Методические материалы для проведения в общеобразовательных организациях Красноярского края Уроков исторической памяти/мемориальных мероприятий, посвященных 70-летию освобождения


НазваниеМетодические материалы для проведения в общеобразовательных организациях Красноярского края Уроков исторической памяти/мемориальных мероприятий, посвященных 70-летию освобождения
страница3/4
ТипУрок
filling-form.ru > бланк доверенности > Урок
1   2   3   4

ГРУППА 1.

ОСВЕНЦИМ ГЛАЗАМИ ЖЕРТВ


Мордехай Цирульницкий, бывший заключенный N 79414

ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ МЕСЯЦЕВ В ОСВЕНЦИМЕ


(Из «Черной книги»)

… 2 января 1943 года я был зачислен в команду по разборке вещей, прибывающих в лагерь заключенных. … Часть из нас занималась разборкой прибывавших вещей, другие – сортировкой, а третья группа – упаковкой для отправки в Германию. Ежедневно в разные города Германии по семь-восемь вагонов вещей. Старые, изношенные вещи отправлялись на переработку в Мемель и Лодзь.

Работа шла беспрерывно круглые сутки, и днем и ночью, и все же нельзя было с ней справиться – так много было вещей.

Здесь, в тюке детских пальто, я нашел однажды пальто моей младшей дочурки – Лани.

  Уже вскоре после того как я начал работать в этой команде, я узнал о газовых камерах, о крематориях, где ежедневно сжигались тысячи людей, я узнал о судьбе всех тех, кому не посчастливилось попасть в рабочие команды, и понял, что та же судьба постигла и мою семью. Люди ослабевшие, истощенные, больные, негодные для рабочих команд неизменно «газировались», а на их место присыпались другие. Однажды, в сильный мороз, эсэсовцы заставили целую группу работать раздетыми. Через два часа люди были совершенно обморожены. Работа стала. Эсэсовцы избили людей палками, те же, кто не выдержал экзекуции и свалились, были отправлены в «газ».



 В одном из греческих транспортов был доставлен детский дом. На железнодорожной платформе эсэсовцы хотели отделить от детей прибывшую вместе с ними воспитательницу. Она категорически отказалась оставить детей одних хотя к этому моменту для всех прибывающих была уже ясна ожидающая их участь. Не подействовали ни уговоры, ни попытки насильно оторвать ее. Так и ушла вместе с ними в газовую камеру.



      Зимою, в начале 1944 года, вернувшись однажды с работы в поздний час, мы застали весь лагерь во дворе. По общему настроению мы поняли, что произошло нечто очень серьезное. И действительно, оказалось, что произошло событие, весьма встревожившее гитлеровцев. В одном из транспортов, доставленных из Франции, была молодая еврейская женщина. Когда ее, уже голую, повели к газовой камере, она стала умолять рапортфюрера Шилингера, руководившего газованием, оставить ее в живых. Шилингер стоял, засунув руки в карманы, и, покачиваясь на ногах, смеялся ей в лицо. Сильным ударом кулака в нос она свалила Шилингера на землю, выхватила его револьвер, несколькими выстрелами убила наповал его и еще одного эсэсовца, а одного ранила.

Имел место и такой случай: один еврей из Югославии, зачисленный в «зондеркоманду», при сжигании трупов бросился в огонь, потащив с собой эсэсовца.

Полный текст: http://jhistory.nfurman.com/shoa/grossman019.htm 

Свидетельство польской акушерки пани Станиславы Лещинской,

бывшей узницы Освенцима



«Из тридцати пяти лет работы акушеркой, два года я провела как узница женского концентрационного лагеря Освенцим-Бжезинка, продолжая выполнять свой профессиональный долг. Среди огромного количества женщин, доставлявшихся туда, было много беременных. Функции акушерки я выполняла там поочередно в трех бараках, которые были построены из досок, с множеством щелей, прогрызенных крысами.

Внутри барака с обеих сторон возвышались трехэтажные нары, на которых размещались на грязных соломенных матрасах по три или по четыре женщины. Солома давно стерлась в пыль, и больные женщины лежали на почти голых не струганных досках, к тому же с сучками, впивавшимися в тело.

Посередине, вдоль барака, тянулась печь, сложенная из кирпича, с топками по краям. Она была единственным местом для принятия родов, так как другого сооружения для этой цели не было. Топили печь изредка. Поэтому донимал холод: мучительный, пронизывающий, особенно зимой, когда с крыши свисали длинные сосульки.

О необходимой для роженицы и ребенка воде я должна была заботиться сама, но для того чтобы принести одно ведро воды, надо было потратить не меньше двадцати минут.

В этих условиях судьба рожениц была плачевной, а роль акушерки — необычайно трудной: никаких асептических средств, никаких перевязочных материалов. Позже я несколько раз пользовалась помощью польской женщины-врача, работавшей в соседнем отделении. А когда я сама заболела сыпным тифом, большую помощь мне оказала врач Ирена Бялувна, заботливо ухаживавшая за мной и за моими больными.

О работе врачей в Освенциме не буду упоминать, так как – то, что я наблюдала, превышает мои возможности выразить словами величие призвания врача и героически выполненного долга. Подвиг врачей и их самоотверженность запечатлелись в сердцах тех, кто никогда уже об этом не сможет рассказать, потому что они приняли мученическую смерть в неволе. Врач в Освенциме боролся за жизнь приговоренных к смерти, отдавая свою собственную жизнь. Он имел в своем распоряжении лишь несколько пачек аспирина и огромное сердце. Там врач работал не ради славы, чести или удовлетворения профессиональных амбиций. Для него существовал только долг врача — спасать жизнь в любой ситуации.

