Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии


НазваниеМонография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии
страница20/38
ТипМонография
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   38

К характеристике культа святых в династии Рюриковичей домонгольского времени1058 (Ф. Б. Успенский)


Культ святых в роду Рюриковичей теснейшим образом связан с рецепцией христианства и почитанием святых в той стране, где они правили. В княжеской среде домонгольской Руси преобладала тенденция к «синкретическому» почитанию святых, к своеобразному накоплению и объединению святых покровителей. Князь, получив крестильное имя в честь определенного святого, например, в честь Андрея Первозванного, особым образом чтил не только апостола, но и всех небесных тёзок Андреев, как то Андрей Стратилат, Андрей Критский, Андрей Юродивый… Тезоименность становилась своеобразным стержнем, объединяющим всех носителей этого имени, живых и умерших, земных правителей и святых. Сам по себе обычай уподобления на основе совпадения имен, разумеется, очень древний, обладавший к XI в. собственной богатой традицией в общехристианской практике. На Руси при этом он очень хорошо совмещался с традиционным обычаем уподобления нового члена рода умершему предку с помощью имени. Каждый вновь нарекаемый Андрей, таким образом, уподоблялся всем свв. Андреям и всем своим предкам-князьям, прежде носившим это имя. С другой стороны, особые отношения связывали члена правящего рода и со святыми покровителями своих ближайших родичей, отца, матери, деда, прадеда. Хотя строгого запрета на совпадение христианских имен ребенка с именами живых отца и деда в домонгольской Руси не было, чаще всего имена им все же подбирадись разные. Разными были, соответственно, и небесные покровители. Таким образом, князь по имени Федор чтил, например, Федора Тирона и Федора Стратилата — своих небесных тезок воинов, а также всех свв. Андреев, тезок своего деда и дяди, а возможно и нескольких свв. Георгиев, тезок своего прославленного прадеда.

Дело осложнялось еще и тем, что почитание некоторых святых, первоначально ставших патронами каких-то определенных князей, иногда принимало характер общеродового культа, и в таком случае св. Георгий или архистратиг Михаил, к примеру, могли особенно чтиться кем-либо из Рюриковичей, хотя никто из его самых ближайших родичей такого имени в крещении не носил. Характерным образом, культы святых тезок и не-тезок не обособлялись, не разграничивались, а поддерживали друг друга, перплетаясь и почти сливаясь воедино. Свидетельства подобного рода синкретизма в почитании святых достаточно многочисленны. В частности, одним из его наглядных проявлений может служить отраженная в летописях связь фактов церковного строительства с церковным календарем.


Достаточно очевидно, что культ святых в роду Рюриковичей теснейшим образом связан с рецепцией христианства и почитанием святых в той стране, где они правили. По всей видимости, в домонгольской Руси преобладала тенденция к «синкретическому» почитанию святых, к своеобразному накоплению и объединению святых покровителей1059.

Что же стоит в данном случае за термином «синкретизм» и в каких конкретных, надежно зафиксированных данных он проявляется?

Мы предполагаем, что князь, получив крестильное имя в честь определенного святого, например, в честь Андрея Первозванного, особым образом чтил не только апостола, но и всех небесных тёзок Андреев, как то Андрей Стратилат, Андрей Критский, Андрей Юродивый… Тезоименность становилась своеобразным стержнем, объединяющим всех носителей этого имени, живых и умерших, земных правителей и святых. Сам по себе обычай уподобления на основе совпадения имен, разумеется, очень древний, обладавший к XI в. собственной богатой традицией в общехристианской практике. На Руси при этом он очень хорошо совмещался с традиционным обычаем уподобления нового члена рода умершему предку с помощью имени. Каждый вновь нарекаемый Андрей уподоблялся всем свв. Андреям и всем своим предкам-князьям, прежде носившим это имя.

С другой стороны, особые отношения связывали члена правящего рода и со святыми покровителями своих ближайших родичей, отца, матери, деда, прадеда. Хотя строгого запрета на совпадение христианских имен ребенка с именами живых отца и деда в домонгольской Руси не было, чаще всего имена им все же подбирались разные. Разными были, соответственно, и их небесные покровители. Таким образом, князь по имени Федор особо чтил, например, Федора Тирона и Федора Стратилата, своих небесных тезок воинов, а также нескольких свв. Андреев, тезок своего деда и дяди, и, возможно, нескольких свв. Георгиев, тезок своего прославленного прадеда.

