогом право на ошибку.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: С детьми экспериментировать? Право на ошибку? В многоконфессиональной стране, как Россия?

Андрей КУРАЕВ: Педагогические эксперименты с кем ставить? С пенсионерами, с обезъянами?

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Я бы, по крайней мере, начинал со студентов. У них мозгов побольше своих.

Андрей КУРАЕВ: Начали, я 15 лет уже со студентами в МГУ работаю, никаких конфликтов.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Вы знаете, студенты не жалуются на вас.

- Я учусь в 11-ом классе. Не приведет ли подобный способ принуждения к возникновению радикальных взглядов в молодежной среде, в частности, к появлению сект?

Андрей ЧУЕВ, заместитель председателя комитета ГД по делам общественных объединений и религиозных организаций: … к возникновению сект, что мы и наблюдаем в последние годы. Если бы изучали предмет православной культуры с 90-х годов, не было бы ни сект, ни Кондопоги, ничего подобного. К сожалению, когда умирает такое количество людей от паленой водки и наркотиков, это реальность.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Вводите ислам, не будут пить.

Андрей ЧУЕВ, заместитель председателя комитета ГД по делам общественных объединений и религиозных организаций: Никто не против исламской культуры.

Андрей КУРАЕВ: Короткий ответ на предыдущий вопрос звучит так: альтернатива основам православной культуры - это безосновательное неправославное бескультурье.

- Добрый вечер. Я звоню из Белгорода. У меня внучка, 12 лет, ходит в 7-ой класс. И у них ввели уроки православия.

ВЕДУЩАЯ: Это факультативно?

- Нет, это в обязательном порядке ввели за счет сокращения уроков естественных наук.

ВЕДУЩАЯ: Скажите, пожалуйста, а вы какого вероисповедания?

- Я христианка, верующая, православная. Я хочу задать вопрос юристы. Скажите, пожалуйста, как нам быть, я считаю, что уроки православия должна вести епархия, или в школах факультативным курсом, и тоже должны вести священники, которые должны правильно направлять знания детям.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Этот звонок есть лучшая иллюстрация того, что введение этого курс есть посев зуба в драконе. Обратите внимание, на уровне восприятия обычного гражданина, это не основы православной культуры, а это основы православия. Предложение обычного гражданина - читать должны священники. Суть предложения простого предложения бабушки сводится к чему? А к тому, что конституцию можно нарушить. Если очень хочется, то можно нарушить.

Андрей ЧУЕВ, заместитель председателя комитета ГД по делам общественных объединений и религиозных организаций: Смысл заключается в том, что ОПК дают представление о моральных и нравственных ценностях, об укладе жизни.

ВЕДУЩАЯ: Если у нас пока нет соответствующего уровня преподавателей, какое мы имеем право…

Андрей ЧУЕВ, заместитель председателя комитета ГД по делам общественных объединений и религиозных организаций: Кира, но у нас есть соответствующий уровень детской преступности, наркомании, алкоголизма и тому подобное, что сегодня процветают в школе. Если мы это не остановим, то завтра говорить …

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Вы считаете, что культ православной культуры это остановит?

Андрей ЧУЕВ, заместитель председателя комитета ГД по делам общественных объединений и религиозных организаций: Да, я считаю, что ОПК способны изменить моральную ситуацию в школе, и на этом настаиваю. И я не против того, чтобы исламская культура преподавалась вместе с православной. Наоборот, мы живем в многонациональном государстве, мы должны научиться понимать друг-друга, понимать ценности друг-друга, мораль друг-друга.

Виталий НАЙШУЛЬ, президент Института национальной модели экономики: Я сразу хочу сказать, что все мы дети Леонида Ильича Брежнева, которые в меру своих умственных усилий переквалифицировались. И какая-то концептуализация нужна для того, чтобы эти люди стали реальными, настоящими гражданами этой страны.

