Ивановна Мукасей «Зефир»


НазваниеИвановна Мукасей «Зефир»
страница9/22
ТипДокументы
filling-form.ru > Договоры > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   22

Первое пересечение границы

По решению Центра сначала выехал я, Лиза задержалась в Че­хословакии для завершения подготовки по радиоделу. Я отправился

поездом. Пересечение границы Швейцарии прошло без осложнений. Пограничники-таможенники задавали обычные вопросы, с которыми ежедневно обращаются к любому пассажиру. Какой-либо насторожен­ности ко мне не было. Правда, я часто ловил себя на мысли, что они пытаются за каждым моим словом усмотреть какой-то умысел, но по­борол это состояние и внешне вел себя совершенно спокойно. Вскоре я прибыл в Берн, где мне предстояло обосноваться.

Мрачный, хмурый город совсем не был похож на тот, который я себе представлял. Куда-то торопились прохожие, и, хотя никто не об­ращал на меня никакого внимания, казалось, что все смотрят в мою сторону. К тому же полицейский на вокзале, от нечего делать, остано­вил на мне свой взгляд и не спускал глаз, пока я не сел в такси.

Вообще полицейских, как потом я убедился, было много - примерно один на двадцать жителей. Кроме того, страна содержала боль­шую армию детективов в штатском, которые вели слежку за вновь при­бывающими и «подозреваемыми» лицами. Активно действовали здесь и специальные службы других стран. Все это осложняло агентурно-оперативную обстановку, все нужно было учитывать в организации опе­ративной работы.

На такси я приехал в одну из гостиниц, где решил поселиться на первое время. Опять одиночество, знакомое мне по Чехословакии, но там я мог общаться с работниками Центра.

В Швейцарии же встречи с сотрудниками легальной резидентуры разрешались только в исключительных случаях.

Нужно было начинать все сначала - и я снял однокомнатную квартиру, которая на первых порах, до приезда Лизы, меня устраива­ла. Но долго жить в ней не пришлось, ибо хозяйка оказалась на ред­кость любопытной и назойливой. Я решил возвратиться в гостиницу.

Лиза приехала через месяц тем же маршрутом, однако в отличие от меня она перешла на основные документы в транзитной стране, и на границе со Швейцарией ей предстояло их опробовать. Все прошло, как нельзя лучше.

Несколько дней нам пришлось провести в гостинице, пока мы не подыскали небольшую квартиру у двух вдовствующих сестер, интеллигентных, в прошлом довольно богатых дам. Старшую звали Герта, младшую - Мина. От прошлого богатства у них остались две кварти­ры: одну они занимали сами, а другую сдавали. Мина вела хозяйство, а Герта, великолепно владевшая восемью языками, работала секрета­рем транспортной фирмы. Обе хозяйки тепло нас приняли и хорошо относились к нам: окружали заботой и вниманием. Выбор квартиры оказался весьма удачным.

Необходимо было решить и вопрос о прикрытии. Как известно, это делается каждым нелегалом индивидуально в стране, где он осе­дает. Многолетний опыт нелегальной работы за кордоном позволяет нам теперь утверждать, что одной из лучших «крыш», обеспечиваю­щих выполнение любых разведывательных задач, является профес­сия коммерсанта. Но, выбрав специальность, нелегал обязан серьез­но изучить все связанные с ней вопросы, посвятить все свое свобод­ное время изучению делопроизводства, бухгалтерии, торгового зако­нодательства и т.д.

Разведчик, прибыв в страну назначения, должен самостоятель­но открыть дело или стать партнером соответствующей торговой ком­пании. При этом нужно подобрать такую работу, которая требовала бы присутствия нелегала в магазине или в мастерской неполный рабочий день. Прикрытие должно служить целям разведывательной работы, а не заменять ее.

