Оболенский Александр Митрофанович народный президент миф или реальность? (очерки расследование истории современной России)


Скачать 17.57 Mb.
НазваниеОболенский Александр Митрофанович народный президент миф или реальность? (очерки расследование истории современной России)
страница3/115
ТипДокументы
filling-form.ru > бланк доверенности > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   115
[6].

К концу 1986 года в стране появились первые самодеятельные общественно-политические кружки, часть которых уже не контролировалась партийной номенклатурой. И в 1987, и в 1988 годах эти инициативные общественные новообразования собственной четко выраженной политической ориентации внутри РСФСР не имели и позиционировали себя как общественную поддержку линии Горбачева на демократизацию жизни общества. Политическую и экономическую жизнь страны, по-прежнему, определял партийный аппарат (номенклатура) КПСС, с той лишь оговоркой, что его действия утратили прежнюю строгую единонаправленность. Курсу формального руководителя внутри КПСС противодействовало влиятельное консервативное крыло и это сказывалось на осложнении ситуации внутри страны, как экономической, так и политической. Противоречивые сигналы систем управления приводили к нарушению в производстве и снабжении населения рядом товаров, а ослабление политического диктата позволило активизироваться «бациллам национализма» не только в ряде Союзных республик в составе СССР, но и непосредственно на территории РСФСР.

Реформа избирательной системы в 1988 году, вероятнее всего, была задумана Горбачевым и его командой, как еще один этап борьбы за усиление своих позиций внутри КПСС. С учетом общественных настроений предполагалось, что представители консервативного крыла в альтернативной борьбе на выборах преимущественно проиграют более молодым и активным выдвиженцам среднего партийного звена. В принципе, на первых в истории СССР альтернативных выборах народных депутатов весной 1989 года так и произошло и это дало повод М.С. Горбачеву немедленно провести очередную чистку в рядах партийной консервативной номенклатуры, освободив ряд, проигравших выборы, секретарей обкомов. Однако, альтернативные выборы дали и побочный, никак не ожидавшийся Горбачевым эффект.

Открывшийся 25 мая 1989 года, первый Съезд Народных депутатов СССР с первых минут нарушил чинный, расписанный в недрах партийного аппарата ЦК КПСС, сценарий его проведения. Возмутителями спокойствия стала часть Народных депутатов, получивших поддержку своих избирателей и победивших в альтернативной борьбе, зачастую, вопреки официальной позиции партийных органов. Подавляющее большинство из них, по-прежнему, состояли в КПСС, но статус представителя народа во власти, полученный не по партийной разнарядке, а самостоятельно, резко понизил зависимость от партийной дисциплины. На первом съезде эта новая независимая, но пока не организованная, политическая сила, доставляла проблемы по ведению съезда, но еще сохраняла ориентацию на Горбачева, как на лидера демократических преобразований. Ситуация изменилась после завершения съезда. Его итоги показали, что Горбачев побоялся вызванной им же самим активности общества и предпочел опереться на привычно послушное и управляемое реформаторское крыло КПСС. Призывы к народу брать судьбу страны в собственные руки в последующих его выступлениях исчезли.

Обманутые в своих ожиданиях независимая часть депутатов и часть, поддержавших их на выборах, избирателей были вынуждены начать поиск самостоятельного пути реализации поставленных М.С. Горбачевым задач демократизации общественно-политической жизни и экономических реформ.

Седьмого июня 1989 года состоялось собрание группы Народных депутатов СССР недовольных итогами 1-го Съезда, которое приняло решение учредить для выработки и проведения коллективной политики «Межрегиональную депутатскую группу». 29-30 июля 1989 г. прошло организационное собрание МДГ, в котором приняли участие 269 депутатов (СПРАВКА – общее число Народных депутатов СССР составляло 2500). Попытка группы депутатов выдвинуть на нём в качестве единоличного лидера попавшего в 1997 году в опалу бывшего сподвижника М.С. Горбачева Бориса Николаевича Ельцина не получила поддержки. Подавляющим большинством голосов для координации деятельности депутатов был выбран коллегиальный орган из 25 депутатов (Координационный Совет во главе с 5-ю сопредседателями). При выборе сопредседателей Б.Н. Ельцин получил практически равный рейтинг с Ю.Н. Афанасьевым и Г.Х. Поповым.

К осени 1989 года активизация участия населения в политической жизни, которой дала мощный толчок прямая трансляция заседаний 1-го Съезда НД СССР, вылилась в спонтанное движение клубов избирателей по подготовке к выборам народных депутатов РСФСР, намеченным на март 1990 года. Частично они ещё находились под контролем комитетов КПСС городского и регионального уровней и обеспечили избрание депутатами коммунистов по формальной принадлежности к КПСС, но чуждых, как позднее оказалось, её официальной идеологии. Но часто объединяющим началом выступало неприятие политического монополизма КПСС, ведущее к объединению вокруг задачи выдвижения единого кандидата против кандидатов от КПСС усилий активных людей порой несовместимых взглядов.