ВЕДУЩАЯ: Я прошу прощения, отец Андрей в начале программы говорил о том, что не было никакой религиозной морали, была советская жизнь, и мы неплохо справлялись в космосе. Как это увязать?

Виталий НАЙШУЛЬ, президент Института национальной модели экономики: Мы действительно справлялись по двум причинам, потому что мы были наследниками той культуры, которая была раньше. Это православная культура, это мусульманская культура.

ВЕДУЩАЯ: Вы считаете, что космос - это наследие православной культуры?

Виталий НАЙШУЛЬ, президент Института национальной модели экономики: Конечно, если вы возьмете научные школы…

Андрей КУРАЕВ: Замечательный церковный анекдот. Начало 60-х годов. Уполномоченный по делам религии вызывает к себе в кабинет батюшку и говорит, значит так, 12-го апреля в День советской космонавтики вы должны в храме произнести проповедь на тему - Гагарин в космос летал, бога не видал. Не скажешь проповедь, с прихода лишаю, в тьюмутаракань ссылаю. Батюшка разводит руками, ну ладно скажу. В назначенный день батюшка выходит и говорит, братья и сестры, вы знаете, Гагарин в космос летал, бога не видал. А Бог Гагарина видел и богословил его.

ВЕДУЩАЯ: Трудно после этого продолжать, но тем не менее.

Виталий НАЙШУЛЬ, президент Института национальной модели экономики: И второе я хочу сказать, что есть атомы людей, которые разбросаны по территории нашей страны и они являются либо православными, либо мусульманами, либо неверующими. Есть народы, которые живут. Татарский народ, который живет на русской земле. И есть русские, которые живут у татар.

ВЕДУЩАЯ: Мы все жители одной земли.

Виталий НАЙШУЛЬ, президент Института национальной модели экономики: Мы жители не одной земли, и это принципиальная проблема нашей страны.

Марат Хазрат МУРТАЗИН, председатель Совета по исламскому образованию совета муфтиев России: Одну реплику позвольте сказать, мы живем на своей земле. Мы не живем на русской земле. И мои предки похоронены тысячелетиями на этой земле.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Вот вам иллюстрация того тезиса, который я озвучил в самом начале, что введение этого предмета, а теперь даже обсуждение этого предмета, это путь к дезинтеграции России. Вот уже сейчас прозвучало коренное слово. Мы жители не одной земли.

ВЕДУЩАЯ: Я все-таки процитирую все-таки нашего министра образования господина Фурсенко, который сказал, что наша страна слишком большая и включает в себя много конфессий, мы должны быть толерантны. И дальше на совещании там же было сказано, ОПК могут способствовать разжиганию межнациональной розни.

Андрей КУРАЕВ: Вот чтобы этому не способствовали, господин Фурсенко должен исполнять свою работу. Министерство пошло легким путем, путем запрета. Вместо того, чтобы пойти сложным творческим путем, есть реальный спрос со стороны родителей и детей, им это интересно. Есть инициатива регионов, так вы найдете, елки-палки, новых Аверинцевых и закажите им учебники такого уровня…

ВЕДУЩАЯ: А вы знаете новых Аверинцевых?

Андрей КУРАЕВ: Знаю, найдем. И помимо меня есть интереснейшие люди и ученые. Найдите этих людей, закажите качественный учебник.

ВЕДУЩАЯ: Правильно ли я поняла, что вы считаете, что вводить в школы основы мировой религии, как многие предлагают, неправильно?

Андрей КУРАЕВ: Я считаю, что для школьного возраста это было бы ошибка. В университете это прекрасная идея.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Вы знаете, странная вещь происходит. Человек, посвятивший свою жизнь служению церкви, против введения основ мировой религии, или религиоведения в школьную программу. Я человек сугубо светский считаю это абсолютно необходимым, причем именно в школе, в классе 4-5, потому что изучение истории, если люди не знают историю религии и проблемы религиозные, бесмысленно. Половины не поймешь. Я по себе сужу, я в общем не из самой необразованной семьи. Я помню свои первые посещения русского музея Эрмитажа. Я смотрю живопись 16-17-18 веков, я же ничего не понимал, о чем это? Что это за библейский сюжет, о чем это? Я же этого не знал.