Еще в Чехословакии, наряду с изучением немецкого языка и от­работкой легенды, я серьезно занимался подготовкой будущей про­фессии коммерсанта, хотя по своему характеру не отношусь к лицам, которых привлекает торговая деятельность. Я выбрал профессию тор­говца, исходя из того, что они везде считаются богатыми людьми, и поэтому им проще легализовать наличие большой суммы денег. В то же время у многих коммерсантов не было больших капиталов, и они оперируют банковскими кредитами. Я за все время работы по прикры­тию оперировал суммой, равной стоимости одной дорогостоящей нор­ковой шубы, а некоторая часть моих денег находилась в банке. С дру­гой стороны, оптовая торговля связана с необходимостью выезжать в другие страны на аукционы и другие торговые мероприятия.

Коммерческое дело я осваивал в Чехословакии во время работы в мастерских, стараясь овладеть всеми тонкостями и производствен­ными секретами. Там и подружился с несколькими торговцами, кото­рые учили меня, как определить свежесть товара, разные категории и сорта.

Я знал, что опытный торговец легко может отличить, действи­тельно ли его клиент и компаньон является хорошим специалистом. Поэтому меня интересовали все мелочи выбранной мною профессии.

Есть много тонкостей, даже в словесных выражениях, которые отличны от терминов, употребляемых торговцами, скажем, коврами, тканями. Мне пришлось изучить все тонкости торговли.

В Швейцарии я поставил перед собой одну из задач - войти в клуб местных коммерсантов, что оказалось довольно трудным делом. Сначала они считали меня чужим, и попытки навязать им деловые отношения оказались безуспешными. Белее того, на меня гам смотрели как на опасного конкурента.

Тогда я попытался устанавливать деловые контакты, посещая оп­ределенные кафе, ибо знал, что в Швейцарии коммерческие сделки совершаются именно в таких местах. Некоторые кафе, по сути дела, играют роль клубов, где постоянно встречаются дельцы, артисты, мо­лодежь...

Одно из таких кафе я стал регулярно посещать. Однажды, зака­зывая кофе, я спросил официанта, не знает ли он кого-либо из тор­говцев, который подыскивал бы себе компаньона? Официант ответил, что большинство из сидящих в кафе с удовольствием примут меня в компаньоны, если у меня есть капитал... Он предупредил меня, что многие фирмы находятся на грани банкротства, и поэтому в выборе компаньона надо быть осторожным, и пообещал познакомить меня с одним из торговцев.

На следующий день официант, действительно, познакомил меня с коммерсантом, который согласился принять меня в компаньоны с условием взноса в фирму десяти тысяч долларов и постоянной рабо­ты в магазине. Сумма легализованных средств составляла 400 дол­ларов, и поэтому об участии в этой фирме не могло быть и речи. Однако было заведено деловое знакомство.

Продолжая поиски подходящей фирмы, расширяя круг знакомых, я установил, что в Швейцарии открыть собственное дело может толь­ко человек с коммерческим образованием, которого я не имел, поэто­му возникла необходимость учиться коммерческому делу. В телефон­ной книге я нашел названия и адреса разных торговых школ и фами­лии преподавателей, которые предлагали в короткий срок обучить ве­дению торговых дел, стенографии, бухгалтерии, машинописи, товаро­ведению и иностранным языкам. Необходимо было освоить тонкости, связанные с банковскими и некоторыми другими операциями, нало­говой системой, правилами контроля со стороны финансовых орга­нов. Без этих знаний нельзя было организовать прикрытие.
_____________________
Прикрытие - официально объявленное место работы, занятия, функции лица или учреждения, используемые с целью сокрытия подлинных функций, причастности к тайной деятельности разведки.

_____________________
Я посетил несколько школ, и в одной из них мне удалось дого­вориться об индивидуальном обучении. Годовой курс школы я освоил за четыре месяца. Хозяин школы даже выразил сомнение, что в такой короткий срок можно одолеть все предметы программы. Он лично при­нимал экзамены. Вручая мне свидетельство об окончании школы, пре­подаватели отметили, что я легко освоил знания коммерческого дела, потому что сам по профессии - коммерсант.