Дело осложнялось еще и тем, что почитание некоторых святых, первоначально ставших патронами каких-то определенных князей, иногда принимало характер общеродового культа, и в таком случае св. Георгий или архистратиг Михаил, к примеру, могли особенно чтиться кем-либо из Рюриковичей, хотя никто из его ближайших родичей такого имени в крещении не носил. Тем самым, личными покровителями князя оказывались все его небесные тезки, патроны его ближайших предков (отца, деда, прадеда), общеродовые святые и святые общерусские. Характерным образом, культы святых тезок и не-тезок не обособлялись, не разграничивались, а поддерживали друг друга, перплетаясь и почти сливаясь воедино.

Свидетельства подобного рода синкретизма в почитании святых достаточно многочисленны. В частности, одним из его наглядных проявлений может служить отраженная в трех древнейших русских летописях связь фактов церковного строительства с церковным календарем. Вообще говоря, при имянаречении как таковом месяцеслов в ту эпоху (XI—XII вв.) играл, скорее, вспомогательную нежели определяющую роль в княжеской среде. В то же время дни памяти тех или иных святых, тезоименитых князьям, безусловно, отмечались и выделялись.

Так, мы с достаточной уверенностью можем заключить, что небесным патроном князя Святополка Изяславича был архангел Михаил именно благодаря тому, что с фигурой Святополка-Михаила связано вероятно одно из первых упоминаний в летописных источниках празднования именин — незадолго до Собора архистратига Михала (8 ноября) Святополк приглашает остаться на свои именины Василько Теребовльского1060. Обращает на себя внимание и определенная семантическая связь между мирским и крестильным именем Святополка-Михаила Изяславича — едва ли можно считать случайным то обстоятельство, что имя предводителя небесного воинства, архистратига Михаила, было дано именно княжичу с исконным двусоставным именем Свято-полк. Кроме того, сохранились разнообразные печати с изображением архангела Михаила, атрибутируемые Святополку Изяславичу1061. Архистратигу Михаилу был посвящен и киевский «Святополчь» монастырь, построенный князем. Однако в контексте настоящей работы наиболее информативна и симптоматична дата закладки Михайловской церкви, зафиксированная под 1108 г., 11 июля1062. Это канун празднования другого св. Михаила, также почитаемого на Руси, Михаила Малеина (12 июля)1063.

В 1144 г. князь Всеволод Ольгович закладывает церковь св. Георгия в Каневе1064. Сам князь при этом был в крещении Кириллом, а отнюдь не Георгием1065. Однако св. Георгий, один из любимейших общерусских святых, был особенно чтим в его семье — Георгиевская церковь была, например, в личной резиденции его родного брата Игоря Ольговича (не исключено даже, что этот Игорь носил имя Георгий)1066. Важен при этом день, в который Всеволод закладывает каневскую церковь св. Георгия — 9 июня, день памяти св. Кирилла Александрийского.

Иными словами, князь стремится почтить общесемейного, общеродового, общерусского св. Георгия, а личностный характер этого почитания выражается в том, что посвященный Георгию храм закладывается на память тёзки самого князя — св. Кирилла. Мы сознательно говорим осторожно, называя Кирилла Александрийского тёзкой великого князя. Безусловно, этот святой числился среди его небесных покровителей, но именно поэтому мы бы не взялись с полной уверенностью говорить о том, что именины князя непременно приходились именно на Кирилла Александрийского, а не на кого-либо еще из свв. Кириллов. Тем более осторожно следует говорить о том, что Всеволод-Кирилл Ольгович родился где-то в окрестностях 9 июня — помимо всего прочего, есть зимний праздник Кирилла Александрийского, 18 января, который вполне годится для празднования именин, но по естественным причинам ни в каком случае не подходил для строительства церкви.

В качестве парного примера можно привести уже отмечавшийся исследователями эпизод, когда мы твердо знаем христианское имя князя и дату его рождения. Речь идет о племяннике Всеволода Ольговича — Игоре-Георгии Святославиче Новгород-Северском. За днем рождения этого князя, появившегося на свет в самом начале апреля1067, следует целое сонмище празднований, связанных с разнообразными святыми Георгиями — Георгием Малеиным (4, а по некоторым месяцесловам — 5, апреля), Георгием Митиленским (7 апреля) и, наконец, приблизительно через 20 дней Георгием Победоносцем (23 апреля). При этом из летописи мы знаем, что много позже князь именно на Георгия Победоносца отправляется в свой знаменитый поход на половцев1068. Как кажется, можно со всей определенностью утверждать, что Георгия Победоносца, своего небесного тезку, Игорь Святославич особенно почитал, но вот был ли он крещен непосредственно в честь этого святого или все-таки его крестили в честь кого-либо из более близких по календарю тезок — Георгия Малеина или Георгия Митиленского? На наш взгляд, сейчас этот вопрос принципиально нерешаем, более того, нам важнее отметить единство в культе святых тезок, а не их строгое, последовательное разграничение.