Женщина, готовящаяся к родам, вынуждена была долгое время отказывать себе в пайке хлеба, за который можно было достать простыню. Эту простыню она разрывала на лоскуты, и они служили пеленками для малыша. Стирка пеленок вызывала много трудностей, особенно из-за строгого запрета покидать барак, а также невозможности свободно делать что-либо внутри него. Выстиранные пеленки роженицы сушили на собственном теле.

До мая 1943 года все дети, родившиеся в освенцимском лагере, были зверским способом умерщвлены: их топили в бочонке. Это делали медсестры Клара и Пфани. Первая была акушеркой по профессии и попала в лагерь за детоубийство. Поэтому она была лишена права работать по специальности. Ей было поручено совершать то, для чего она была более пригодна. Она была назначена старостой барака. Для помощи к ней была приставлена немецкая уличная девка Пфани. После родов младенца уносили в комнату этих женщин, где детский крик обрывался и до рожениц доносился плеск воды, а потом… роженица могла увидеть тельце своего ребенка, выброшенное из барака и разрываемое крысами.

В мае 1943 года положение некоторых детей изменилось. Голубоглазых и светловолосых детей отнимали у матерей и отправляли в Германию с целью денационализации. Пронзительный плач матерей провожал увозимых малышей. Пока ребенок оставался с матерью, само материнство было лучом надежды. Разлука была страшной.

Еврейских детей продолжали топить с беспощадной жестокостью. Не было речи о том, чтобы спрятать еврейского ребенка или скрыть его среди нееврейских детей. Клара и Пфани попеременно внимательно следили за еврейскими женщинами во время родов. Рожденного ребенка татуировали номером матери, топили в бочонке и выбрасывали из барака.

Судьба остальных детей была еще хуже: они умирали медленной голодной смертью. Их кожа становилась тонкой, словно пергаментной, сквозь нее просвечивали сухожилия, кровеносные сосуды и кости.

Среди многих пережитых там трагедий особенно живо запомнилась мне история женщины из Вильно, отправленной в Освенцим за помощь партизанам. Сразу после того, как она родила ребенка, кто-то из охраны выкрикнул ее номер (заключенных в лагере вызывали по номерам). Я пошла, чтобы объяснить ее ситуацию, но это не помогло, а только вызвало гнев. Я поняла, что ее вызывают в крематорий. Она завернула ребенка в грязную бумагу и прижала к груди… Ее губы беззвучно шевелились, — видимо, она хотела спеть малышу песенку, как это иногда делали матери, напевая своим младенцам колыбельные, чтобы утешить их в мучительный холод и голод и смягчить их горькую долю. Но у этой женщины не было сил… она не могла издать ни звука, — только большие слезы текли из-под век, стекали по ее необыкновенно бледным щекам, падая на головку маленького приговоренного. Что было более трагичным, трудно сказать — переживание смерти младенца, гибнущего на глазах матери, или смерть матери, в сознании которой остается ее живой ребенок, брошенный на произвол судьбы.

У меня до сих пор не было возможности передать Службе Здоровья свой акушерский рапорт из Освенцима. Передаю его сейчас во имя тех, кто уже никогда не сможет рассказать миру о причиненном им зле. И если в моем Отечестве, несмотря на печальный опыт войны, могут возникнуть тенденции, направленные против зародившейся жизни, то я надеюсь на голос всех акушеров, всех настоящих матерей и отцов, всех порядочных граждан в защиту жизни и прав ребенка».

http://www.world-war.ru/article_683.html

Из воспоминаний бывшего узника Освенцима Шломо Венезия

Две самые большие газовые камеры были рассчитаны на 1450 человек, но эсэсовцы загоняли туда по 1600 – 1700 человек. Они шли за заключенными и били их палками. Задние толкали впередиидущих. В результате в камеры попадало столько узников, что даже после смерти они оставались стоять. Падать было некуда. 
Один человек, выживший в нацистских лагерях, на вопрос, почему пережитое не озлобило его, ответил: «Я научился  дружбе в Освенциме. Когда я замерзал под порывами  ветра, другие закрывали меня своими телами; им нечего было предложить мне, кроме своих тел».

                                                                                                                      Эрнст Люстиг 
ГРУППА 2.

ОСВЕНЦИМ ГЛАЗАМИ ОСВОБОДИТЕЛЕЙ

Василий Яковлевич Петренко, Герой Советского Союза,

генерал-лейтенант в отставке

Один из освободителей Овенцима
ДО И ПОСЛЕ ОСВЕНЦИМА

Из книги 

Меня, не раз видевшего своими глазами гибель людей на фронте, поразила такая невиданная жестокость нацистов к заключенным лагеря, превратившимся в живых скелетов.

Об отношении немцев к евреям я читал в листовках, но в них ничего не говорилось об уничтожении детей, женщин и стариков. О судьбе евреев Европы я узнал уже в Освенциме. Я приехал туда 29 января 1945 года. …

В тот день, когда я приехал в Освенцим, там насчитали семь с половиной тысяч оставшихся в живых.

