Эти книги могут быть Вам интересны


НазваниеЭти книги могут быть Вам интересны
страница1/42
ТипДокументы
filling-form.ru > бланк доверенности > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42
Петров (Бирюк) Дмитрий: Казаки

http://img1.labirint.ru/books/111787/small.jpg

  • Год выпуска: 2006

  • Серия: Казачий роман

  • Издательство: Вече

  • ISBN: 5953314183

Творчество Дмитрия Ильича Петрова-Бирюка, глубоко самобытного писателя, автора многих исторических романов, хорошо известно. В серии "Казачий роман" уже выходила книга Петрова-Бирюка "Сыны степей Донских", имевшая большой успех у читателя. Издательство "Вече" с удовольствием представляет еще одно, пожалуй, наиболее значительное, произведение писателя - трилогию "Сказание о казаках", охватывающую почти полувековой период жизни донского казачества. Автор хорошо знает и убедительно показывает быт донских казаков, сочными красками рисует нравы и обычаи казачьей вольницы и те разительные перемены, которые произошли с ней за описываемый период истории. Роман "Казаки" - первая книга трилогии, посвященная событиям Русско-японской войны и революции 1905 года.







Эти книги могут быть Вам интересны

петров (бирюк) дмитрий сыны степей донских; степные рыцари: роман, повесть

Петров (Бирюк) Дмитрий

Сыны степей донских; Степные рыцари: Роман, повесть

В предлагаемый читателю однотомник известного русского писателя Дмитрия Ильича Петрова (Бирюка) вошли завоевашие огромную популярность роман "Сыны степей донских" и повесть "Степные рыцари", посвященные подвигам донских казаков во время русско-турецких войн XVIII-XIX вв. Эти произведения историко-приключенческого жанра отличают увлекательность и яркость сюжета, прекрасный язык, незабываемые герои. Книга Дмитрия Петрова открывает новую серию издательства - "Казачий роман", в которую будут включен . . . еще




петров (бирюк) дмитрий казаки: роман

Петров (Бирюк) Дмитрий

Казаки: Роман

Творчество Дмитрия Ильича Петрова-Бирюка, глубоко самобытного писателя, автора многих исторических романов, хорошо известно. В серии "Казачий роман" уже выходила книга Петрова-Бирюка "Сыны степей Донских", имевшая большой успех у читателя. Издательство "Вече" с удовольствием представляет еще одно, пожалуй, наиболее значительное, произведение писателя - трилогию "Сказание о казаках", охватывающую почти полувековой период жизни донского казачества. Автор хорошо знает и убедительно показывает быт д . . . еще




петров (бирюк) дмитрий ледяной поход: роман

Петров (Бирюк) Дмитрий

Ледяной поход: Роман

Творчество Дмитрия Ильича Петрова-Бирюка, глубоко самобытного писателя, автора многих исторических романов, хорошо известно. В серии "Казачий роман" уже выходила книга Дмитрия Петрова-Бирюка "Сыны степей Донских", имевшая большой успех у читателя. Издательство "Вече" с удовольствием представляет еще одно, пожалуй, наиболее значительное, произведение писателя - трилогию "Сказание о казаках", охватывающую почти полувековой период жизни донского казачества. Автор хорошо знает и убедительно показыва . . . еще




петров (бирюк) дмитрий испытание: роман

Петров (Бирюк) Дмитрий

Испытание: Роман

Творчество Дмитрия Ильича Петрова-Бирюка, глубоко самобытного писателя, автора многих исторических романов, хорошо известно. В серии "Казачий роман" уже выходила книга Дмитрия Петрова-Бирюка "Сыны степей Донских", имевшая большой успех у читателя. Издательство "Вече" с удовольствием представляет еще одно, пожалуй, наиболее значительное, произведение писателя - трилогию "Сказание о казаках", охватывающую почти полувековой период жизни донского казачества. Автор хорошо знает и убедительно показыва . . . еще




дмитрий петров (бирюк) степные рыцари.

Дмитрий Петров (Бирюк)

Степные рыцари.