Растущий общественный настрой на демократизацию общественно-политической жизни и неудачи горбачевских инициатив в области экономики неизбежно влияли и на позицию низового звена партийного актива КПСС. Недовольство итогами деятельности Горбачева начало охватывать и низы его партии. Среди российских коммунистов, несмотря на сопротивление ЦК КПСС, ширилось движение за учреждение собственной компартии (РСФСР) в составе КПСС. Прежде жесткая партийная дисциплина начала давать сбои. В начале 1990 года положение внутри КПСС, видимо, перестало гарантировать Горбачеву сохранение поста Генерального секретаря ЦК КПСС на намеченном на 02 июля 1990 г. 28-й съезде КПСС, что побудило срочно созвать 3 Съезд НД СССР и, используя остатки своего влияния, провести на нем реорганизацию государственной власти. СССР стал президентской республикой и, тут же, на съезде, первым Президентом был избран М.С. Горбачев. Рискнуть проверить свой авторитет процедурой всенародного избрания он не решился. Для выхода из-под влияния КПСС, в случае потери над ней контроля, одновременно с учреждением поста Президента в Конституции СССР была изменена редакция статьи 6: «Коммунистическая партия Советского Союза, другие политические партии, а также профсоюзные, молодежные, иные общественные организации и массовые движения через своих представителей, избранных в Советы народных депутатов, и в других формах участвуют в выработке политики Советского государства, в управлении государственными и общественными делами». Формально, юридически, КПСС потеряла монопольное право на управление страной, но её члены всё еще занимали все руководящие посты.

Прошедшие 04 марта 1990 года на альтернативной основе выборы Народных депутатов РСФСР подтвердили обоснованность опасений Горбачева. В избранном составе высшего органа власти РСФСР большинство депутатов, включая большую часть коммунистов, были в оппозиции проводимой им политике.

На первом съезде НД РСФСР (16 мая – 26 июня 1990 г.) основная борьба за пост Председателя Верховного Совета РСФСР (по Конституции, - высшего должностного лица РСФСР) развернулась между кандидатами групп, обозначивших себя как «коммунисты» и «демократы». Обе они позиционировали себя, пусть и в разной степени, как оппозиция курсу Горбачева. Закончившиеся неудачей две попытки избрания Председателя Верховного Совета РСФСР явно свидетельствовали о практически полном равновесии на съезде групп депутатов, представляющих антагонистичный подход к дальнейшему развитию страны. «Коммунисты» выступали за продолжение социалистического пути развития, а у «демократов» всё более явно проступали намерения реставрации капиталистических общественных отношений. Ситуацию дополнительно запутывал тот факт, что оба основных претендента, Борис Николаевич Ельцин и Иван Кузьмич Полозков были членами одной партии, - КПСС. Ситуацию разрешил оригинальный приём эмоционального воздействия, возможно, подсказанный американскими специалистами по демократизации и проведению выборов уже в то время неофициально консультировавшими лидеров демократического движения России. Вечером, после второй неудачной попытки избрания Председателя Верховного Совета, депутатов отвезли в киноцентр для просмотра документального фильма «Так жить нельзя!» снятого талантливым режиссером С. Говорухиным. Утром кандидату «демократов» Борису Николаевичу Ельцину удалось наскрести в третьей попытке необходимое для избрания большинство: 535 голосов при числе депутатов 1068.

Впрочем, нельзя не отметить, что спустя четверть века в газете «Советская Россия» 19 апреля 2012 года было опубликовано открытое письмо группы бывших народных депутатов РСФСР к Президенту Д.А. Медведеву, в котором, в частности, ставится вопрос о фальсификации этого судьбоносного для страны и нашего народа голосования: «Впервые выборы были сфальсифицированы при избрании Председателя Верховного Совета РСФСР в 1990 году на I Съезде народных депутатов РСФСР, когда Б. Ельцин был «избран» Председателем Верховного Совета РСФСР лишь с третьего захода, да и то фальшивым голосом, о чем позднее откровенно изложил в своей книге Председатель Счетной комиссии Съезда народных депутатов от Ростовской области Ю. Сидоренко (Сидоренко Ю. От потрясенного Кремля до… Ростов-на-Дону, 1990. С. 26–30). Б. Ельцин об этой истории, по заверению Ю. Сидоренко, знал, но молчал.» [7, стр.2]. Как и следовало ожидать, ни Президент, ни Прокуратура не нашли в этой информации оснований для начала расследования по факту незаконного присвоения властных полномочий. Впрочем, вернёмся к событиям 1990 года.