Таким образом, я стал обладателем официального документа, удостоверяющего мою принадлежность к миру коммерсантов. Впос­ледствии свидетельство послужило основанием для получения от швейцарской торговой палаты другой, не менее важной бумаги, под­тверждающей, что я являюсь представителем торговой палаты с правом ведения торговых дел как внутри Швейцарии, так и за ее преде­лами.

Постепенно я постигал и неписаные законы коммерции. Теперь я знал, что перед вступлением в фирму следует основательно ее про­верить, выяснить, нет ли у нее долгов. Для этого необходимо про­смотреть финансовый баланс фирмы, представляемый в финансовые органы на 31 декабря или на 1 июня каждого года, а также финансо­вый баланс к моменту вступления в фирму, установить все ее активы и пассивы, клиентуру, банк, через который ведутся финансовые опе­рации, задолженность фирмы и сроки ее погашения. Особенно следует обратить внимание на наличие у фирмы долгов, так как долг авто­матически распространяется и на вновь поступающего компаньона.

Целесообразно через детективное бюро провести проверку фир­мы с точки зрения ее рентабельности, наличия у нее денежных средств, своевременного погашения текущих счетов, векселей. Только после этого можно принимать решение. Поспешность в этом деле может при­вести к тому, что нелегал попадет в неприятную, а иногда даже и гряз­ную историю, потеряв при этом не только вложенные деньги, но и ре­путацию.

Я продолжал поиски фирмы, о чем было известно хозяйке на­шей квартиры. Однажды Герта сообщила, что может порекомендовать одну небогатую фирму, которую ведут двое компаньонов. По ее мне­нию, они были бы рады принять третьего, если он окажется честным человеком. Герта уже переговорила с одним из них, и тот согласился встретиться со мной. Это было приятное известие. Поблагодарив Герту за заботу, я попросил устроить встречу с владельцами фирмы.

Встреча состоялась через несколько дней в кафе. Новые знако­мые показались не похожими друг на друга. Каждый из них вызвал у меня определенные ассоциации. Я мысленно сравнил одного, малень­кого господина, с румяными щеками, - с куницей, а другого, седовла­сого, с голубыми глазами, - с соболем.

В фирме главным считался Куница - инженер-электрик по про­фессии, упорный, аккуратный, умный и образованный человек. Жена его была верующей католичкой. Куница также был верующим. По воз­вращении на родину из Китая он организовал вместе со своим кузе­ном Соболем небольшую фирму. Куница был степенным и спокой­ным, а Соболь излучал кипучую энергию, был нетерпелив, полон юмора и задора. Я сначала принял Соболя за легкомысленного человека, но потом понял, что ошибся.

Компаньоны согласились принять меня в свою фирму при усло­вии взноса на первое время небольшой суммы. Они произвели на меня хорошее впечатление, но все же я проверил их дела через банк и де­тективное бюро. Полученные сведения положительно характеризовали фирму, хотя собственного капитала у нее почти не было, и дела велись на ссуды, полученные от родных и знакомых компаньонов, но они, тем не менее, не имели долгов, задолженность погашалась в срок, рекламации не поступали.

Я направил эти сведения в Центр и попросил разрешения всту­пить в фирму. Узнал также, что фирма поддерживает связь с ком­мерсантами многих западных стран, в том числе той, куда планирует­ся наш вывод. По счастливому совпадению, там жил еще один кузен Куницы.

Еще находясь в Союзе, начальник управления A.M. Коротков в разговоре с нами сказал, что было бы неплохо обменять наши пас­порта на новые, с тем, чтобы там не значились печатки таможенных служб о пересечении границ социалистических стран.

При вступлении в компаньоны Куница и Соболь попросили наши паспорта. Увидев в них отметки полиции социалистических стран, они порекомендовали обменять их на новые. Но как это сделать? Посове­товавшись с Соболем, Куница сообщил, что у его кузена есть знако­мая в паспортном отделе полиции, с которой можно об этом поговорить.

Через пару дней Соболь сообщил, что, со слов своей знакомой, паспорт подлежит обмену в случае его негодности, если он залит чер­нилами или краской, обгорел, порван. Новый паспорт выдается при наличии испорченного паспорта и документов, удостоверяющих про­исхождение и гражданство его владельца. Соболь уговаривал нас не медлить с обменом паспортов, так как его знакомая, которая может оказать содействие, собирается переходить на другую работу.