В книге рассказывается о событиях XVII века, о героической обороне донскими казаками крепости Азов. В центре повести — приключения и испытания, выпавшие на долю главных ее героев — пятнадцатилетнего сына казачьего атамана Гурейки и четырнадцатилетней




Дмитрий Ильич ПЕТРОВ (БИРЮК)

ПЕРЕД ЛИЦОМ РОДИНЫ

Исторический роман
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ




Запыленный, грохочущий поезд подкатил к степной станции. На платформу сошли двое: высокий, смуглолицый, лет тридцати семи мужчина в военной гимнастерке с ромбами на петлицах и парень лет двадцати пяти в белой полотняной толстовке, перетянутой казачьим поясом с серебряным набором.

Поставив чемодан на перрон, военный оглянулся:

- Что-то не вижу Захара. Неужто не приехал?

- Не может быть, - отозвался парень. - Телеграмму-то посылали... Да вон... - указал он на плотного усатого казака, с радостной усмешкой бежавшего к ним по платформе.

- Здорово, браты! - тяжело дыша, выдавил Захар, подбежав к ним. Немножко запоздал. Здравствуй, Проша, - и потянулся целоваться к военному.

Братья расцеловались. Потом Захар поздоровался с двоюродным братом.

- Ты, Виктор, все такой же, ничуть не изменился. Чего ж, все в газете орудуешь?

- Да, продолжаю работать в газете.

- А мы надысь читали твой рассказ, - оживился Захар. - Дюже интересный. Навроде как бы про нашу станицу прописано... Ну и посмеялись же мы, ей-богу правда... Молодчага! Сочинителем заделался... Ну, что же, братья, пошли.

За вокзалом стояла телега, запряженная парой лошадей.

Все уселись на телегу и поехали.

Навстречу поплыла бескрайняя, молчаливая степь с плюшевыми квадратами чернозема, полосами изумрудных посевов - озимыми.

Прохор жадно оглядывался. Давно он уже не был в родных краях и потому с удовольствием наблюдал, как на бугринах, где особенно припекало жаркое солнце, казаки уже начинали сев.

- Спешат, - усмехнулся он.

- Ты чего, Проша, сказал? - обернулся к брату Захар.

- Да я говорю: спешат вон казаки с севом.

- Как же, - пожал плечами Захар. - Уж такое наше дело хлеборобское... День год кормит...

Было тихое весеннее утро. Все вокруг искрилось в сиянии подымавшегося солнца. В небе мирно плыли легкие воздушные облачка. Время от времени какое-нибудь из них закрывало солнце, и тогда все меркло в набежавшей лиловой тени. Но стоило только солнцу снова показать свою золотую макушку из-за облака, как степь опять начинала искриться.

На востоке, у Медвежьего кургана, с неба, словно голубоватая паутина, протянулась косая полоса - как бы сквозь мелкое сито просеивался первый весенний дождик.

Радостно ухмыляясь, Захар косился на брата.

- Эй, пошли! - покрикивал он на лошадей. Захару не терпелось что-то спросить у Прохора, но он сдерживался.

- Какая красота, Виктор, - восторженно оглядываясь вокруг, сказал Прохор. - Отвык я уже от природы. Ведь как ни говори, а мы с тобой люди деревенские и не можем быть равнодушными к ней...

- Братец, - прервал его Захар, - гляжу я вот на тебя, да и думаю: все вот гутарят, что у тебя, мол, брат Прохор красным генералом стал... Ну, конешное дело, для меня, да не токмо для меня, но и для всей нашей семьи гордость большая за тебя... А вот гляжу я - ты уж извиняй меня за ради бога - ну какой же ты генерал?.. Никакой у тебя особливой отлички нету... По одеянию ты, кубыть, простой солдат... Бывало, наш Костя приезжал домой, полковником он уже был, приедет, так на нем все блестит... Погоны блестят серебром, шпоры звенят, сапоги так начищены, что как лаком горят...

Прохор, слушая старшего брата, сначала посмеивался, а потом нахмурился.

Не замечая, что разговор его не особенно нравится брату, Захар продолжал простодушно рассуждать:

- В последнее время, перед тем, как уехать Косте за границу, слыхали мы, что ему был пожалован генеральский чин. Ты глянь, Проша, какой он у нас тоже башковитый. Выходит так, что два брата у меня и оба до генеральев дослужились. А ведь роду-то мы все простого, казачьего...