Выступая на съезде еще в статусе кандидата, Б.Н. Ельцин, в принципе, не скрывал своё тяготение к единоличной форме правления: «провести не позднее мая 1991 года всеобщие прямые и тайные выборы Президента республики, а до этого принять соответствующие законы по президентской форме правления.» (стенограмма выступления на первом съезде НД РСФСР). Однако, реализация задуманного упиралась в необходимость получения поддержки в 2/3 народных депутатов для внесения соответствующих изменений в Конституцию РСФСР. Решить вопрос, как говорится, «нахрапом» нечего было и думать. Личная команда Б.Н. Ельцина составляла на тот момент явное меньшинство, а общий настрой большинства депутатов можно охарактеризовать цитатой из аналитической записки «Каким быть первому съезду народных депутатов РСФСР», распространенной на подготовительном совещании 14.05.1990 кандидатом юридических наук, народным депутатом РСФСР Сергеем Михайловичем Шахраем: «В руках Председателя Верховного Совета в полном соответствии с действующей Конституцией РСФСР сконцентрируется огромная власть. Он единолично будет определять кандидатуры на все высшие должности в республике… В условиях отсутствия реальной многопартийной системы, независимой прессы, элементарной правовой культуры столь значительное сосредоточение власти в руках одного человека недопустимо» [8, стр.113]. Удивляет быстрота, с которой автор этих строк поменял профессионализм юриста и позицию народного депутата, как полномочного представителя интересов своих избирателей, на холуйское обслуживание «хозяина». В интервью своим подельникам по разрушению страны Альфреду Коху и Петру Авену [9] он вспоминает: «закон о президенте написал я, и у меня там никакого вице-президента не было. В России же самое страшное — это двоевластие. В это время Гена (справка – Бурбулис) с Борисом Николаевичем были во Франции, а у меня утром — сессия, нужно выходить перед депутатами и доказывать там первое, второе, проводить закон. Ночью — звонок сначала от Гены, потом от Бориса Николаевича: «Запиши вице-президента». На мое вяканье, что нам нельзя этого делать, никто не прореагировал. Попробуй, объясни. В личном контакте, может быть, я убедил бы, но по телефону не смог убедить.» (СПРАВКА – закон о Президенте РСФСР был принят Верховным Советом РСФСР 24 апреля 1991 г.). [9, стр.9]. Как видим, понимая опасность для России двоевластия, как профессионал, председатель Комитета Верховного Совета по законодательству мошенническим путем, ведь он утаил от членов Верховного Совета свою точку зрения и лишил тем самым возможности выбора, сознательно, угождая «хозяину», создавал предпосылки дальнейшего трагического развития событий. При выявленном 1-м съездом НД РСФСР равенстве политических сил («коммунистов» и «демократов») напрямую убедить депутатов введением должности Президента отказаться от части полномочий Съезда, как высшего органа власти, нечего было и думать. Но должность Президента была Ельцину крайне необходима, чтобы подобно Горбачеву вывести полученную с таким трудом власть из-под контроля, только не ЦК КПСС, а Съезда народных депутатов. Ему слишком памятно было полное крушение карьеры в результате неудачного выступления на пленуме ЦК КПСС в октябре 1987 года. А избрание его на 1-м Съезде на высшую должность в России было, мягко говоря, не слишком убедительным. Задача укрепления личной власти выглядела безотлагательной. При невозможности изменить структуру органов государственной власти в соответствии с Конституцией, т.е. прямым решением Съезда народных депутатов, была разработана и применена схема поэтапного, ползучего, менее заметного, решения задачи.

На первом этапе готовилось псевдо-правовое обеспечение решения вопроса в обход Съезда народных депутатов. 16 октября 1990 года Верховный Совет принял закон РСФСР «О референдуме РСФСР». Свою роль в появлении этого закона С.М. Шахрай, спустя 21 год, сам характеризует так: «я считаю своей главной заслугой, что, когда все депутаты после первого съезда разъехались, я забрал двух-трех экспертов, несколько членов комитета по законодательству и вот на той самой легендарной 15-й даче в Архангельском написал за полтора месяца закон «О референдуме». Я считал и считаю этот закон главным для смены политической системы и выигрыша всей ситуации.» [9, стр.5]. Как видим, свой выбор между интересами избирателей и карьерой лакея при «хозяине» он сделал ещё летом 1990 года.

На первый взгляд, обретение РСФСР первой из союзных республик СССР закона, позволяющего включить механизм прямого решения народом наиболее важных вопросов жизни страны, выглядит явным достижением демократических сил и личной заслугой С.М. Шахрая, если бы не его проговор: «Я считал и считаю этот закон главным для смены политической системы и выигрыша всей ситуации». Вот только референдума о смене политической системы России не было! Следовательно, она была произведена обманом с использованием закона о референдуме?! И применялся он за 23 прошедших года лишь дважды; оба раза для укрепления личной власти Б.Н. Ельцина. Чем же так гордится бывший председатель Комитета по законодательству Верховного Совета РСФСР? Тем, что сумел воспользоваться авторитетом профессионала, чтобы обдурить безграмотных в правовом отношении коллег депутатов? Кандидат, на тот момент, юридических наук заложил в свой закон два прямо нарушающих Конституцию РСФСР положения. Судите сами:

« К исключительному ведению Съезда народных депутатов РСФСР относится принятие решений о проведении республиканского народного голосования (референдума)» (ст.104 Конституции РСФСР в редакции от 27.10.1989 г.) [4, стр.32].