Еще более выразительная с своей запутанности картина складывается в XI–XII столетии с обладателями христианского имени Андрей. Отметим сразу же, что речь пойдет о тех князьях, о которых мы знаем, вообще говоря, немало — они многократно упоминаются в летописных и нелетописных источниках, кто-то прославлен церковью и внесен в святцы, известно, наконец, довольно много об их церковном строительстве как в прямом (архитектурном), так и в более абстрактном, метафорическом значении этого слова. Казалось бы, с их патрональными святыми ситуация должна быть ясной. Она и оказывается ясной, но это ясность совершенно особого рода, с какого конца за нее ни возьмись.

Начнем со знаменитой Андреевской церкви в Переяславле. Принято думать, что время ее постройки относится к переяславскому княжению Всеволода-Андрея Ярославича. Судя по сфрагистическим данным, патроном этого князя мог быть Андрей Первозванный, чья память празднуется 30 ноября1069. Надо сказать, что в позднем летописании и сама эта церковь связывается с апостолом Андреем. В то же время некоторые исследователи полагали, что церковь была построена позднее, в память о появлении на свет внука Всеволода, Андрея Доброго. Ему же Тверской летописец приписывает патронат Андрея Стратилата1070.

Можно ли положиться на показания этого позднего источника? Или его составитель, работавший в совсем иную с точки зрения почитания княжеских святых эпоху попросту испытывал потребность в точном и конкретном — отнюдь не синкретическом — указании на то, когда родился княжич и во чье имя он был крещен? Обслуживая эту потребность, он мог совершить элементарное реконструктивное усилие, не основанное непосредственно на показаниях каких-то древних источников.

Казалось бы, данные о дне закладки Переяславльского храма могли бы уточнить, когда и в честь какого святого он возводился. П. А. Раппопорт на основании археологической реконструкции указал в качестве такой даты празднование Андрею Стратилату (19 августа)1071. Парадоксальным образом, однако, эта дата не помогает нам выяснить, ни с каким князем связывалось строительство церкви, ни кто был его патрональным святым этого князя, ни во чье имя был освящен самый храм. Всеволод-Андрей Ярославич, например, будучи крещен в честь апостола Андрея, вполне мог заложить храм во имя этого святого, но на память летнего Андрея, Андрея Стратилата. С другой стороны, вполне возможно, что Всеволод строил храм непосредственно во имя другого своего небесного тезки — Андрея Стратилата.

В поколении внуков и правнуков Всеволода-Андрея Ярославича неопределенность отнюдь не ослабевает. Его внук, сын Владимира Мономаха Андрей Добрый, и правнук, Андрей Юрьевич Боголюбский, носят имя Андрей в качестве единственного, совмещающего в себе функции родового и христианского, но вопрос об их патрональных святых не становится однозначнее. Повторимся, что данные об Андрее Стратилате как о непосредственном прототипе при крещении Андрея Доброго — поздние и не слишком надежные. С другой стороны, существует молитва Андрею Критскому, включенная в состав Поучения Владимира Мономаха, отца Андрея. Если мы вслед за некоторыми исследователями1072 соглашаемся с тем, что первоначальную редакцию этой молитвы Мономах создал сам и что это и есть та «отняя» молитва, которая выручила Андрея Доброго в минуту смертельной опасности еще при жизни отца, нам придется присовокупить к числу патронов молодого княжича и этого святого.

Правнук Всеволода-Андрея, Андрей Боголюбский, возможно, внес свою лепту в достраивание этой молитвы. По-видимому, это может свидетельствовать о том, что он чтил Андрея Критского. С другой стороны, не вызывает сомнений, что Боголюбский в большей или меньшей степени приложил руку к установлению и распространению на Руси праздника Покрова Пресвятой Богородицы, непосредственно связанного, как мы знаем, с биографией Андрея Юродивого. Нельзя не обратить внимание и на то, что память князя Андрея отмечается церковью 4 июля, то есть приурочена ко дню памяти Андрея Критского. Вообще говоря, самый факт такого приурочивания мог бы говорить о многом, однако официальная канонизация Боголюбского была осуществлена лишь в XVIII в., а история его предшествующего почитания совершенно неясна.

На печатях, которые, возможно, принадлежали сыну Боголюбского, Юрию, там, где присутствует патрональный святой отца, изображен некий святой Андрей, иногда с крестом у плеча, а иногда и без него. В этом изображении порой усматривается образ апостола Андрея, о чем, впрочем, точно судить весьма затруднительно1073. Таким образом, несмотря на относительное обилие данных, никакой четкой дистрибуции не наблюдается.

