Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии


НазваниеМонография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии
страница17/38
ТипМонография
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   38

Конструирование образа святого отшельника в «Житии Эмилиана» Браулиона Сарагосского (Е.С. Марей)



В статье рассматривается образ святого Эмилиана-исповедника, житие которого было написано епископом Сарагосы Браулионом менее чем через сто лет после смерти святого. «Житие» было создано по просьбе брата Браулиона, Фронимиана, аббата монастыря Сан-Мильян, где хранились мощи святого и, по-видимому, должно было прославить монастырь и укрепить авторитет Фронимиана в нем. Образ Эмилиана резко выделяется на фоне прочих вестготских святых. Он происходил не из знатного года, не умел читать и не знал Священного Писания. В юности он пас овец, а затем, уверовав в Господа, решил стать отшельником. Эмилиан был далек от политики и от власти, как церковной, так и светской, зато за свою долгую жизнь он один совершил чудес больше, чем все остальные вестготские святые. Представляется, что подобный образ должен был импонировать пастве Браулиона – знатным и простым мирянам, которые наряду с монахами-отшельниками были основной аудиторией «Жития».

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: агиография, Толедское королевство, Браулион Сарагосский, святой Эмилиан, Сан-Мильян де Коголья, идеал святого.
Святой Эмилиан († ок. 574 г.)925 является одни из самых почитаемых святых Испании. По преданию явился в битве при Симанкасе (939 г.), где сражался с маврами. Подвиги и чудеса святого были прославлены в поэме Vida de San Millán de la Cogolla выдающегося средневекового испанского поэта Гонсало де Берсео († ок. 1264 г.)926. Однако культ его начал складываться значительно раньше – еще в вестготскую эпоху. Так, менее, чем через сто лет после смерти Эмилиана, ок. 636 г., епископ Сарагосы Браулион написал его житие.

Фигура святого Эмилиана, отшельника и чудотворца, резко выделяется на фоне других вестготских святых, чьи жизнеописания были созданы в Толедском королевстве: Масоны Меридского927, св. Фруктуоза 928 и св. Дезидерия929. Последний является франкским святым, однако его житие было написано вестготским королем Сисебутом, а потому рассматривается исследователями в ряду произведений вестготской агиографии930. Героями этих произведений являются образованные влиятельные епископы. Однако именно Эмилиан, старавшийся жить незаметно, отшельником, стал одним из самых почитаемых святых, чья слава пережила Толедское королевство. По мнению испанского историка С. Кастельяноса (пожалуй, самого авторитетного современного исследователя «Жития»), значимость фигуры св. Эмилиана обусловлена тем, что это «фигура консенсуса», одинаково значимая и для знатных, и для простых людей931. Но каким конкретные черты святого сделали его образ столь привлекательным? Думается, что, раскрыв их, мы сможем ответить на вопрос об аудитории «Жития». Ведь конечном счете, образ любого святого является воплощением коллективных представлений о том, каким он должен быть, и в этом смысле чаяния и запросы аудитории зачастую оказывают серьезное влияние на произведение932.

Автор, цель и обстоятельства создания «Жития»

Прежде, чем переходить к собственно анализу текста, следует сказать несколько слов о его авторе и той цели, которую он преследовал. Известно, что вся семья Браулиона была тесно связана с Церковью. Его старший брат Иоанн был епископом Сарагосы, младший, Фронимиан – монахом, а затем аббатом монастыря Сан Мильян де Сусо, где хранились мощи святого Эмилиана, две сестры – Помпония и Басилла – также посвятили себя Богу933. Первым наставником Браулиона стал его брат, Иоанн Сарагосский934. Принято считать, что дальше Браулион обучался у Исидора Севильского935, однако современные исследователи относятся к этому скептически936. Тем не менее, судя по переписке, Браулиона и Исидора связывала крепкая дружба. Именно Браулион вдохновил епископа Севильи написать его знаменитые «Этимологии», он же стал редактором энциклопедии. Все это красноречиво свидетельствует о высоком уровне образования епископа Сарагосы937.