- Захарушка, - мягко сказал Прохор, - ты напрасно меня с Константином сравниваешь. Тот белогвардеец, изменник Родины, отщепенец, где-то за границей скитается... А я, как тебе известно, с первых дней революции коммунист... Впрочем, не будем об этом говорить... Ты вот скажи, как отец с матерью чувствуют себя? Здоровы ли?

- Да так, кубыть, все слава богу, - ответил несколько смущенный словами Прохора Захар. - Батя-то совсем геройский. Работает по домашности, а иной раз даже и в поле выезжает... А вот мамуня все на голову жалуется. Болит.

- Надо в больницу свозить бы ее.

- Да вот как подуправлюсь с делами, повезу в город к докторам.

- Да я, пожалуй, сам займусь этим, - сказал Прохор.

- Эй, шевелись! - хлестнув кнутом лошадей, прикрикнул Захар.

Лошади резво рванули повозку, несколько минут бежали по прибитой дороге крупной рысью.

Свесив голову на грудь, Захар задумался о чем-то, глядя под ноги лошадей.

- Проша, - снова спросил Захар, подымая голову, - ты извиняй меня, темного человека, но я опять хочу тебя спросить: вот ты, скажем, дослужился до красного генерала, комбриг стал. Большой человек. А к чему же ты зараз еще учению проходишь в академии? Для чего это тебе надобно?

- Учиться всегда надо, - улыбнулся Прохор. - Человек должен всю жизнь познавать, совершенствоваться. А мне, военному человеку, это тем более необходимо. Наша Советская страна находится в капиталистическом окружении. Капиталисты в любую минуту могут напасть на нас. У них армии сильные, хорошо вооружены. Генералы и офицеры у них знающие, ученые... Если мы, военные, не будем учиться, совершенствовать свои знания, то мы отстанем от военной науки, и тогда нас легко победить... Вот партия и учит нас, военных командиров, чтобы мы были не только на уровне капиталистических офицеров и генералов, но и превосходили бы их, чтоб, если на нас враги нападут, так мы могли б дать отпор... Понятно?

- Да-а, - неопределенно протянул Захар. - Понятно-то оно понятно, но а все-таки чудно, чтоб пожилой человек учению проходил...

На небе появились густые табунки кучистых и пышных, как взбитая пена, облаков. Нежные, лилово-розовые, они почти недвижимо стояли над головой, подобно таинственным сказочным островкам среди неохватно разлившегося спокойно-голубого моря. И от облачков, как рябины на морщинистом лице, по степи темнели тени. Справа, в той стороне, где, знал Прохор, залегает Лисья балка, блеснула молния.

- Пожалуй, я посплю немного, - проговорил Виктор и растянулся на пахучем сене в повозке.

Прохор тоже прилег, но заснуть долго не мог. Его волновала предстоящая встреча с родными, которых он не видел уже несколько лет.

Учась в военной академии в Москве, он вырвался на недельку, чтобы повидаться с родными. По дороге заехал к двоюродному брату Виктору Волкову, работавшему в газете в большом южном городе, и уговорил его поехать с ним в станицу.

Для Виктора эта поездка была кстати: редактор еще раньше посылал его в командировку написать очерк о весеннем севе.

Вот так и собрались двоюродные братья проведать свою станицу, в которой они родились, провели детство и юность...

Когда Прохор и Виктор проснулись, уже вечерело. Синие дали над степной равниной четче. На нее облака погустели: одни будто застыли в недосягаемых просторах, другие, те, что были пониже, медлительно двигались над землей, то беспрестанно меняясь в своих очертаниях, то вдруг принимая вид причудливого нагромождения мраморных гор или кипенно-белых снежных ущелий и ледников, то внезапно превращаясь в волшебные лиловые замки с башнями и шпилями...

А от закатного солнца все вокруг призрачно розовело, и тени от бегущих облаков над степью становились темней.

Словно мираж, на горизонте в ослепительных искрах играющих лучей появилась станица с ее мохнатыми левадами, рощами и садами.

У Прохора замерло сердце. Родная станица! Отчий дом!