Мы сообщили в Центр о представившейся возможности и попро­сили разрешения обменять паспорта. Одновременно запросили санк­цию и на вступление в фирму Куницы и Соболя.

В ожидании решения мы выехали «на отдых»...

Не надо забывать, что перед нами эту проблему-задачу ставил Центр: при возможности сменить паспорта на швейцарские - «железные».

В ожидании санкции Центра мы всячески затягивали свой ответ Кунице и Соболю.

К этому времени мы получили внутренние документы на право проживания в Швейцарии - удостоверения личности. Нас вызвали в полицейский участок по месту жительства, причем этот день совпал с легендированным днем рождения Лизы. Получив удостоверение, по­лицейский неожиданно встал, церемонно раскланялся перед Лизой и поздравил ее с днем рождения, пожелав счастья в жизни в новой стра­не. Можно представить наше чувство радости и удивления...

Как-то во время встречи в кафе Куница спросил, наводил ли я справки по фирме? Я ответил, что сведения о фирме собрал и обду­мываю вопрос вступления.

Ваша прямота, - сказал Соболь, - нам нравится. Мы видим, что Вы - солидный коммерсант.

Я надеюсь, - добавил Куница, - Вы не обидитесь, если мы по­просим показать Ваш паспорт?

Компаньоны знали, что мы вернулись на родину из Чехослова­кии. Мы показали свои паспорта, подчеркнув, что они выданы швей­царским посольством и являются доказательством нашей граждан­ской принадлежности. Куница и Соболь посмотрели паспорта и зага­дочно переглянулись. Потом Куница выразил сожаление, что в пас­портах много нежелательных пометок-штампов.

- Думаю, что это не имеет никакого значения, - возразил я. - Важно, что паспорта выданы нашим представительством...

- Так-то оно так, но Вы еще многого не знаете, - снисходитель­но ответил Куница.

Я осторожно спросил:

- Может, есть смысл сменить паспорт?..

Куница охотно поддержал этот разговор, и мы втроем стали об­суждать, как лучше это сделать, как бы поддаваясь на их уговоры. Я сказал: «Коль вы считаете, что надо сменить паспорта, и для того име­ется возможность, то мы возражать не станем!»

Таким образом, пожелание Александра Михайловича Короткова о возможности в стране будущей работы эти паспорта заменить на новые (так как в старых было много штампов и пометок из-за наших частых переездов) подходило к реальному осуществлению.

Волшебная вода

По совету врачей, мы выбрали для отдыха маленькое селение, утопающее в зелени пихт и сосен, расположенное в защищенной от ветров долине, богатой минеральными источниками. Мы поселились в пансионате, который содержали мать и дочь, и сразу почувствова­ли, что здесь нам будет не до отдыха. Хозяйка оказалась родом из Чехословакии и обратилась к Лизе по-чешски: «Я вижу по Вашей обу­ви, мадам, что Вы из моей страны! Только наша способная нация мо­жет делать такую прекрасную обувь!» Хозяйка радостно суетилась. Тут же представила новых жильцов своей дочери Рите, женщине немно­гим старше 30 лет. Рита заверила нас, что они с мамой создадут все условия для нашего отдыха.

Как мы ни старались уйти от общения с Ритой и ее матерью, при­держиваться в беседах только нейтральных тем и не вызывать к себе интереса, однако нам не всегда это удавалось. В ведении матери были комнаты, а Рита хозяйничала на кухне и в столовой, куда нам пред­стояло являться на завтрак, обед и ужин.

Рита заботилась не только о питании отдыхающих, но и всячески старалась их развлекать. Однажды она предложила познакомить нас с человеком, которого охарактеризовала так: «Богатый фабрикант, име­ет несколько автомашин, много знает. С ним вам будет интересно, одни вы будете скучать, так как я занята по хозяйству и не смогу вам уде­лять нужного внимания».