Андрей ЧУЕВ, заместитель председателя комитета ГД по делам общественных объединений и религиозных организаций: Вот как раз такой предмет, как ОПК независимо от того, более качественно он будет преподаваться или менее качественно, он сможет стать той морально-этической базой, которая будет детей независимо от того, русские это дети или нерусские дети, воспитывать на общих нравственных ценностях. И здесь никакого минуса в том, что дети, воспитанные в исламской традиции, будут изучать ОПК нет. Они могут и свои основы, основы исламской культуры при этом изучать, но база будет общая. Я просто не понимаю, каким образом этот предмет может стать яблоком раздора?

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Очень важно название. Если бы в названии предмета было сказано основы религиозной культуры, то возражений бы не было. Но когда в названии акцент делается на православную культуру, то ваш рецепт изучения этого предмета, дабы повысить общегосударственность напоминает мне рецепт - чтобы прошла головная боль, давайте голову отрубим.

Андрей КУРАЕВ: Я не понимаю. Поймите, чтобы понимать чужой язык, надо выучить свой. Чтобы знать английскую литературу, надо выучить русскую сначала. Пойми алфавит своей культуры, логику святыни своей культуры…

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Поймите, чтобы не унижать, не оскорблять, не вносить раскол, предмет должен быть основой религиозной культуры.

Марат Хазрат МУРТАЗИН, председатель Совета по исламскому образованию совета муфтиев России: Я хотел бы прежде сказать, что мусульмане России, Совет муфтиев России считает, что введение в обязательную школьную программу основ только одной религиозной культуры несомненно является ошибочным, и мы всегда заявляли и заявляем, что в государственной муниципальной школе такой страны как Российская Федерация обязательно должны даваться знания всем детям обо всех наших традиционных религиях.

ВЕДУЩАЯ: Я прочитала, готовясь к этой передаче, что вот этот предмет ОПК или исламской культуры уже давно введен в Чечне, в Дагестане, Татарстане и Ингушетии. И очень хорошо себя зарекомендовал.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Уточните, как факультативный вопрос или как обязательный?

Марат Хазрат МУРТАЗИН, председатель Совета по исламскому образованию совета муфтиев России: Эти предметы вводятся в отдельных школах. Никакой законодательный орган ни одного из субъектов РФ в качестве обязательного знания или предмета о мусульманской культуре никогда не вводит.

ВЕДУЩАЯ: Вообще как долго существует этот предмет факультативно?

Марат Хазрат МУРТАЗИН, председатель Совета по исламскому образованию совета муфтиев России: Это преподается уже несколько лет, но это делается только по заявлению родителей.

ВЕДУЩАЯ: ОПК хотят ввести именно на такой же основе.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Нет, если бы.

Андрей МАЗНЕВ: Я учитель, мне 41 год. Не кажется ли вам, что явиться неким компромиссом преподавание ОПК численный рост воскресных школ? А в светских школах мы останемся на уровне преподавания истории мировых религий?

Андрей КУРАЕВ: Я думаю, что важнейшая задача государственной школы состоит в том, чтобы наши дети были бы нашими детьми, что по возможности наша система надежд или опасений была бы им понятна. ОПК не религиозный предмет, а культурологический. Его можно преподавать достойно. Что же касается… история религии замечательный предмет, я его всегда с радостью преподаю в Университете. Я думаю, что это понятно, есть возрастная психология.