Нормальных людей я не видел. Немцы там оставили немощных, остальных угнали 18 января – всех, кто мог ходить. Больных, ослабевших оставили: как нам сказали – всего было более десяти тысяч. Немногие, те, что могли ходить, убежали, когда наша армия подошла к лагерю. …

Я заходил не только в бараки, потрясшие меня своим видом, мне показали также и помещение, где отравляли газом у входа в крематорий. Сам крематорий и газовая камера были взорваны.

Потом я увидел детей… Жуткая картина: вздутые от голода животы, блуждающие глаза; руки как плети, тоненькие ножки; голова огромная, а все остальное как бы не человеческое – как будто пришито. Ребятишки молчали и показывали только номера, вытатуированные на руке.

Слез у этих людей не было. Я видел, они пытаются утереть глаза, а глаза оставались сухими… 
Василий Васильевич Громадский, полковник в отставке

Он со своими солдатами одним из первых вошел в лагерь смерти
ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ
26 января войска штурмовали город Аушвиц. Каменные дома, автоматчики, снайперы. Солдаты забрасывали их гранатами и шли дальше. Иногда даже оставляли немцев в тылу. Главное, как вспоминает Громадский, - на Запад, как можно скорее. В бою за Аушвиц Громадский был ранен в руку. Легкие ранения получили еще двое солдат. За городом был лес. Вдруг его начали обстреливать. Примерно час рота продвигалась вперед под артиллерийским огнем. Трое солдат погибли. К 16 часам лес вопреки карте исчез. Солдаты обнаружили неизвестный объект, обнесенный колючей проволокой: "Мы понятия не имели, что мы обнаружили. Мы ничего не знали о существовании концлагеря под Аушвицем и тем более не знали о том, что там происходило". Громадский вспоминает, что немецкие автоматчики дали несколько очередей и наступила тишина. Людей видно не было: "Там были ворота на замке, я даже не знаю, был ли это центральный вход или еще какой. Я приказал сбить замок. Никого не было. Прошли метров двести, видим - бегут к нам узники, человек 300 в полосатых робах. Мы насторожились, нас предупреждали, что немцы переодеваются... Но это были действительно узники. Они плакали, обнимали нас, одна женщина пыталась угостить сахаром. Они рассказывали, что тут уничтожали миллионы людей. Я до сих пор помню, они нам сказали, что одних детских колясок из Освенцима отправили 12 вагонов. Они показали нам трубу крематория и сказали, что там сжигали людей. Они хотели, чтобы мы осмотрели лагерь. Я лишь заглянул в барак". Прошло всего 40 минут. Дальше прибежал связной и сообщил, что в полутора километрах к северу на лагерь наступают немцы, и Громадский со своим взводом отправился отражать атаку. Больше он в Освенциме не был. Но именно Освенцим стал его главным воспоминанием о войне: "Я провел на фронте 9 месяцев, 30 марта 45-го под Ратибором был тяжело ранен. И смерть солдата была понятной, он воюет. Мы привыкли. А уничтожение детей, мирных людей - это был шок".

http://www.izvestia.ru/world/article1081655 

ГРУППА 3.

ОСВЕНЦИМ ГЛАЗАМИ ПАЛАЧЕЙ

Гесс Р., комендант лагеря «Аушвиц»

КОНЦЕНТРАЦИОННЫЙ ЛАГЕРЬ В ОСВЕНЦИМЕ (1940-1943)

Из воспоминаний
Я понимал, что из Освенцима можно сделать нечто полезное только благодаря упорному труду всех, начиная с коменданта лагеря и кончая последним узником. Чтобы привлечь всех к выполнению поставленных задач, мне приходилось ломать все традиции и навыки, характерные для концентрационных лагерей.

Полный текст: http://jhistory.nfurman.com/shoa/books-001.htm 

 

Из записей заместителя государственного секретаря имперского Министерства

иностранных дел Мартина Лютера во время поездки в лагерь Аушвиц-Биркенау
Лагерь. Первое впечатление - сами масштабы сооружений, протянувшихся, по словам Гесса, коменданта лагеря, на два километра в ширину и четыре в длину. Внутри лагеря, насколько хватает глаз, сотни деревянных бараков, покрытых зеленым толем.

В южном секторе лагеря железнодорожная ветка длиной приблизительно 1,5 километра. По обе стороны проволочные заграждения на бетонных столбах и, кроме того, деревянные наблюдательные вышки с пулеметными гнездами. С западной стороны над деревьями возвышается извергающая дым квадратная фабричная труба из красного кирпича.

Пространство вдоль железнодорожной линии начинают заполнять эсэсовцы, некоторые с собаками, а также выделенные им в помощь заключенные. Вдали раздается паровозный гудок. Через несколько минут в ворота медленно въезжает локомотив, выбрасываемый им пар поднимает тучи желтой пыли. Он останавливается прямо перед нами. Позади закрываются ворота. Это эшелон евреев из Франции.

По моим подсчетам, в поезде около шестидесяти товарных вагонов с высокими деревянными бортами. Войска и выделенные заключенные окружают поезд. Отпирают и отодвигают двери. Вдоль поезда раздаются одни и те же команды: "Всем выходить! Ручную кладь забрать с собой! Весь тяжелый багаж оставить в вагонах!"

Первыми выходят мужчины: жмурясь от света, прыгают вниз - полтора метра, потом помогают женщинам, детям и старикам и принимают вещи.