Как свидетельствует сам автор «Жития св. Эмилиана-исповедника», оно было написано им ок. 636 г.938 по настоянию старшего брата Иоанна и по просьбе младшего брата Фронимиана939. Кроме того, Браулион сам составил гимн в честь святого940 и поручил своему ученику Евгению, будущему епископу Толедскому, написать торжественную мессу941. Создания жития и дальнейшее формирование культа, по мнению С. Кастельяноса, упрочению влияния самого Браулиона и его семьи (capitalización del culto), ведь таким образом епископ как бы приобщался к фигуре святого чудотворца942.

Работая над «Житием», Браулион постарался собрать все возможные свидетельства о жизни своего героя. Он опирается на рассказы учеников Эмилиана – Цитоната, Геронтия, а также на воспоминания благочестивой женщины Потамии, некоего Софрония и рассказы Фронимиана о посмертных чудесах святого, Браулион и написал свое произведение943. В самом тексте жития автор еще раз приводит эти имена и ссылается на их авторитет, поскольку они были учениками Эмилиана и свидетелями его жизни, а также указывает на многочисленные рассказы о чудесах, совершаемых и в его время, коих так много, что все невозможно перечислить944. Автор стремился к максимальной точности в изображении святого: об этом свидетельствует тот факт, что он попросил своего брата отдать житие «на редактирование» Цитонату и Геронтию945. При том что, образ святого, несомненно, строится по общей типической модели, отдельные детали и подробности его жизни должны были быть переданы Браулионом достоверно и правдиво, и они-то как раз доносят до нас индивидуальные черты святого.

В прологе «Жития» Браулион жалуется на недостаток красноречия, который мешает ему по достоинству воспеть добродетели святого; впрочем, по его мнению, жизнь Эмилиана была столь славной, что с ее описанием не справился бы даже Цицерон946. Заявление о простоте языка – распространенный топос, встречающийся почти в каждом латинском житии. Очевидно, что стремление к простым конструкциям, к языковым клише было продиктовано тем, что жития часто читали в церкви, и предназначались они далеко не только образованным клирикам и монахам, но простым прихожанам, часто не способным оценить вычурные риторические конструкции947. Не стало исключением и «Житие св. Эмилиана», написанное Браулионом для того, чтобы его можно было прочесть на торжественной мессе в честь святого948.

Святой Эмилиан: отшельник, чудотворец, заступник за бедняков

Рассмотрим теперь, как конструируется образ святого. Итак, Эмилиан происходил из бедной семьи и до двадцати лет не помышлял ни о каком духовном служении. «Будущий пастырь человеков был пастухом овец и гнал их на горные пастбища», - говорит о нем Браулион949. Образования он не получил никакого и едва ли умел читать. Правда, автор жития не говорит об этом прямо, но сравнивает Эмилиана с Антонием Египетским и Мартином Турским950. Первый, по свидетельству Аврелия Августина, запоминал Библию на слух, т.к. не умел читать951, относительно же второго мы знаем только, что он был неграмотным (illiteratus)952. Надо полагать, Эмилиан даже текст Священного Писания представлял себе лишь в отрывках; так, Псалтирь он знал только до восьмого стиха953. «Простота» и неграмотность отличает Эмилиана от других святых, описанных в вестготских житиях, которые, напротив, были родовиты и хорошо образованы, - от Масоны Меридского954 и Дезидерия Вьеннского955 до жившего уже в VII в. Фруктуоза Браккарского, корреспондента Браулиона956.

Однако, неграмотность Эмилиана не мешает святому «срывать цветы мудрости с невыразимых божественных лугов», поскольку «своей опытностью, разумностью и остротой ума намного превосходил древних мирских философов»957. Это замечание представляется весьма значимым. Даже великий любитель и знаток античной культуры Исидор Севильский в своих «Сентенциях» высказывал мысль о том, что благочестивое незнание полезнее суетного мирского знания, ибо последнее без благочестия ведет к погибели души958. После смерти Исидора влияние этой идеи лишь усиливается, примером чего является «Книга о знаменитых мужах» Ильдефонса Толедского (к. VII в.). Как явствует из названия, это – сборник кратких биографий выдающихся церковных деятелей, продолжение одноименного произведения Иеронима, Геннадия Массилийского и Исидора. Однако предшественники Ильдефонса относили к «знаменитым мужам» исключительно церковных писателей. Для них биография – это, скорее, аннотированный список произведений каждого героя, а не его жизнеописание. Ильдефонс же посвятил пять из тринадцати биографий епископам и аббатам, не написавшим ни строчки, но зато прославленным исключительно благочестивым образом жизни959. Это свидетельствует о падении ценности образования и вообще интеллектуальных занятий во второй половине VII в., и в это смысле Эмилиан представляет собой святого нового типа, который оказался, видимо, более востребован эпохой.