Олег СМОЛИН, первый заместитель председателя комитета ГД по образованию и науке: Дорогие друзья, я вообще редко хвалю законодателей, но в данном случае хотел бы это сделать. Я не согласен, что законодатель сделал ошибку, отдав регионам часть программы, иначе в Татарстане не смогли бы изучать татарский язык. Но я хочу сказать, что сейчас законодатель установил возможность изучения религиозного воспитания на факультативной основе по просьбе родителей и с согласия детей и органов местного самоуправления. Иначе, если мы вводим православную культуру как обязательный предмет, мы должны смириться с тем, что в Татарстане православные люди будут изучать мусульманскую религию. В Якутии будут шаманизм изучать. Будут ли этому рады, большой вопрос.

- Скажите, пожалуйста, Михаил Юрьевич, а как в других многоконфессиональных странах решается этот вопрос, например, в США?

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: В США вопрос был бы решен очень просто. Верховный суд США запретил преподавание каких бы то ни было религиозных предметов в школе раз и навсегда по всем штатам, вне зависимости от того, где чья земля. Есть воскресные школы любые, и посещают эти школы дети регулярно в очень большом количестве. Может быть, поэтому там с экономикой все в порядке.

Андрей КУРАЕВ: Хотелось бы уточнить, что Россия не США. А есть другие западные страны, Германия, Финляндия, Швеция, Италия, Испания.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Меня спросили про США, я про США и отвечаю. Если взять Францию. Сейчас во Францию приехало очень много алжирцев-мусульман. И что вы думаете? Франция недавно приняла закон, вызвавший большое обсуждение в обществе, и потом принятый обществом, о том, что запрещается в школу носить символы какой-либо религии. И французы поступили правильно, с моей точки зрения. Они отделили школу от церкви, пускай и таким формализованным образом.

Андрей КУРАЕВ: Они отделили детей от религиозных традиций.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: От религиозных символов в школе. Вышел из школы, одеваешь…

- Можно один вопрос? Вы наверное знаете, что именно Максимилияну Волошину, большому знатоку философии религиозной удалось выжить и при красных, и при белых, и помочь. Если это ребенок поймет, не нужно ли повернуть в эту плоскость изучения. Религиозной философии, чтобы и Соловьев был, и Бердяев. Кто программу составит? Пусть составят такую программу, чтобы это было о культуре, а не только о какой-то религии.

ВЕДУЩАЯ: А вы считаете, что в исламской, буддисткой, иудейской культуре нет подобных предметов? Ведь сидят рядом дети. Вы знаете, что такое для детей разделение красное и белое, свои-чужие, и так далее. Класс делиться на две трети и так далее. Дети уходят и изучают каждый свое. Что будет в головах у этих детей? Ведь путь к господу у каждого свой.

Андрей КУРАЕВ: ОПК должны включать в себя не просто перечь материальных артефактов, иконы, храм и так далее, а рассказ о мировоззрении, об истории мысли христианской.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Христианской или православной? Даже вы оговариваетесь постоянно…

Андрей КУРАЕВ: Православный христианин.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: А католические культурные ценности…

Андрей КУРАЕВ: Я был бы очень рад, чтобы мои дети знали бы и это тоже. Но поскольку у них голова, а не 10-этажный компьютер, вопрос только в том, сколько туда можно вместить.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Я шел на эту передачу в таком более менее нормальном настроении, теперь мне все больше и больше становится грустно. Потому что спорящие стороны не понимаю, что за словесной трескатней на самом деле скрывается судьба России. Государство сегодня, власть, любая власть, власть государственная, законодательная, религиозная, журналистская если хотите, должна делать все, чтобы объединять нас. Если такая реакция прошла. Телефонный звонок, мы слышали. Неужели нельзя проявить хоть чуточку ума и такта и назвать предмет по-другому.

Илья ЯШИН, лидер молодежной организации партии "ЯБЛОКО": Я бы хотел сказать вот что. Есть две очень деликатные сферы в жизни общества. Это любовь к родине и вера в Бога. И вообще неприлично делать эти темы предметом публичного, а уж тем более политического обсуждения, потому что… Я говорю в адрес РПЦ в первую очередь. Потому что если она будет продолжать вести себя как слон в посудной лавке и вот такими непродуманными шагами продолжать насаждать этот предмет, я боюсь, что результат будет абсолютно обратный.