Состояние прибывших жалкое - грязные, пыльные, показывая на рот, протягивают миски и чашки, плачут от жажды. В вагонах остаются лежать мертвые и неспособные двигаться больные. Эсэсовские охранники строят способных идти в две шеренги. Крики разлучаемых людей. После многочисленных команд колонны трогаются в противоположных направлениях. Трудоспособные мужчины направляются в сторону рабочего лагеря. Остальные двигаются в сторону деревьев. Заключенные в полосатых одеждах вскарабкиваются в вагоны, выволакивая оттуда багаж и трупы.

В колонные почти две тысячи человек: женщины с младенцами на руках, цепляющиеся за юбки детишки, старики и старухи, подростки, больные, сумасшедшие. Они движутся по пять человек в ряд по шлаковой 300-метровой дороге, проходят во двор, попадают на другую дорогу, в конце которой двенадцать бетонных ступеней ведут в огромный, стометровой длины подвал. Вывеска на нескольких языках (немецком, французском, греческом, венгерском) гласит: "Бани и дезинфекция". Хорошее освещение, десятки скамеек, сотни пронумерованных вешалок.

Охранники кричат: "Всем раздеться! Дается десять минут!" Люди стесняются, смотрят друг на друга. Приказ повторяют более резко, и на этот раз нерешительно, но спокойно, люди подчиняются. "Запомните номер своей вешалки, чтобы получить одежду!" Среди них снуют лагерные холуи, подбадривая, помогая раздеться слабым телом и духом. Некоторые матери пытаются спрятать младенцев в кучах одежды, но они быстро обнаруживают себя.

Сопровождаемая по бокам охранниками толпа обнаженных людей через большие дубовые двери медленно перемещается во второе помещение, такое же большое, как и первое, но абсолютно голое, если не считать поддерживающие потолок четыре толстые квадратные колонны, расположенные с интервалом в двадцать метров. В нижней части каждой колонны металлическая решетка. Помещение заполняется, двери закрываются.

По траве, растущей на крыше сооружения, подпрыгивая, едет небольшой фургон со знаками Красного Креста. Останавливается. Из машины появляются офицер СС и врач в противогазах, несущие четыре металлические канистры. Из травы в двадцати метрах друг от друга выступают незаметные бетонные трубы. Врач и эсэсовец поднимают крышки на трубах и высыпают желтовато-лиловое зернистое вещество. Снимают противогазы и закуривают на солнышке.

Тишина в помещении нарушается лишь глухим стуком, раздающимся в дальнем конце помещения позади чемоданов и груд еще не остывшей одежды. В дубовые двери вставлен небольшой стеклянный глазок. Я заглядываю в него. По глазку бьют кулаком, и я отдергиваю голову…

Возвращаемся в подземное сооружение. В воздухе громкое жужжание электромоторов - патентованная система удаления газа "Эксхатор". Двери открываются. Трупы навалены в одном конце; руки искусаны, исцарапаны. Входит "зондеркоманда" евреев в резиновых сапогах и фартуках, в противогазах. Скопления газа держатся на уровне пола до двух часов. Обмывают из шлангов скользкие трупы. Чтобы оттащить их к четырем двухдверным лифтам, на кисти рук набрасываются веревочные петли.

Крематорий. Удушающая жара: 15 печей работают на полную мощь. Оглушительный шум: дизельные вентиляторы раздувают пламя. Трупы из лифта выгружаются на конвейер (металлические катки). Кровь и т.п. стекают в бетонный желоб. Стоящие с обеих сторон парикмахеры бреют головы. Волосы собирают в мешки. Кольца, бусы, браслеты и т.п. бросают в металлический ящик. В конце зубная команда - 8 человек с крючками и щипцами - удаление золота (зубы, мосты, пломбы). Трупы сбрасывают в печи с металлических тачек.

В лагере четыре такие газовые камеры с крематорием. Пропускная способность каждой - по 2000 трупов в сутки; итого 8000. Обслуживается еврейской рабочей силой, заменяемой каждые 3 месяца. Операция, таким образом, осуществляется по принципу самообслуживания; секреты исчезают вместе с их носителями. Самая большая головная боль в отношении секретности - зловоние, а по ночам пламя из труб, видимое на много километров, особенно воинским эшелонам, направляющимся по основной линии на Восток.11
В завершении классного часа рекомендуется организовать с учащимися обсуждение вопроса «Каковы уроки Холокоста?». В качестве иллюстраций можно использовать фотокопии изображений с проявлением в современном обществе нацистской идеологии - осквернение нацисткой символикой мест захоронений евреев, памятников погибшим воинам в годы Второй мировой войны (Приложение 5). Последний слайд презентации, который содержит выражение первого президента российского Центра «Холокост» Михаила Яковлевича Гефтера «Никогда не бывает геноцида против одного народа. Геноцид всегда против всех», может помочь учащимся в формулировании главного вывода занятия – необходимо научиться понимать историю Холокоста – чудовищную историю уничтожения, не для того, чтобы активизировать ненависть, а чтобы помнить о погибших, уважать уцелевших и подтвердить стремление человечества к взаимопониманию и справедливости.

6. Методические рекомендации по оформлению книжно-иллюстративной выставки: «Судьба народа - Холокост»

В читальных залах школьных библиотек, кабинетах литературы и выставочных рекреационных зонах общеобразовательных организаций рекомендуется оформить книжно-иллюстративную выставку «Судьба народа - Холокост».