«Решение о проведении референдума принимается Съездом народных депутатов РСФСР или Верховным Советом РСФСР по их собственной инициативе, а также по требованию лиц, указанных в статье 10 настоящего Закона.» - (ст.9 Закона РСФСР «О референдуме в РСФСР» от 16.10.1990) [10, стр.4].

«Съезд народных депутатов РСФСР или Верховный Совет РСФСР обязаны назначить референдум по требованию: не менее чем одного миллиона граждан РСФСР, имеющих право на участие в референдуме; не менее одной трети от общего числа народных депутатов РСФСР.» - (ст.10 Закона РСФСР «О референдуме в РСФСР» от 16.10.1990) [10, стр.4].

Как видим, две противоречащие действующей Конституции новации хитроумного Шахрая попросту лишали Съезд его исключительного права. Верховный Совет просто присвоил его себе. Мало того, право навязать свою волю двум третям депутатов теперь получила и 1/3 депутатского корпуса. Правда, на пути нежелательных инициатив предусмотрительным Шахраем был заложен и «шлагбаум» : «Подписи народных депутатов РСФСР под требованием о проведении референдума удостоверяются Президиумом Верховного Совета РСФСР» - (ст.11 Закона РСФСР «О референдуме в РСФСР» от 16.10.1990) [10, стр.4].

Как увидим, этот прообраз будущих прав Центризбиркома произвольно определять подлинность подписей граждан вскоре пригодился.

После того, как 2-й Съезд народных депутатов в декабре 1990 года не заметил, как ловко отобрали его права, и «проглотил» замаскированное среди более чем 50 изменений в Конституцию расширение прав Верховного Совета, «тропа» для обращения ельцинского меньшинства к народу была проложена. Не затрагивая исключительного права Съезда на проведение референдума, хитроумный Шахрай протащил поправку в другом месте, добавив к ст.109 Конституции регламентирующей полномочия Верховного Совета пункт 24: «объявляет всероссийский референдум, назначенный по решению Съезда народных депутатов РСФСР или по требованию не менее чем одного миллиона граждан РСФСР, либо не менее одной трети от общего числа народных депутатов РСФСР".» [11, стр.7]. Как видим, в механизме обращения к народу появился новый термин «объявляет», который окончательно запутывал правовую базу проведения референдума и был использован в будущем для проведения его в обход исключительного права Съезда.

Параллельно шла психологическая подготовка депутатского корпуса и общественного мнения к мысли о неизбежности введения должности Президента РСФСР. Под занавес 2-го Съезда НД СССР было принято Постановление № 423-1 поручающее Верховному Совету РСФСР подготовить для рассмотрения вопроса о введении поста Президента РСФСР проекты необходимых законов. Нейтральное название Постановления Съезда («О подготовке законопроектов о реорганизации государственных органов РСФСР») облегчило получение необходимого для принятия простого большинства голосов. Обратим внимание, решение о введении должности Президента Съездом не принято (для него требуется большинство в 2/3 голосов депутатов). Ничто не мешало Верховному Совету, как и любой группе депутатов, прорабатывать соответствующие проекты по собственной инициативе. Зачем тогда поручение съезда о подготовке проектов необходимых законов? Его принятие требует относительного большинства. В итоге, создается иллюзия согласия съезда с принципиальным решением вопроса и основа для соответствующей обработки общественного мнения.

Продвижение личной команды Ельцина к заветной цели неожиданно облегчило назначение 16 января 1991 года Верховным Советом СССР на 17 марта 1991 года всесоюзного референдума. Тут и пригодились новации Шахрая в заготовленном впрок законе о референдуме в РСФСР.

Для начала Президиум Верховного Совета РСФСР организовал сбор подписей народных депутатов РСФСР под инициативой о проведении российского референдума. Заметим, инициаторами проведения референдума стали не сами депутаты, а Президиум, который по закону не обладал таким правом. Иными словами, в юридической плоскости вопрос можно ставить о злоупотреблении Б.Н. Ельциным, как Председателем Президиума Верховного Совета, своим служебным положением. Вероятно, для облегчения процесса получения поддержки депутатами сбор подписей велся под двумя вопросами:

"Считаете ли вы необходимым сохранение РСФСР как единого федеративного многонационального государства в составе обновленного Союза";

"Считаете ли вы необходимым введение поста Президента РСФСР, избираемого всенародным голосованием".