Последнее замечание вполне устраивало нас, но в то же время насторожило, почему Рита старается нам кого-то представить и с кем-то познакомить?.. Мы еще не знали, что в таких пансионатах это при­нято, что хозяева стараются перезнакомить гостей в интересах отды­хающих, и поэтому сообщение Риты восприняли с опасением.

Через несколько дней во время ужина Рита поставила на стол не два, как обычно, а три прибора, добавила к меню бутылку хорошего вина. Затем она подвела к столу пожилого мужчину, представила его и спросила: не будем ли мы против совместного ужина? Нам не оставалось ничего другого, как доброжелательно отнестись к неожиданному знакомству.

Мы привыкли давать своим знакомым прозвища и нового зна­комого за его розовые щеки решили назвать «Тюльпаном». После­дний оказался интересным собеседником, энергичным, экспансивным, но в то же время добрым и даже сентиментальным человеком. Не­смотря на свои 62 года, он был всегда бодр и свеж, выглядел не стар­ше 45 лет. Он был коммерсантом, что сблизило его с нами. У Тюльпа­на была небольшая фабрика и немало знакомых среди влиятельных людей из самых разных слоев общества. Это для нас представляло оперативный интерес.

Тюльпан познакомил нас с богатым графом-виноделом, брат ко­торого был членом местного парламента. Сам граф владел англий­ским языком и в первые годы после войны даже работал переводчи­ком у американцев. Он пригласил всех к себе в гости в старинный за­мок, в подвалах которого вызревало вино, прославленное во всей Ев­ропе, познакомил со своей семьей.

Отдыхая на курорте, мы не только знакомились с интересными людьми, но и готовились к обмену паспортов. Мы решили испробо­вать действие воды местного минерального источника. Капнув на одну букву, мы увидели, как вода магически и волшебно «съедает» напи­санное. Вода оказалась поистине волшебной...

На отдыхе мы получили письмо, в котором Куница писал о своем желании работать вместе со мной на правах компаньона фирмы и о предстоящих перспективах в торговле.

Возвратившись в Берн, мы вызвали на встречу «соседей» - так мы окрестили работников нашей резидентуры - для решения вопро­сов о вступлении в фирму и об обмене паспортов. На первых порах, во время оседания, мы не имели прямой радиосвязи с Центром, так как условия жизни еще не позволяли нам приобрести приемную аппаратуру.

За день до встречи с «соседями» мы еще раз переговорили с владельцами фирмы, выяснили их задолженность и вопрос о приня­тии меня в компаньоны. Куница и Соболь предупредили, что их знакомая из паспортного отдела в ближайшее время переходит на другую работу и с обменом паспортов следует поторопиться.

По условиям явки мы отправились на встречу с «соседями». В назначенное время к нам подошел незнакомый человек невысокого роста и обратился со словами пароля. По дороге он назвал меня «дру­гом», а Лизу - «матушкой», и мы с этой встречи стали его называть «Матушкой», не зная его настоящего имени.

Нас пригласили в машину «соседей», в которой сидел молодой брюнет, он объяснил: «Работать будем в машине». Брюнета мы на­звали «Шахом», он стал расспрашивать о нашей жизни, потом заго­ворил о напряженной международной обстановке, о сложной агентурно-оперативной ситуации в этом городе, подчеркивая, что личные встречи должны быть крайне редкими.

По дороге Шах часто обращался к шоферу: «Ты, брат, запоминай все номера машин, идущих за нами, - завтра мы их проверим». Надо сказать, что автомобильное движение по этой трассе было интенсив­ным, так что даже при хорошей памяти запомнить номера всех авто­машин было непосильной задачей. К тому же шофер Леша вел машину, и ему нужно было внимание. Очевидно, это понял Шах и дал новое указание: «Давайте будем записывать номера!» А это было в вечер­нее время, все автомобили двигались с горящими фарами и впереди идущие машины ослепляли водителя... Бедный Леша! Суетливая, не­рвозная обстановка не создавала рабочего настроения.