Вернемся, однако, к жизни святого. После своего чудесного обращения он отправился в городок Бурадон к отшельнику по имени Феликс, который стал его наставником в благочестивой жизни. Затем он поселился в горах в полном одиночестве и прожил там отшельником около сорока лет, испытывая, по словам Браулиона, невыразимые муки и лишения960. Однако молва о его святости достигла ушей епископа Тирасоны Дидимия, и тот пожелала посвятить Эмилиана в сан пресвитера961. Став клириком, Эмилиан начал раздавать имущество церкви нуждающимся, тем самым увеличив число прихожан962. Остальные клирики рассказали об этом Дидимию, и тот, не разделив пыла Эмилиана, лишил святого сана963. Вообще, поведение Дидимия можно понять: ведь согласно соборным канонам Толедского королевства, епископ отвечает за все имущество церкви и не имеет права допустить для нее никакого материального ущерба964. Трудно представить, что Браулион ничего не знал об этих постановлениях, и все же в конфликте Дидимия и Эмилиана он полностью оправдывает последнего. Епископа он изображает в самом отвратительном виде – по контрасту с невозмутимым и даже, наверно, презирающим его Эмилианом: «Взглянув на божьего человека, он яростно накинулся на него, и когда он изрыгал хмель гнева (ведь дух его был пьян безумием), выдающийся божий человек, хранимый своей святостью, защищенный терпением с привычной безмятежностью оставался неподвижным»965. Вообще, действия Дидимия, по мнению Браулиона, были продиктованы исключительно завистью к святому966; Эмилиан же в его рассказе предстает истинным радетелем за веру и благодетелем для обездоленных; он поступает не по праву, но по правде967.

Покинув Тирасону, Эмилиан поселился в районе нынешнего монастыря Сан-Мильян, и очень скоро вокруг него образовалась монашеская община. Новая обитель быстро стала объектом паломничества – ведь Эмилиан чудесным образом исцелял самые разные болезни, в т.ч. слепоту и паралич, а также умел прогонять бесов968. К святому обращались как простые люди, так и т.н. «сенаторы» Кантабрии. Например, подробного рассказа удостоилось изгнание дьявола из дома сенатора Гонория969. Вообще, за свою долгую, почти столетнюю жизнь Эмилиан совершил очень много чудес и помимо массового исцеления и экзорцизма. Например, он мог, подобно Христу, накормить и напоить паломников небольшим количеством хлеба и вина970; при строительстве амбара он увеличил короткое бревно до нужного размера971, а когда одержимые бесами пытались поджечь спящего святого, промысел Божий не позволил им даже приблизиться к его постели972, – это лишь небольшая часть списка совершенных им чудес.

Безусловно, одним из самых запоминающихся чудес стало чудо с плащом святого, аналогом которому является знаменитый эпизод из «Жития св. Мартина Турского»973. К святому Эмилиану подошла толпа нищих, а он, не имея ничего, что можно было им отдать, отрезал рукава своей туники и отдал их вместе с плащом (pallium)974. Браулион специально подчеркивает сходство поступков Эмилиана и Мартина Турского975, который, как известно, тоже поделился в нищим единственным плащом (здесь он обозначается словом chlamys). На этом сходство и заканчивается, потому что далее Браулион рассказывает, как из толпы нищих выделился один, самый наглый, и присвоил плащ себе, и за это был бит своими товарищами; расправа над дерзким нищим вызвала одобрение автора жития976. Иначе говоря, совершенное святым чудо приносит пользу только людям, чистым сердцем, для дурных же оно оборачивается наказанием.