Постановлением № 575-1 от 01.02.1991 Президиум ВС РСФСР удостоверил наличие необходимого (по закону «О референдуме в РСФСР») числа подписей депутатов для вынесения на референдум обоих вопросов [12].

Постановлением от 07.02.1991 «О мерах по обеспечению проведения референдума СССР и референдума РСФСР 17 марта 1991 года» Верховный Совет РСФСР объявил о проведении российского референдума, но, как то странно, забыл среди множества технических подробностей утвердить его формулу (формулировку) [12].

«Оплошкой» Верховного Совета не замедлил воспользоваться его Президиум, который постановлением № 680-1 от 21 февраля вдруг передумал и пересмотрел свое собственное решение от 01.02.1991, оставив в силе лишь один из двух вынесенных на всенародное голосование вопросов, - второй. Так в результате хитроумной комбинации получилось, что в обход Конституции РСФСР формулировку всенародного референдума о серьёзном изменении структуры управления страной, как и сам референдум протащила группа личных сторонников Б.Н. Ельцина во главе с хитроумным Шахраем (занимал на тот момент пост Председателя Комитета ВС РСФСР по законодательству).

Вполне вероятно, последний «финт» Президиума ВС РСФСР, стал той последней каплей, которая побудила шестерых его членов ( С. Горячева, Б. Исаев, Р. Абдулатипов, Б. Исаков, А. Вешняков, В. Сыроватко) в тот же день, 21 февраля, выступить с нашумевшим в своё время политическим заявлением народным депутатам РСФСР. В нем, в частности, говорится: «Буквально в последние дни в Верховном Совете РСФСР назрел новый острый политический конфликт. Стремительно теряя авторитет и поддержку в депутатском корпусе России, Председатель Верховного Совета РСФСР предпринял попытку опереться на российский референдум, назначенный некорректно, с многочисленными нарушениями.» [13, стр. 118] .

Как бы то ни было, первый российский референдум 17 марта 1991 года с формулой: "Считаете ли Вы необходимым введение поста Президента РСФСР, избираемого всенародным голосованием?" состоялся.

В списки были включены 101.776.550 чел.

Бюллетени получили 76.652,747 чел. (75,31%)

Приняли участие 76.425.110 чел. (75,09%)

ДА - 53.385.275 чел.(69,85% участвовавших, 52,45% избирателей)

НЕТ - 21.406.152 чел. (28,01%)

Число недействительных бюллетеней - 1.633.683

Как видим, народ однозначно высказался за необходимость введения поста Президента и прямое его избрание. Оставалось законодательно оформить перераспределение полномочий в высших органах власти и определить сроки избрания Президента. И в этом отношении последнее слово все равно оставалось за Съездом НД РСФСР.

На первом после проведения референдума Съезде у депутатов ещё имелся шанс на основе процедурных нарушений при назначении референдума и противоречия Конституции самого закона о нём отменить итоги всенародного голосования и сохранить полноту власти за Съездом. К тому же, формула референдума, соответствуя всенародному опросу, не имела обязывающее - распорядительного характера. Но шанс этот был сугубо теоретическим. Третий съезд народных депутатов РСФСР (состоялся 28 марта – 5 апреля 1991 г.) продемонстрировал усиление позиций личной команды Ельцина, освоившей тонкости манипулирования процедурой принятия решений и персональной работы с депутатами. Методы этой персональной работы красноречиво раскрывает в своем более позднем интервью Николай Васильевич Федоров (на тот момент Народный депутат СССР и один из ближайших соратников Б.Н.Ельцина, занимавший пост министра юстиции РСФСР): «Я специально десятки раз на Совете безопасности, совещаниях президиума Совмина, в узком кругу задавал вопрос: скажите, уважаемые министры какая статья Конституции, кому из Вас, мешает проводить радикальные реформы? Никто ни разу не ответил. Проблема - в некомпетентности, в недееспособности и в полном отсутствии у президента искусства политических компромиссов – необходимом качестве политика. Вместо того, чтобы пойти на заседание Верховного Совета, выступить один, три, десять раз; привести материалы. Есть ведь министр внутренних дел, безопасности, есть агентура. Они знают, как ведут себя депутаты. Половину можно запугать. Половину чем-то подкупить. Такова скучная, рутинная работа политика – ремесленника в традиционных условиях. Но президент по натуре своей лучше себя чувствует в нестандартной ситуации: борьба, баррикады, вот враг…» [14]. Приведенная характеристика методов работы окружения Б.Н. Ельцина объясняет почему попытка поставить в повестку дня 3-го съезда вопрос о стиле и итогах работы Председателя Верховного Совета получила при голосовании лишь 121 голос, а подписной лист в поддержку политического заявления 6-и членов Президиума ВС РСФСР от 21.02.1991 собрал за время съезда более 500 подписей депутатов. Это «кулуарное осуждение» не помешало Б.Н. Ельцину выйти со съезда победителем. Под занавес съезда он проводит постановление о дополнительных полномочиях себе, как Председателю ВС РСФСР, по сути, приближающих его к статусу президента. Манипуляциями с голосованием несколько раз добивается и назначения выборов Президента РФ на 12 июня 1991 года. Для внесения необходимых изменений в Конституцию РСФСР на 21 мая назначается очередной съезд НД РСФСР. При этом предусмотрительно заложена возможность упреждающего принятия закона о Президенте на уровне Верховного Совета РСФСР: «Верховный Совет РСФСР вправе издавать законы по вопросам, отнесенным к компетенции Съезда народных депутатов РСФСР (кроме принятия Конституции РСФСР), с последующим внесением таких законов на утверждение Съезда народных депутатов РСФСР» [15]. Это положение, кстати, прямо подтверждает незаконность принятого 16.10.1990 с превышением полномочий закона «О референдуме РСФСР», но такая правовая тонкость не волновала увлеченных политической борьбой членов высшего органа власти России.