Наконец, подъехали к конспиративной квартире - маленькой дач­ке, расположенной на зеленом пригорке. В гостиной с зашторенными окнами все расположились вокруг стола, накрытого для чая, и при­сутствующие приступили к обсуждению вопросов. Выяснилось, что Центр еще не принял решения относительно вступления в фирму и об обмене паспортов, хотя прошел уже месяц. Шах же относился к этому отрицательно. Мы настаивали на том, чтобы наши насущные вопросы были поставлены перед Центром, заявляя, что дело не терпит.

Шах пообещал срочно связаться с Центром, но предупредил, что ответ будет только через десять дней. С учетом этого была назначена очередная встреча. Если решение будет получено раньше, Шах вызо­вет нас на встречу сигналом. Со своей стороны, мы договорились о вызове «соседей» на экстренную встречу сигналом на столбике в рай­оне движения «соседей». И те, и другие должны были ежедневно по­сещать места постановки сигналов. Оставалось только ждать...

На другой день после встречи к нам неожиданно зашли Куница и Соболь. Они сообщили, что всю процедуру с паспортами надо прове­сти в течение трех дней, так как их знакомая паспортистка увольняет­ся с работы. Упустить такую возможность не было оснований.

Нами была подготовлена легенда, и мы решили действовать. «У нас с женой произошло несчастье в санатории, где мы отдыхали, - заявил я компаньонам. - Я готовился к лечебной процедуре и повесил свой костюм над ванной, неожиданно оборвалась вешалка, и пиджак, в кар­мане которого находились паспорта, упал в воду. Страницы паспортов намокли, и теперь нет возможности прочитать все данные. Паспорта испортились. Спросите, пожалуйста, у вашей знакомой, как нам быть? Можно ли заменить испорченные паспорта на новые? Что для этого нужно сделать?»

После этого разговора мне срочно нужно было встретиться с Ша­хом, и я выставил сигнал экстренного вызова. Ни Шах, ни «соседи» на встречу не выходили...

Больше ждать было нельзя. Как поступить? Менять паспорта? А что, если Центр обмен не одобрит? Но мы были уверены в успехе. И я решил рискнуть, ведь риск - благородное дело!

Как мы сделали непригодными паспорта, история умалчивает.

Всю ночь мы провели без сна, пока просыхали намоченные лис­ты. Беспокоило то, что мы лишились паспортов, и то, что «соседи» не выходили на встречу. Светало... Мы стали собираться на встречу со служащей в полиции для передачи испорченных документов. Паспор­та были аккуратно завернуты в бумагу. Я посмотрел на Лизу и поразился: она выглядела измученной и постаревшей. В полицию я решил ехать один.

В полиции меня встретила знакомая Соболя. Паспортистка, по­смотрев документы, участливо спросила: «Как же это случилось?» Я повторил свой рассказ. «Дайте мне все ваши документы, и мы вам выдадим новые», - сказала она спокойно. На душе у меня отлегло. Паспортистка провела меня в кабинет начальника, который вежливо поздоровался за руку и предложил сесть. Не расспрашивая о деталях происшествия, инспектор стал внимательно рассматривать испорчен­ные паспорта и читать другие документы (свидетельство о рождении, о браке, удостоверение личности). В кабинет вошел Соболь и подтвер­дил, что я работаю в его фирме, хотя на самом деле этого еще не было. Инспектор достал из ящика анкеты и попросил заполнить их. Прочи­тав заполненные анкеты, инспектор нашел, что все в порядке, и пред­ложил зайти за новыми паспортами через десять дней.

Пока мы терзались тревогой о паспортах, подошло время свида­ния с «соседями».

На конспиративной квартире нас встретил Шах. В гостиной мы увидели еще двух товарищей, которые увлеклись игрой в шахматы так, что не заметили нашего прихода. Однако одного из них мы узнали - это был Ян. Другого мы никогда не встречали. Ян расспросил о Куни­це, потом выразил сомнение, что эта фирма подойдет в качестве прикрытия. «Не стоит связываться с маленькими фирмами, надо сразу вступать в большую», - заявил он.