Андрей КУРАЕВ: Для наших либералов порнография - это прилично. А неприлично говорить о Боге и родине.

Илья ЯШИН, лидер молодежной организации партии "ЯБЛОКО": … мы получим выпускников совершенно радикальных атеистов. Вот это, мне кажется, на самом деле, опасно. Что касается выхода, то мне кажется, компромисс лежит на поверхности. Вполне все могут договориться, если слова не будут расходиться с мыслями и делом, вполне можно договориться о введении не православной, не исламской культуры, не даже истории мировых религий, в школе нужно вводить элементарный базовый курс философии.

ВЕДУЩАЯ: Это закончилась вторая часть нашей передачи. Это третья часть программы. Сегодня мы вопрос для голосования сформулировали так же, как и тему программы - приведут ли уроки ОПК к социальной напряженности?

- Обязательно приведут, поскольку отсутствует сколь явная внутренняя политика в стране.

- Я считаю, что попытка возродить культуру наших предков приводит к тому, что мы возрождаем вражду наших предков. Я думаю, что такие уроки конечно приведут к социальной напряженности. Надо ограничиваться курсом истории мировых религий.

- Я тоже считаю, что введение такого предмета в школе приведет к социальной напряженности у же привело.

- Я считаю, что ни к какой напряженности они не приведут. Они просто ни к чему не приведут. А вообще я хочу сказать, что это просто будет еще один предмет, копирующий многие другие, абсолютно не нужный, к развалу образования введение подобных предметов естественно приведет, уже приводит.

- Я считаю, что введение такого предмета однозначно приведет к социальной напряженности, что в принципе и показала наша сегодняшняя дискуссия. Надо ограничится просто историей мировых религий.

- Я считаю, что не приведут, скорее всего, я согласна с тем, что надо вводить историю мировых религий.

- Россия больше 1000 лет была православным государством, и никаких проблем на этой почве не было. Моя точка зрения заключается в том, что если средства массовой информации не будут искусственно раздувать эту проблему, то ничего страшного в стране не произойдет.

ВЕДУЩАЯ: Спасибо. Я прошу вернуться в студию наших уважаемых экспертов и оппонентов. Уважаемые господа, в ваше отсутствие мы нашим гостям задали один вопрос - приведут ли уроки ОПК к социальной напряженности. Как вы считаете, распределились голоса?

Андрей КУРАЕВ: Вы знаете, железная дорога становится источником повышенной опасности. Но это не повод к тому, чтобы разбирать шпалы. Поскольку люди адекватны на так поставленный вопрос, можно ответить только однозначно, конечно может.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Я думаю, что голосование примерно 50 против 9. Ну, буду очень расстроен, если окажется, что меньше 40 человек сказало, что может привести.

ВЕДУЩАЯ: Я вас вынуждена расстроить. Дело в том, что из 59 семей, которые присутствовали сегодня здесь, да, уроки ОПК могут привести к социальной напряженности ответили 29. И нет, не приведут, ответили 30. То есть разделились ровно пополам. Как вы прокомментируете такие итоги?

Андрей КУРАЕВ: Вы знаете, вы видели, что у нас достаточно шла дискуссия здесь. И вопросы задавались в общем в одной и той же тональности, поэтому я думаю, что такое разделение аудитории следствие некорректно сформулированного вопроса.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: Для меня результаты голосования означают только одно, что Россия как единое государство существовать лет через 20 уже не будет. Если люди в этой аудитории не понимают того, что любые вбивающие клинья между людьми предметы, названия, для нас сейчас смертельно опасны, и это означает, что спасения для нас, к сожалению, нет.