Подобный назидательный пафос звучит еще в одном эпизоде «Жития», в котором рассказывается о краже у Эмилиана коня. Сразу после его похищения воры ослепли на один глаз. Раскаявшись, они привели животное святому и во всем признались. Тот простил их, однако же не пожелал вернуть зрение (хотя и мог, замечает Браулион): если вдруг они бы задумали совершить подобное преступление, то это увечье сделалось бы приметой, по которой их легко можно было бы опознать. Так в память о своем злодействе и в назидание окружающим они навсегда остались кривыми977.

Кроме того, Эмилиан мог видеть будущее. Так, автор жития рассказывает о том, что в последний год жизни святого во время великого поста ему было видение, предсказывающее скорое завоевание Кантабрии королем Леовигильдом978. Эмилиан немедленно послал за сенаторами Кантабрии (по-видимому, сенат Кантабрии – это орган местного самоуправления, существовавший до завоевания Леовигильда), и они не замедлили явиться к нему, что свидетельствует о питаемом к нему уважении. Правда, тут же рассказывается, что некий сенатор по имени Абунданций стал высмеивать святого, заявляя, что тот выжил из ума от старости. За это он вскоре поплатился жизнью: его первого настиг «карающий меч Леовигильда»979. Впрочем, и остальные сенаторы также были убиты в наказание за свои грехи и за нежелание покаяться, однако Эмилиан не успел этого увидеть. Зато подтверждение исполнения пророчества является, помимо рассказа о чудесах, еще одним способом обосновать святость и авторитет Эмилиана.

* * *

Можно с уверенностью утверждать, что все прочие вестготские святые вместе не совершили такого количества чудес, кои явил святой Эмилиан; кроме того, даже после его смерти его мощи обладали силой, способной исцелять больных и воскрешать мертвых980. В этом контексте, примечательно, что о посмертных чудесах прочих вестготских святых у нас нет никаких упоминаний. В других житиях описания чудес обрамляют рассказ о деяниях святого, будь то полемика с арианским епископом Сунной, как это было с Масоной; конфликт с королевой Брунгильдой и королем Теодорихом, предопределившим судьбу Дезидерия, или основание монастырей Фруктуозом. В случае же с Эмилианом все наоборот: сама его жизнь служит рамкой или фоном для описания совершаемых им чудес. Вообще, культ и почитание этого святого основано как раз на чудесных явлениях, имевших место не только в прошлом, но и в настоящем. По-видимому, именно поэтому Браулион подчеркивает, что он опирается на свидетельства близких учеников святого, - ему важно убедить читателя в достоверности всех произошедших чудес.

Читателями «Жития», несомненно, были аббаты и монахи-анахореты, подобные святому Фруктуозу Браккарскому. Этот вывод следует из переписки Браулиона и Фруктуоза, в которой последний просил прислать ему в числе прочих кодексов «Житие св. Эмилиана»981. Вероятно, потенциальными читателями были образованные клирики и миряне. На последних хотелось бы обратить особое внимание. Мне трудно согласиться с точкой зрения В. Валькарселя, будто Браулион писал «Житие» не для них982. Напротив, кажется, что именно миряне были, если можно так выразиться, «целевой аудиторией» Браулиона. Косвенным свидетельством этому является его переписка: из дошедших до нас сорока четырех посланий восемь адресованы мирянам (не считая семи писем из переписки с королями). Все это указывает на то, что епископ Сарагосы поддерживал весьма тесные отношения со своей паствой (во всяком случае, с аристократией). На то, что житие было написано для мирян, указывает и его содержание.

Прежде всего, Браулион специально написал «Житие» простым и понятным слогом, а также постарался сократить его объем для того, чтобы оно читалось в церкви во время мессы, и было доступным даже не умеющим читать. Кроме того, на эту же мысль наталкивает пристальное внимание Браулиона к чудесам, уже отмечавшееся ранее. Ведь увлекательные рассказы о совершаемых чудесах, должны были стать для не слишком сведущих в богословии мирян лучшим доказательством его святости, да еще в отдельных случаях они служили в качестве назидания.