Я возражал, ссылаясь на то, что денег у нас очень мало, а без средств не может быть и речи о вступлении в крупную фирму. Кроме того, фирма Куницы больших материальных затрат и повседневной работы не требует. В ходе дискуссии представители Центра, в конце концов, согласились с данным вариантом.

Я сообщил им о том, что паспорта сданы в полицию для обмена. Это вызвало бурю негодования. Больше всех горячился Шах: «В на­шей работе это называется партизанщиной! Перед вами была постав­лена задача-проблема, решать которую самостоятельно никто вам права не давал! За самоуправство мы вас привлечем к партийной ответственности!»

Мы молча бродили по пустынным улицам города. На душе было невесело... Что, если мы действительно совершили ошибку и теперь останемся без паспортов?.. Логика подсказывала, что этого быть не может! Имелись все необходимые справки, чтобы на законном осно­вании получить новые документы. Кроме того, прежние паспорта обя­зательно нужно было менять. В другое время потребовалось бы много труда и времени! А знакомая Соболя из полиции облегчила задачу. Нет! Мы поступили правильно! В тревогах и сомнениях прошли еще двое суток.

В назначенный день мы явились в паспортный стол полиции. Я зашел в кабинет инспектора, которому ранее сдал паспорта, и назвал свою фамилию. Инспектор был любезен. Он сообщил, что паспорта были готовы уже вчера, и, вручая их, весело сказал: «Вот ваши пас­порта, по которым вы сможете объехать весь мир, если, конечно, для этого у вас хватит денег». Я отшутился: «Будем стараться заработать столько денег, чтобы объездить весь свет!»

Инспектор предложил расписаться в анкетах и новых паспортах, спросив: «Нужны вам старые паспорта?» Я решил взять их на память и поинтересовался, что делают с паспортами, если владельцы их ос­тавляют? Инспектор ответил, что их хранят в личных делах.

Наконец, после стольких волнений мы держали в руках новень­кие паспорта с пометкой «действителен для всех стран». Это был пер­вый успех. Документы позволяли беспрепятственно посещать любую страну, выполнять там оперативные задания.

С этими паспортами мы прошли трудный путь. С ними же благо­получно вернулись на родную советскую землю.

Центр одобрил обмен паспортов и одновременно санкциониро­вал мое вступление в фирму Куницы. С тех пор фирма, без ведома ее основателей, стала служить верой и правдой советской разведке.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   22

Похожие:

Ивановна Мукасей «Зефир» iconМетодическое пособие для преподавателей по организации самостоятельной...
...

Ивановна Мукасей «Зефир» iconАлексеева Мария Ивановна, 10. 1998

Ивановна Мукасей «Зефир» iconИсковое заявление
Истец: Яровская Галина Ивановна, проживающая по адресу: 410028, г. Саратов, ул. Белоглинская, д. 8, кв. 14

Ивановна Мукасей «Зефир» iconУтверждена
Иванова Мария Ивановна, 22. 06. 1980 г р., паспорт 4700 001745, выдан 22. 09. 2009 овд г

Ивановна Мукасей «Зефир» iconПетрова Лилия Ивановна
Владение компьютером: на уровне опытного пользователя (офисные программы, 1С торговля и склад)

Ивановна Мукасей «Зефир» iconЮридический факультет ау татьяна ивановна
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования московский государственный университет

Ивановна Мукасей «Зефир» iconЮридический факультет ау татьяна ивановна
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования московский государственный университет

Ивановна Мукасей «Зефир» iconТомской области
Автор: Вторушина Татьяна Ивановна, преподаватель бухгалтерских дисциплин огбоу спо «Томский аграрный колледж»

Ивановна Мукасей «Зефир» iconЛюбимова Ольга Ивановна Тепловое оборудование предприятий общественного питания
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Ивановна Мукасей «Зефир» iconРабочая программа педагогическая практика Специальность: 030201. 65 «Политология»
Рэа им. Г. В. Плеханова, кандидат философских наук, доцент Ивлева Марина Ивановна

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
filling-form.ru

Поиск