Закон о Президенте РСФСР принят Верховным Советом РСФСР 24 апреля 1991 года. Без мошенничества не обошлось и на этот раз. На утверждение Съезда и для официальной публикации С.М. Шахрай представил формулировку, отличающуюся от принятой Верховным Советом: « Съезд народных депутатов РСФСР или Верховный Совет РСФСР на основании заключения Конституционного Суда РСФСР вправе отменить Указы Президента РСФСР в случае противоречия их Конституции и законам РСФСР, решениям Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР» (выделена часть текста, добавленная хитроумным Шахраем). [13, стр. 168] . Подлог с вставкой в текст принятого закона не случаен. Он полностью выхолащивает содержание правовой нормы, лишая орган представительной власти практической возможности контроля над оперативной деятельностью Президента, как главы (по принятому закону) исполнительной власти страны. Ведь Конституционный Суд не вправе принимать к рассмотрению споры о соответствии рядовым законам и решениям Съезда действий Президента.

23 мая 1991 г. вопрос о фальсификации ст.8 закона о Президенте поднят на 4-м Съезде НД РСФСР Председателем Совета Республики В.Б. Исаковым. Служебный подлог Шахрая установлен, но, казалось бы, логически вытекающего освобождения его от должности не следует. Парадоксально, но, в итоге бурных дебатов и ловких манипуляций с процедурой голосования, во внесенных в итоге в Конституцию изменениях (ст.121.8. в редакции от 24.05.1991 г.) Съезд вообще отказывается от прописанного в ст.8 Закона о Президенте РСФСР от 24.04.1991 права контроля за оперативной деятельностью Президента.

24 мая 1991 г. законом РСФСР № 1326-1 «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР» Съезд завершает трансформацию правовой базы управления страной усложнив её введением должности Президента со статусом главы исполнительной власти. Остается избрать Президента. В идущей на этот момент полным ходом избирательной кампании явным фаворитом выглядит Б.Н. Ельцин. Помимо преимуществ, предоставляемых занимаемой должностью, в его распоряжении мощная команда интеллектуалов, не отягощенных излишними нравственными принципами. Кроме того, к услугам помощь специалистов из за океана по манипулированию поведением избирателей, активно консультировавших, так называемое, демократическое движение.

12 июня 1991 года победа приходит в первом туре президентских выборов.

* Включены в списки избирателей – 106 484 518 чел.

* Приняли участие в голосовании – 79 498 240 чел. (74,66%)

* Голоса распределились следующим образом:

Бакатин В.В. 2 719 757 – ЗА (03,42%) 75 061 726 – ПРОТИВ (94,42%)

Ельцин Б.Н. 45 552 041 – ЗА (57,30%) 32 229 442 – ПРОТИВ (40,54%)

Жириновский В.В. 6 221 007 – ЗА (07,81%) 71 570 476 – ПРОТИВ (90,03%)

Макашов А.М. 2 969 511 – ЗА (03,74%) 74 811 972 – ПРОТИВ (94,10%)

Рыжков Н.И. 13 395 335 – ЗА (16,85%) 64 386 148 – ПРОТИВ (80,99%)

Тулеев А.М. 5 417 464 – ЗА (06,81%) 72 364 019 – ПРОТИВ (91,03%)

* Проголосовали против всех – 1 525 410 чел.

* Число бюллетеней признанных недействительными – 1 716 757

(«Российская газета» от 20 июня 1991 г.)

Итак, первым Президентом РСФСР стал Борис Николаевич Ельцин.