Цель выставки – познакомить учащихся, педагогов и родителей с художественными произведениями зарубежной и отечественной литературы, раскрывающих одну из трагических страниц Второй мировой войны – геноцид еврейского народа и существование лагеря смерти Освенцим, в котором было уничтожено около полутора миллионов человек.

В качестве эпиграфа выставки можно поместить высказывание В. Распутина: «А память, она всё помнит, всё держит, ни одной крупинки не обронит». Разделы выставки:

  1. Холокост: исторический экскурс.

  2. Холокост в зарубежной литературе.

  3. Холокост в отечественной литературе.

Раздел 1. «Холокост: исторический экскурс» рекомендуется оформить в виде аннотации к выставке.

«Судьба народа - Холокост», 70 – летию освобождения узников Освенцима посвящается…
27 января, в день освобождения узников Освенцима, в мире отмечают День памяти жертв Холокоста. И хотя от того дня, когда советские солдаты вошли на территорию самого большого в мире концлагеря, нас отделяет уже 70 лет, мы по-прежнему не все знаем о том, как жили, умирали и выживали в Освенциме. 

1 ноября 2005 Генеральной Ассамблеей ООН была принята Резолюция № 60/7, согласно которой 27 января установлен Международный день памяти жертв Холокоста.
Раздел 2. Холокост в зарубежной литературе.

Анна Франк. Убежище. Дневник в письмах. Любое издание.http://j.livelib.ru/boocover/1000325873/l/261f/anna_frank__ubezhische._dnevnik_v_pismah.jpg

Дневник голландской девочки Анны Франк - один из наиболее известных и впечатляющих документов о зверствах фашизма - сделал ее имя знаменитым на весь мир.

Анна вела дневник с 12 июня 1942 по 1 августа 1944 года. Сначала она писала только для себя, пока весной 1944 года не услышала по радио выступление министра образования Нидерландов Болкенштейна. Тот сказал, что все свидетельства нидерландцев периода оккупации должны стать всенародным достоянием. Под впечатлением от этих слов Анна решила после войны издать книгу, в основу которой лег бы ее дневник. Анна умерла в концлагере, когда ей было 15 лет. Ее дневник, который она вела в Амстердаме, прячась с семьей от нацистов, стал известен всему миру. 

http://j.livelib.ru/boocover/1000332454/l/0ec5/dzhon_bojn__malchik_v_polosatoj_pizhame.jpg


Джон Бойн. Мальчик в полосатой пижаме. Любое издание.

«Мальчик в полосатой пижаме» - роман современного ирландского писателя. Джона Бойна. Книга рассказывает о немецком мальчике – Бруно, сыне офицера вермахта, живущем в Германии времен нацистского режима. Бруно знакомиться со сверстником, но их дружбе мешает тот факт, что они разделены колючей проволокой концлагеря.

Татьяна де Росней. Ключ Сары. Любое издание.ключ сары (де росней татьяна)

Жаркий июль 1942 года. Около десяти тысяч евреев, жителей Франции, томятся в неведении на стадионе "Вель д'Ив". Старики, женщины, дети... Всех их ожидает лагерь смерти Аушвиц. Десятилетняя Сара рвется домой, к четырехлетнему братику, закрытому на ключ в потайном шкафу. Но она вернется в Париж слишком поздно...

 


Живульская К. Я пережила Освенцим. Любое издание.

    
Польская писательница Кристина Живульская в 1943 году попала в гитлеровский лагерь уничтожения — Освенцим. Ей удалось выжить, Советская Армия освободила ее. Кристина Живульская решила рассказать людям о зверствах гитлеровцев, о том, что ей пришлось испытать. Так появилась книга «Я пережила Освенцим»http://j.livelib.ru/boocover/1000463292/l/2a34/kristina_zhivulskaya__ya_perezhila_osventsim.jpg

Джек Майер. Храброе Сердце Ирены Сендлер. Любое издание.

1942–1943 гг. Оккупированная немцами Варшава. Молодая полька Ирена Сендлер как социальный работник получает разрешение посещать Варшавское гетто. Понимая, что евреи обречены, Ирена уговаривает их отдать ей своих детей. Подростков Сендлер выводит через канализацию, малышей выносит в мешках и ящиках для инструментов. Она пристраивает их в монастыри и к знакомым. Кто-то доносит на Ирену, ее арестовывают, пытают и приговаривают к расстрелу.http://j.livelib.ru/boocover/1000761333/l/3230/dzhek_majer__hrabroe_serdtse_ireny_sendler.jpg

 Ирена спасла 2500 детей - и все 2500 раз рисковала жизнью. О ее подвиге молчали более 60 лет. Когда ей исполнилось 97, она была номинирована на Нобелевскую премию Мира. Жизнь Ирены Сендлер - это одновременно трагическая и прекрасная история огромной любви и невероятного мужества, которая должна быть рассказана всему миру.

Пьеро Дельи Антони. Блок 11. Выхода нет. Любое издание.

Освенцим. Десять узников концлагеря приговорены к расстрелу из-за того, что несколько товарищей по несчастью совершили удачный побег. Но команда "Огонь!" так и не прозвучала. Комендант предложил смертникам самим решать, кому жить, а кому погибнуть. К восьми часам следующего дня заключенные должны назвать имя того из них, кто будет казнен.http://j.livelib.ru/boocover/1000534498/l/73c9/pero_deli_antoni__blok_11._vyhoda_net.jpg
Раздел 3. Холокост в отечественной литературе.