Подобная неясность показательна сама по себе — для князей куда важнее оказывалось объединение всех святых тезок и семейных покровителей, нежели их разделение и противопоставление. Так, вполне возможно, что сугубо практическая необходимость закладывать храм летом получала символическое осмысление, позволяющее объединить и почтить сразу нескольких святых, тезоименитых правящему князю или кому-либо из его ближайших родичей.

Напоследок приведем еще один пример, где взамен этой сложности царит относительная ясность, когда князь совершает некое важное действие на память того святого, во имя которого он был крещен. Из летописи мы узнаем, что Изяслав Мстиславич поставил русского митрополита Клима Смолятича 27 июля 1147 г., «на памѧт стаг Пантелѣимана»1074. Христианское имя Изяслава в летописи нигде напрямую не называется, но это ровно тот случай, когда у нас достаточно разнообразных косвенных данных, чтобы утверждать, что он был именно Пантелеймоном1075.

Существенно, с другой стороны, что датировка каких-либо событий по памяти святых для этой части Лаврентьевской летописи отнюдь не является делом строго регулярным. Благодаря этому, упоминание святого Пантелеймона в связи с поставлением митрополита Климента, определенным образом выделяется на общем фоне. Характерно, что такая ясность с небесными покровителями возможна прежде всего тогда, когда князь носит нетипичное, так сказать, экзотическое для родовой истории Рюриковичей крестильное имя. Насколько мы знаем, имя Пантелеймон не превратились у Рюриковичей родовое, наследственное именование, хотя культ святого Пантелеймона на Руси в эту эпоху вполне существовал.

Сложная система соответствий и совпадений княжеских имен и дат христианского месяцеслова несомненно нуждается в дальнейшем исследовании. Соответствия и закономерности такого рода отнюдь не привнесены нами, исследователями, извне, они осмыслялись, обыгрывались, использовались в самой культуре Средневековья, и их воссоздание может дать многое для реконструкции религиозной и культурной жизни княжеской семьи и ее окружения. Вместе с тем, многие из этих соответствий следует использовать именно для описания механизмов культуры, а не для установления точных исторических дат. Как я попытался продемонстрировать, тот факт, что князь почитал того или иного святого и дата появления этого князя на свет, довольно часто связаны слишком сложным образом, чтобы на эту связь можно было опираться при принятии простых решений. Вместе с тем, хотелось бы подчеркнуть: все, что было сказано о культе святых, весь пресловутый синкретизм, который мы стремились продемонстрировать, это явление определенной эпохи, XI — XII вв. Уже к концу XII в. в русских летописях, как кажется, можно уловить признаки зарождения совсем иного подхода к княжеским патрональным святым, который в полной мере проявится в, так сказать, московский период истории Рюриковичей. В ту пору, напротив, заработают механизмы тонкого различения святых-тезок, позволяющие, например, отцу и сыну именоваться одним династическим именем, но не быть при этом абсолютными тёзками.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   38

Похожие:

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconМонография Санкт-Петербург
Монография предназначена в первую очередь для научных работников, аспирантов, а также для тех, кто интересуется развитием современной...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconИзбранные работы
Книга предназначена для семиологов, литературоведов, лингвистов, философов, историков, искусствоведов, а также всех интересующихся...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconУчебник для вузов
Книга предназначена студентам, аспирантам и преподавателям вузов. Адресуется также профессиональным политикам и политологам, будет...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconУчебник для вузов
Книга предназначена студентам, аспирантам и преподавателям вузов. Адресуется также профессиональным политикам и политологам, будет...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconРунг Эдуард Валерьевич Греко-персидские отношения: Политика, идеология,...
Книга предназначена для специалистов в области антиковедоведения и международных отношений, преподавателей и студентов гуманитарных...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconТесты и ситуационные задачи по теме «Налог на прибыль организаций»
Учебное пособие предназначено для всех финансово-экономических специальностей и вузов и может быть использовано студентами, магистрантами,...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconМетодическое пособие для заместителей директоров по учебно-воспитательной...
Методическое пособие предназначено для руководителей учреждений дополнительного образования, а также специалистов, ведущих мониторинговую...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconЕ. Б. Лупарев Кандидат юридических наук, доцент
Учебное пособие предназначено для системы последипломного образования специалистов в области общественного здоровья и управления...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconАвтор адресует книгу тем, кто хотел бы самостоятельно изучать иностранный...
Книгу написанную живым языком в манере беседы (с изменениями и дополнениями сделанными автором для русского издания), с интересом...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconАктуальные вопросы современной науки
Мационных технологий, технических наук, филологии и истории, искусствоведения, педагогики и политологии, экологии и психологии. Сборник...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
filling-form.ru

Поиск