Двоевластие, опасность которого для России прекрасно понимал, один из главных архитекторов водружения Б.Н. Ельцина на олимп власти, Сергей Михайлович Шахрай, стало свершившимся фактом. С этим деятелем, который, предав интересы избравших его народным депутатом людей, ещё в июне 1990 года, сразу после 1-го Съезда, сделал выбор между честным именем профессионала и карьерой беспринципного лакея при властителе всё ясно. Но что побудило остальных 1066 народных избранников систематически, шаг за шагом, отдавать врученные им избирателями для использования на общее благо властные полномочия в руки одного человека? Незнанием от этого неудобного вопроса не отгородится. Ведь еще в феврале и, затем, на третьем съезде набатом прозвучало предупреждение группы из 6 членов Президиума Верховного Совета: «Видеть, как, прикрываясь самыми святыми словами, под грохот барабанов демагогии идет новая диктатура и не сказать об этом – значит совершить преступление перед народом, перед своей собственной совестью. Мы сказали. Думайте!» (завершение развернутого выступления В.Б. Исакова, от имени «шести», на 3-м съезде НД РСФСР) [8, стр.284].

Следовательно, народные депутаты делали свой выбор вполне осознанно. Впрочем, народными их можно было называть лишь по форме избрания народом, а не по смыслу представления интересов избирателей в органе государственной власти. Подавляющее большинство, получив в руки заветный мандат депутата, тут же забыли о предвыборных речах и с увлечением принялись использовать властной статус в личных целях. Для одних, эти цели ассоциировались с возможностями головокружительной карьеры, открываемой созданием новой структуры власти; для других, - с открывающейся перспективой освободиться, наконец, от мучительного раздвоения личности связанного с необходимостью тщательно скрывать запрятанные под партийным билетом личные убеждения антикоммуниста. По иронии судьбы, введя в ранг государственной политики запрет на иную, кроме как в рамках КПСС, политическую деятельность, её руководство само загоняло в свои ряды будущую «пятую колонну», ждавшую лишь удобного момента, чтобы взорвать изнутри всё лепившееся более семидесяти лет здание первого в мире социалистического государства. Только этим можно объяснить парадокс обеспечения Съездом, 86 % депутатов которого на момент начала работы состояли в КПСС, избрания Президентом страны человека, запретившего через 2,5 месяца после вступления в должность их партию. Тридцать один год разделяет два заявления Б.Н. Ельцина:

«Прошу принять меня в ряды Коммунистической партии Советского Союза, так как я хочу быть в активных рядах борцов за построение коммунизма в нашей стране. Считаю себя для вступления подготовленным» (из заявления Б.Н. Ельцина в первичную партийную организацию треста Южгорстрой от 14.03.1961 г.; опубликовано в [8, стр.101]).

«Мир может вздохнуть спокойно – коммунистический идол, который сеял повсюду на земле социальную рознь, вражду и беспримерную жестокость, который наводил страх на человеческое сообщество, - рухнул! Рухнул навсегда! Я здесь для того, чтобы заверить вас: на нашей земле мы не дадим ему воскреснуть!» (из речи Б.Н. Ельцина в Конгрессе США 17.06.1992 г.; опубликовано в [8, стр.107].)

Всё свидетельствует о том, что в первый год работы Съезда народных депутатов и его рабочего органа, - Верховного Совета РСФСР лейтмотивом их деятельности, определяющим и все остальные решения, было целенаправленное стремление Председателя Верховного Совета Б.Н. Ельцина к укреплению личной власти. В этом процессе он стремительно терял поддержку немногочисленных групп депутатов подлинно демократических и коммунистических убеждений, но взамен шло усиление позиций за счёт прагматичной консолидации вокруг его фигуры беспринципных карьеристов и скрытых антикоммунистов, ставивших цель использовать его незаурядные личные данные для проведения ползучего изменения общественного строя страны. Именно совпадение интересов двух неформальных групп народных депутатов РСФСР (беспринципных карьеристов и скрытых антикоммунистов) стало движущей силой изменения структуры управления страной с парламентской на президентскую. Именно они использовали всё своё влияние на общество для обеспечения избрания на эту должность Б.Н. Ельцина. Воля народа, как в виде одобренных фактом избрания предвыборных программ, так и в форме непосредственного волеизъявления на референдуме никого не интересовала. Об организации эффективного управления страной в интересах народа думать было некогда. Показательны в этом отношении критерии, по которым, как пишет сам Б.Н. Ельцин, была выбрана кандидатура Вице-президента страны:«…Я не знал, кого мне выбрать. Оставались последние часы. Срок подачи документов в Центральную избирательную комиссию по выборам Президента России истекал. Кто будет со мной в паре, кого я назову кандидатом в вице-президенты — этого решения с замиранием ждали многие люди.

 А я все никак не мог определить, кого мне выбрать.

Весна 91-го года. Пик предвыборной борьбы. Горбачёв вёл избирательную тактику довольно искусно, предложив целый веер кандидатур (разумеется, закулисно, как он умел это делать).