Кузнецов, А. Бабий Яр (роман-документ). Любое издание.http://j.livelib.ru/boocover/1000427310/l/bfe6/anatolij_kuznetsov__babij_yar.jpg

 Анатолий Кузнецов родился и вырос в Киеве, где во время оккупации он стал свидетелем массовых расстрелов в Бабьем Яру. Этот опыт лег в основу его самого знаменитого произведения - "Бабий Яр".

 Впервые "Бабий Яр" был напечатан в 1966 году в журнале "Юность", но с купюрами, сделанными цензурой. В августе 1969 года А.Кузнецов попросил политического убежища и остался в Великобритании. Его имя в СССР перестало упоминаться, книги были изъяты из магазинов и библиотек.
Анатолий Рыбаков. Тяжелый песок. Любое издание.книга « тяжелый песок » - читать онлайн

В основе сюжета романа Анатолия Рыбакова «Тяжелый песок»— любовь Рахили и Якова Ивановских, история их семьи, прослеженная на протяжении более тридцати лет (1909-1942), на фоне событий этой эпохи — первая мировая война, революция, гражданская война, индустриализация, Великая Отечественная война. Жизнь этой семьи тесно переплетена с судьбами других людей многонационального городка, расположенного на стыке РСФСР, Украины и Белоруссии, где и происходит действие романа.

c:\users\kost\desktop\освенцим\метод разработка_освенцим\сборник воспоминаний.jpg

«Пленённое детство: сборник воспоминаний», составители Дмитриева Е.В., Маркова П.С., Писаренко Л.Е., Рандалайнен М.А. Красноярск, ЛИТРА-принт, 2014г.

В сборнике «Плененное детство» собраны воспоминания людей, которые во время Великой Отечественной войны были детьми. Сборник воспоминаний бывших малолетних узников фашистских концлагерей, проживающих в Кировском районе г. Красноярска подготовлен в рамках проекта «Нам нужна эта память» сотрудниками библиотеки им. Н. Добролюбова МБУК «ЦБС им. Горького» г. Красноярск и волонтерами в рамках благотворительной программы «Место встречи: диалог», осуществляемой САF Россия при поддержке Фонда «Память, ответственность и будущее».

Петренко В. До и после Освенцима.- М.: Фонд «Холокост», 2000.- 160 с.; 20 ил.- (Российская б-ка Холокоста).

Генерал-лейтенант в отставке, Герой Советского Союза Василий Яковлевич Петренко рассказывает о своей жизни, главном эпизоде фронтовой биографии - освобождении лагеря смерти Освенцим.

Автор - известный военный историк - размышляет о месте концлагерей в нацистской практике народоубийства, пытается ответить на вопрос, почему перед армиями союзников не ставилось специальной задачи по их освобождению.
Погожев А. А., Стенькин П. А. Побег из Освенцима. Остаться в живых. — М.: Яуза, Эксмо, 2005. — 288 с. — (Война и мы. Солдатские дневники). «побег из освенцима: остаться в живых»

В начале октября 1941 года в Освенцим прибыли эшелоны, в которых находилось примерно двадцать тысяч советских военнопленных. Через год в живых осталось только двести человек. Остальные погибли, не выдержав чудовищных условий жизни в лагере. 6-го ноября семьдесят наших соотечественников, прорвав оцепление во время поиска пропавшего узника, совершили единственный в истории Освенцима массовый побег. К сожалению, до Родины смогли добраться единицы, и среди них Андрей Погожев и Павел Стенькин. В воспоминаниях этих людей, переживших ужас Освенцима, подробно описывается по-немецки четкая система, направленная прежде всего на подавление психики человека, превращение его в полуживотное, а затем и его физическое уничтожение. Выжить в этих условиях могли только люди с фантастическим запасом духовных и физических сил.

Полный текст книги: http://militera.lib.ru/memo/russian/pogozhev_aa/index.html

7. Тема Холокоста в мировой кинематографии

Важным моментом в сохранении памяти людей о Холокосте и необходимости недопущения подобной трагедии впредь является художественное осмысление Холокоста в литературе, кинематографе, музыке, изобразительном искусстве. Наиболее эмоционально эта тема раскрыта в кино.

Первым упоминанием в кино о геноциде, направленном против евреев, стала новелла «Бесценная голова» Бориса Барнета, вышедшая в короткометражке «Боевой киносборник» №10 в 1942 году в СССР.

Первым из фильмов, рассказавших об Освенциме и Холокосте, был польский фильм «Последний этап» (1948).

Среди наиболее известных лент, посвящённых этой теме: «Пианист», «Список Шиндлера», «Ночь и туман», «Выбор Софи», «Жизнь прекрасна», «Шоа», «Мальчик в полосатой пижаме», «Бункер», «Остров на Птичьей улице» (1997), «Нерожденный» (2009).

8. Освенцим в поэзии и эссеистике

Александр Городницкий

ОСВЕНЦИМ
Над проселками листья — как дорожные знаки,

К югу тянутся птицы, и хлеб недожат.

И лежат под камнями москали и поляки,

А евреи — так вовсе нигде не лежат.
А евреи по небу серым облачком реют.