В этом смысле образ самого отшельника, живущего скромной жизнью, также должен был импонировать пастве Браулиона. Святой был далек от политики, никогда не имел дела с королями, беззаветно заботился о бедняках вплоть до того, что вступил в конфликт с епископом Дидимием. Он не умел читать и не знал Псалтири, но именно благодаря своей простоте, не отягощенной суетной мудростью, и беззаветному служению Господу Эмилиан удостоился Божьей благодати. Не случайно подобного рода святой появляется именно в Кантабрии – регионе по преимуществу сельском, с небольшим количеством городов и только-только возникающими монастырями983. Браулиону удалось почувствовать умонастроения и чаяния своей паствы и создать культ святого, который пережил Толедское королевство.
Принятые сокращения:

  • Aug. De doctrina christiana – Augustinus Hipponensis. De doctrina christiana libri IV// PL. T. 34;

  • Conc. – concilium // Concilios visigoticos y hispano-romanos. / Ed. por J. Vives, T. Marin Martinez, G. Martinez Diez. Barcelona – Madrid, 1963;

  • Ep. ad Fron. – Epistola ad Fronimianum / Braulionis Vita sancti Aemiliani // L. Vazquez de Parga Sancti Braulionis Caesaraugustani episcopi vita S. Emiliani. Madrid, 1943. P. 3 – 7;

  • ESB – Epistolario de San Braulio// Introd., ed., trad. por L. Riesco Terrero. Sevilla, 1975;

  • Isidori Historia – Rodríguez Alonso C. Las Historias de los Godos, vandalos y svevos de Isidoro de Sevilla: estudio, edición crítica y traducción. León, 1975;

  • Sulpicii Severi Vita sancti Martini / Sulpice Sévère. Vie de Saint Martin. Sulpicii Severi Vita sancti Martini / Introduction, texte et traduction, commentaire et index par J. Fontaine. 3 vols., Paris, 1967-1969;

  • VSE – Braulionis Vita sancti Aemiliani // L. Vazquez de Parga Sancti Braulionis Caesaraugustani episcopi vita S. Emiliani. Madrid, 1943.


1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   38

Похожие:

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconМонография Санкт-Петербург
Монография предназначена в первую очередь для научных работников, аспирантов, а также для тех, кто интересуется развитием современной...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconИзбранные работы
Книга предназначена для семиологов, литературоведов, лингвистов, философов, историков, искусствоведов, а также всех интересующихся...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconУчебник для вузов
Книга предназначена студентам, аспирантам и преподавателям вузов. Адресуется также профессиональным политикам и политологам, будет...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconУчебник для вузов
Книга предназначена студентам, аспирантам и преподавателям вузов. Адресуется также профессиональным политикам и политологам, будет...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconРунг Эдуард Валерьевич Греко-персидские отношения: Политика, идеология,...
Книга предназначена для специалистов в области антиковедоведения и международных отношений, преподавателей и студентов гуманитарных...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconТесты и ситуационные задачи по теме «Налог на прибыль организаций»
Учебное пособие предназначено для всех финансово-экономических специальностей и вузов и может быть использовано студентами, магистрантами,...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconМетодическое пособие для заместителей директоров по учебно-воспитательной...
Методическое пособие предназначено для руководителей учреждений дополнительного образования, а также специалистов, ведущих мониторинговую...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconЕ. Б. Лупарев Кандидат юридических наук, доцент
Учебное пособие предназначено для системы последипломного образования специалистов в области общественного здоровья и управления...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconАвтор адресует книгу тем, кто хотел бы самостоятельно изучать иностранный...
Книгу написанную живым языком в манере беседы (с изменениями и дополнениями сделанными автором для русского издания), с интересом...

Монография предназначена для историков, антропологов, культурологов, искусствоведов, а также всех, кто интересуется Средневековьем и историей религии iconАктуальные вопросы современной науки
Мационных технологий, технических наук, филологии и истории, искусствоведения, педагогики и политологии, экологии и психологии. Сборник...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2024
контакты
filling-form.ru

Поиск