Андрей КУРАЕВ: Я хотел бы утешить Михаила Юрьевича, если через 20 лет ему будут навязывать православный закон Божий, Михаил Юрьевич, приходите ко мне домой, мы с вами поговорим о языке культурологии, и если вы еще не примите ислам, выпьем пива.

Михаил БАРЩЕВСКИЙ: На это я могу ответить только одно. Андрей, я не являюсь мусульманином, но тем не менее, я не пьющий, так получилось. Это уже непреодолимо. Наконец-то сейчас церковь занялась своим делом. Вы слышали, что сказал Андрей Вячеславович, приходите ко мне, я вас утешу. Утешу.

ВЕДУЩАЯ: Спасибо. Вы знаете, для меня эти итоги достаточно показательны. Я не могу сказать, что я безумно расстроена или мне кажется, что все, у России нет иного пути и все будет плохо, говорит о другом, что поскольку пока люди распределились ровно пополам, мы не имеем право совершать ни одного шага ни вправо, ни влево, пока не наступит некий консенсус. После этой программы, где, в общем, звучали достаточно резкие мнения, иногда слишком радикальные, слишком эмоциональные, для тех, кто должен принимать решения и отвечать за нас, я скажу только - господи, пошли нам всем мудрости, терпения, справедливости для того, чтобы действительно не нарушить этот наш хрупкий мир. А еще понимания, независимо от того, какого мы вероисповедания, что все-таки все мы дети одной земли. И это нас роднит. И только в этом может быть смысл. Почувствуй, что мы едины. Спасибо, что вы были с нами. Встретимся через неделю.

1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Твц, в центре внимания, 17. 09. 2006, Прохорова Анна, 21: 00 Error: Reference source not found iconАлгоритмы алгебраической и логической коррекции, и их применения
Краснопрошин В. В.Error: Reference source not found (), Образцов В. В.Error: Reference source not found (O), Романов М. Ю.Error:...

Твц, в центре внимания, 17. 09. 2006, Прохорова Анна, 21: 00 Error: Reference source not found icon4. техническое задание error: Reference source not found
Структура настоящей Документации о Запросе предложений Error: Reference source not found

Твц, в центре внимания, 17. 09. 2006, Прохорова Анна, 21: 00 Error: Reference source not found icon4. техническое задание error: Reference source not found
Структура настоящей Документации о Запросе предложений Error: Reference source not found

Твц, в центре внимания, 17. 09. 2006, Прохорова Анна, 21: 00 Error: Reference source not found icon4. техническое задание error: Reference source not found
Структура настоящей Документации о Запросе предложений Error: Reference source not found

Твц, в центре внимания, 17. 09. 2006, Прохорова Анна, 21: 00 Error: Reference source not found icon4. техническое задание error: Reference source not found
Структура настоящей Документации о Запросе предложений Error: Reference source not found

Твц, в центре внимания, 17. 09. 2006, Прохорова Анна, 21: 00 Error: Reference source not found iconГосдума РФ мониторинг сми 11 мая 2006 г
Ведомости, Зарипов Вадим, 11. 05. 2006, №83, Стр. А4 Error: Reference source not found

Твц, в центре внимания, 17. 09. 2006, Прохорова Анна, 21: 00 Error: Reference source not found iconВ электронной форме
Структура настоящей Документации о Запросе предложений Error: Reference source not found

Твц, в центре внимания, 17. 09. 2006, Прохорова Анна, 21: 00 Error: Reference source not found iconВ электронной форме
Структура настоящей Документации о Запросе предложений Error: Reference source not found

Твц, в центре внимания, 17. 09. 2006, Прохорова Анна, 21: 00 Error: Reference source not found iconВ электронной форме
Структура настоящей Документации о Запросе предложений Error: Reference source not found

Твц, в центре внимания, 17. 09. 2006, Прохорова Анна, 21: 00 Error: Reference source not found iconВ электронной форме
Структура настоящей Документации о Запросе предложений Error: Reference source not found

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
filling-form.ru

Поиск