Их могил не отыщешь, кусая губу:

Ведь евреи мудрее, ведь евреи хитрее, —

Ближе к Богу пролезли в дымовую трубу.
И ни камня, ни песни от жидов не осталось,

Только ботиков детских игрушечный ряд.

Что бы с ними ни сталось, не испытывай жалость,

Ты послушай-ка лучше, что про них говорят.
А над шляхами листья — как дорожные знаки,

К югу тянутся птицы, и хлеб недожат.

И лежат под камнями москали и поляки,

А евреи — так вовсе нигде не лежат.

1966

* * *

Муса Джалиль «Варварство»
Они с детьми погнали матерей

И яму рыть заставили, а сами

Они стояли, кучка дикарей,

И хриплыми смеялись голосами.
У края бездны выстроили в ряд

Бессильных женщин, худеньких ребят.

Пришел хмельной майор и медными глазами

Окинул обреченных... Мутный дождь
Гудел в листве соседних рощ

И на полях, одетых мглою,

И тучи опустились над землею,

Друг друга с бешенством гоня...
Нет, этого я не забуду дня,

Я не забуду никогда, вовеки!

Я видел: плакали, как дети, реки,

И в ярости рыдала мать-земля.
Своими видел я глазами,

Как солнце скорбное, омытое слезами,

Сквозь тучу вышло на поля,

В последний раз детей поцеловало,
В последний раз...

Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас

Он обезумел. Гневно бушевала

Его листва. Сгущалась мгла вокруг.
Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,

Он падал, издавая вздох тяжелый.

Детей внезапно охватил испуг,

Прижались к матерям, цепляясь за подолы.
И выстрела раздался резкий звук,

Прервав проклятье,

Что вырвалось у женщины одной.

Ребенок, мальчуган больной,
Головку спрятал в складках платья

Еще не старой женщины. Она

Смотрела, ужаса полна.

Как не лишиться ей рассудка!
Все понял, понял все малютка.

- Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать!

Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.

Дитя, что ей всего дороже,
Нагнувшись, подняла двумя руками мать,

Прижала к сердцу, против дула прямо...

- Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!

Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь?
И хочет вырваться из рук ребенок,

И страшен плач, и голос тонок,

И в сердце он вонзается, как нож.

- Не бойся, мальчик мой. Сейчас вздохнешь ты вольно.
Закрой глаза, но голову не прячь,

Чтобы тебя живым не закопал палач.

Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно.
И он закрыл глаза. И заалела кровь,

По шее лентой красной извиваясь.

Две жизни наземь падают, сливаясь,

Две жизни и одна любовь!
Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.

Заплакала земля в тоске глухой,

О, сколько слез, горячих и горючих!

Земля моя, скажи мне, что с тобой?
Ты часто горе видела людское,

Ты миллионы лет цвела для нас,

Но испытала ль ты хотя бы раз

Такой позор и варварство такое?
Страна моя, враги тебе грозят,

Но выше подними великой правды знамя,

Омой его земли кровавыми слезами,

И пусть его лучи пронзят,
Пусть уничтожат беспощадно

Тех варваров, тех дикарей,

Что кровь детей глотают жадно,

Кровь наших матерей...
1943
Александр Городницкий

ПО ОСВЕНЦИМУ ВЕТЕР ГУЛЯЕТ
По Освенциму ветер гуляет,

И ромашки растут меж печей,

И экскурсия нас ожидает,

Москвичей, москвичей, москвичей.

Вам покажут сожженные кости, —

Сколько хочешь на пепел глазей.

Приезжайте, пожалуйста, в гости

В тот музей, в тот музей, в тот музей.
Разбирайтесь по двое, по трое —

Каждый день, каждый час, каждый час.

Кто из вас лагеря эти строит,

Кто из вас, кто из вас, кто из вас?

Лучше мне докатиться до «вышки»,

В землю лечь, в землю лечь, в землю лечь,

Чем однажды подбросить дровишки

В эту печь, в эту печь, в эту печь.
Где музеи такие же встанут?

Ни намека о том, ни слезы, —

На бескрайних степях Казахстана

Или в желтой долине Янцзы?

По Освенциму ветер гуляет,

И ромашки растут меж печей...

Кто нам скажет, что нас ожидает,

Москвичей, москвичей, москвичей?

1966
* * *

Геррит Ахтерберг

ОСВЕНЦИМ

Об этом ветер говорит сурово,

Не ведая, о чем его рассказ.

Нет никого, кто помнил бы о вас,

И ныне я твержу об этом слово.
Растаял в воздухе замолкший глас,

О том, что было – ни строки, ни слова:

Из тьмы кромешной не расслышать зова.

Последний отсвет памяти погас.
Вагон отцеплен, в дальнем тупике,

На рельсах смерти брошен и забыт.

Ждать – тяжело, надеяться напрасно.
И надпись мелом на дверной доске,

Начертанная четко и бесстрастно,

О пункте назначенья говорит.

Перевод с немецкого Е. Витковского

* * *

Павел Антокольский

ЛАГЕРЬ УНИЧТОЖЕНИЯ
И тогда подошла к нам, желта как лимон,

Та старушка восьмидесяти лет,

В кацавейке, в платке допотопных времен –

Еле двигавший ноги скелет.

Синеватые пряди ее парика

Гофрированы были едва.

И старушечья в синих прожилках рука

Показала на оползни рва.
- Извините! Я шла по дорожным столбам,

По местечкам, сожженным дотла.