II

В кругу семьи - близких, родных людей - Прохор, как когда-то в далекой юности, если ему приходилось долго отсутствовать, а потом снова появляться дома, испытывал радость от того трогательного внимания, с которым к нему относились домашние.

Он устроился с Виктором в той же самой маленькой комнатушке, в которой жил и в детстве, вместе с Константином, учительствовавшим в то время в местной школе.

Все в комнате напоминало прошлое. Тот же старый, изрезанный перочинным ножом коричневый стол, накрытый голубой клеенкой, те же хромоногие венские стулья, с грубыми дощатыми сиденьями, поделанными Захаром; та же железная кровать с погнутыми никелевыми шишками на спинках. На столе, как и раньше, лежала стопка дореволюционных зеленоватых журналов "Нива", которые выписывал брат Константин. На стене висела запыленная балалайка с оборванными струнами. Это тоже память Константина, он на ней, бывало, игрывал.

И куда бы и на что бы ни взглянул Прохор - все здесь напоминало былое. И эта старая домашняя патриархальность умиляла его.

- Витя, посмотри, - радостно смеялся Прохор. - Все здесь так же и осталось, как было в детстве.

- Да, - грустно согласился Виктор. - Но у меня - не все так... Отец мой, как тебе известно, умер. Уж года два прошло с тех пор. После себя он оставил развалившийся домишко... Ходил я вчера туда. Весь дом соседи растащили на дрова... Остались какие-то рытвины да ямы... жалко. Как ни говори, в этом домишке я провел свои милые детские годы... отрочество... Да, сохранилась, правда, еще груша, что росла перед нашими окнами в палисаднике. Поклонился я этой груше, слезы выступили на моих глазах... Очень тяжело... Я, конечно, понимаю, что все в мире течет и меняется, но все-таки до боли сердечной жалко прошлого... Сегодня пойду на кладбище поклониться праху отца...
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

Похожие:

Эти книги могут быть Вам интересны iconРуководство для лидеров общественного служения
Эти организационные навыки могут быть успешно применены в решении широкого круга задач – от точечных социальных проектов до масштабных...

Эти книги могут быть Вам интересны iconНа представление интересов в налоговом органе
Полномочия по настоящей доверенности не могут (вариант: могут) быть переданы другим лицам

Эти книги могут быть Вам интересны iconI какой вклад я надеюсь внести в работу группы
Белбина. В каждом из семи разделов распределите 10 баллов между возможными ответами согласно тому, как Вы полагаете, они лучше всего...

Эти книги могут быть Вам интересны iconБриф на оказание услуг
Эти вопросы помогут нам понять, что именно нужно и чем мы можем вам помочь. Чем полнее и точнее вы заполните бриф, тем легче будет...

Эти книги могут быть Вам интересны iconПодспорье Газета Союза борьбы за народную трезвость №60 малыш не...
Обещали публиковать в следующих номерах «Подспорья» продолжение книги при вашей заинтересованности и положительных отзывах, соратники....

Эти книги могут быть Вам интересны iconКак зарегистрироваться в "живом журнале"
ЖЖ". Если вы ещё не регистрировались, то вам нужно нажать на кнопку "Создать аккаунт", расположенную правее. Если все эти надписи...

Эти книги могут быть Вам интересны iconПоложение о членстве в Санкт-Петербургской молодежной общественной...
Членами Организации могут быть физические лица, достигшие 14-летнего возраста, и юридические лица общественные объединения, признающие...

Эти книги могут быть Вам интересны iconКому могут быть предоставлены социальные услуги на дому?
Гражданин признается нуждающимся в социальном обслуживании в случае, если существуют следующие обстоятельства, которые ухудшают или...

Эти книги могут быть Вам интересны iconОплаченного отпуска. Полученные Вами авиабилеты не могут быть переписаны...
Туристам, оформляющим визу в Италию самостоятельно, необходимо иметь в виду, что Шенгенская виза должна быть действующей на весь...

Эти книги могут быть Вам интересны iconИные вопросы хозяйственной деятельности
Приказ Федеральной налоговой службы от 5 марта 2012 г. № Ммв-7-6/138@ “Об утверждении форматов счета-фактуры, журнала учета полученных...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2024
контакты
filling-form.ru

Поиск