Вы не знаете, где мои мальчики, пан,

Не заметили, где их тела?

Извините меня, я глуха и слепа,

Может быть среди польских равнин,

Может быть, эти сломанные черепа –

Мой Иосиф и мой Веньямин.

Ведь у нас под ногами не щебень хрустел.

Эта черная жирная пыль –

Это прах человечьих обугленных тел.-

Так сказала старуха Рахиль.

И пошли мы за ней по полям. И глаза

Нам туманила часто слеза.

А вокруг золотые сияли леса,

Поздней осени польской краса.

Там травы золотой сожжена полоса,

Не гуляют ни серп, ни коса.

Только шепчутся голоса, голоса,

Тихо шепчутся там голоса:

- Мы мертвы. Мы в обнимку друг с другом лежим,

Мы прижались к любимым своим,

Но сейчас обращаемся только к чужим,

От чужих ничего не таим.

Сосчитайте по выбоинам на земле,

По лохмотьям истлевших одежд,

По осколкам стекла, по игрушкам в золе,

Сколько было тут светлых надежд.

Сколько солнца и хлеба украли у нас,

Сколько детских засыпали глаз.

Сколько иссиня-черных остригли волос,

Сколько девичьих рук расплелось.

Сколько крохотных юбок, рубашек, чулок

Ветер по свету гнал и волок.

Сколько стоили фосфор, и кровь, и белок

В подземелье фашистских берлог.
Эти звезды и эти цветы – это мы.

Торопились кончать палачи,

Потому что глаза им слепили из тьмы

Наших жизней нагие лучи.

Банки с газом убийцы истратили все.

Смерть во всей ее жалкой красе

Убегала от нас по асфальту шоссе,

Потому что в вечерней росе,

В трепетанье травы, в лепетанье листвы,

В очертанье седых облаков,-

Понимаете вы!- мы уже не мертвы,

Мы воскресли на веки веков.

1944

* * *
1   2   3   4

Похожие:

Методические материалы для проведения в общеобразовательных организациях Красноярского края Уроков исторической памяти/мемориальных мероприятий, посвященных 70-летию освобождения iconМетодические материалы для проведения в общеобразовательных организациях...
Красноярский краевой институт повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования

Методические материалы для проведения в общеобразовательных организациях Красноярского края Уроков исторической памяти/мемориальных мероприятий, посвященных 70-летию освобождения iconМетодические рекомендации по подготовке и проведению празднования...
Настоящие методические рекомендации включают в себя материалы, призванные помочь работникам культурно-досуговых учреждений при планировании,...

Методические материалы для проведения в общеобразовательных организациях Красноярского края Уроков исторической памяти/мемориальных мероприятий, посвященных 70-летию освобождения iconПравительство красноярского края постановление
Жилищного кодекса Российской Федерации, статьей 103 Устава Красноярского края, статьей 15 Закона Красноярского края от 27. 06. 2013...

Методические материалы для проведения в общеобразовательных организациях Красноярского края Уроков исторической памяти/мемориальных мероприятий, посвященных 70-летию освобождения iconМетодические рекомендации к разработкам уроков по теме «Компьютерное черчение»
Цель серии уроков: восстановление в памяти знаний и практических навыков, приобретенных

Методические материалы для проведения в общеобразовательных организациях Красноярского края Уроков исторической памяти/мемориальных мероприятий, посвященных 70-летию освобождения iconМетодические рекомендации для школ Российской Федерации по проведению...
И. Грищенко, А. В. Клименко, О. О. Козарезова, В. И. Коровин, А. Ю. Кузьмин, М. Ю. Лачаева, А. В. Лубков, А. Ю. Можайский, М. Л....

Методические материалы для проведения в общеобразовательных организациях Красноярского края Уроков исторической памяти/мемориальных мероприятий, посвященных 70-летию освобождения iconМетодические рекомендации для школ Российской Федерации по проведению...
И. Грищенко, А. В. Клименко, О. О. Козарезова, В. И. Коровин, А. Ю. Кузьмин, М. Ю. Лачаева, А. В. Лубков, А. Ю. Можайский, М. Л....

Методические материалы для проведения в общеобразовательных организациях Красноярского края Уроков исторической памяти/мемориальных мероприятий, посвященных 70-летию освобождения iconПоложение о проведении районной исторической игры, посвященной 115-летию...
Муниципальное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа №51»

Методические материалы для проведения в общеобразовательных организациях Красноярского края Уроков исторической памяти/мемориальных мероприятий, посвященных 70-летию освобождения iconКонкурс методических разработок, посвященных 100-летию Великой российской...
Конкурс методических разработок, посвященных 100-летию Великой российской революции и завершению Первой мировой войны

Методические материалы для проведения в общеобразовательных организациях Красноярского края Уроков исторической памяти/мемориальных мероприятий, посвященных 70-летию освобождения iconБюллетень
Эссе победителей и призеров творческого конкурса «К 150-летию российской адвокатуры и 80-летию адвокатуры Красноярского края»

Методические материалы для проведения в общеобразовательных организациях Красноярского края Уроков исторической памяти/мемориальных мероприятий, посвященных 70-летию освобождения iconМетодические рекомендации для специалистов образовательных организаций
Методические рекомендации предназначены специалистам общеобразовательных организаций, профессиональных образовательных организаций...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
filling-form.ru

Поиск