 В тот момент я придавал кандидатуре вице-президента чрезмерно большое значение. Последующие опросы показали, что те, кто голосовал за Ельцина, голосовали бы за него и в том случае, если б кандидатом в вице-президенты был Иван Иванович Иванов, никому не известный человек! Но тогда я и моя команда жили в большом напряжении, находились в ожидании «последнего боя», так сказать, «страшного суда» избирателей…

 Ситуация с каждым днём становилась все более двусмысленной. Было уже как-то неловко приходить на работу, смотреть людям в глаза — ведь нельзя, образно выражаясь, на такой скорости, с работающим на все сто мотором, ехать без колеса! Я кожей чувствовал, как напряжённо ждут моего решения два человека: Геннадий Бурбулис и Руслан Хасбулатов.

Но ни один из них меня не устраивал. Что греха таить, я опасался чисто иррациональной антипатии народа. Меня не устраивал невыигрышный имидж обоих. Ну и самое главное: я чувствовал, что резко нарушу тем самым какое-то силовое равновесие в своей команде, одним махом решу их (тогда ещё) подспудное соперничество и именно сейчас, когда это так не ко времени, наживу себе нового врага!

Руцкой был выдвинут кандидатом на пост вице-президента за несколько часов до истечения официального срока подачи заявления в Центральную избирательную комиссию.

 О Руцком неожиданно вспомнили Людмила Пихоя и Геннадий Харин, ныне покойный. Руководители группы «спичрайтеров» — то есть по-русски текстовики. Эти люди — свердловчане, преподаватели вузов — и там ещё были известны своим свободомыслием в первые годы горбачевской перестройки. Со мной они давно.

 И вот им вдруг пришла на ум эта идея. Они примчались утром ко мне в кабинет, радостные и взволнованные.

Что-то в этом ходе было. Идея сразу понравилась мне своей полной неожиданностью. Никаких близких деловых отношений с Руцким у меня не было. Идея расколоть монолитную полозковскую фракцию «Коммунисты России» и сразу выдвинуться в неформальные лидеры парламента реализовывалась Руцким без моего участия.

Как поведут себя эти «демократические коммунисты» дальше, было не очень ясно, но лидер их, безусловно, запомнился — своим неожиданным появлением и решительностью военного человека.

Руцкой был просто создан для избирательной кампании. Он как будто родился специально для того, чтобы быть запечатлённым на глянцевых цветных плакатах, участвовать в телевизионных трансляциях, выступать перед большим скоплением народа.

Внешность заслуженного артиста, боевой лётчик — Герой Советского Союза, говорит резко и красиво. Одним словом — орёл!.. Женщины средних лет будут просто млеть от восторга при виде такого вице-президента! А голоса армии!..

Не раз и не два я возвращался в памяти к этому эпизоду, осознавая горький урок: нельзя тянуться за красивой формой. Простая логика может оказаться обманчивой — в жизни ничего не бывает просто. За всякое слишком простое решение потом приходится дорого платить» [16, стр.24,25]. Как видим, ни слова о деловых качествах будущего «ближайшего соратника», о потенциальной функции его в управлении страной и ожидаемой от этого пользе. Мотивация решения одна, - подмануть побольше избирателей для увеличения шансов получения вожделенной должности. Всенародный обман, так можно двумя словами охарактеризовать все связанное с введением в России должности Президента и избранием на этот пост Б.Н. Ельцина.

Нельзя не упомянуть и об еще одной возможной мотивации поддержки народными депутатами последовательного продвижения Б.Н. Ельцина к президентскому креслу. Некоторая часть могла рассматривать его избрание Президентом, как единственный способ устранить от руководства Верховным Советом в иллюзии, что это прекратит изнуряющую борьбу в органе представительной власти и позволит, избрав новое руководство, сосредоточиться на выполнении его конституционных функций. Ведь Съезд, всё равно, оставался по Конституции главным органом власти! Если такие намерения и были, носители их быстро поняли смысл известной поговорки: «Благими намерениями выстлана дорога в ад»…
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   115

Похожие:

Оболенский Александр Митрофанович народный президент миф или реальность? (очерки расследование истории современной России) iconКриминалистическая полиграфология: миф или реальность?
...

Оболенский Александр Митрофанович народный президент миф или реальность? (очерки расследование истории современной России) iconОчерки истории мировой культуры (В. А. Головашин)
Данное пособие содержит краткий теоретический курс и ряд очерков по истории мировой культуры, начиная с первобытнообщинного строя...

Оболенский Александр Митрофанович народный президент миф или реальность? (очерки расследование истории современной России) iconКруглый стол «Потенциал малого бизнеса. Спрос и предложения. Государственные...
Александр Калинин, Президент, Общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства «опора россии»

Оболенский Александр Митрофанович народный президент миф или реальность? (очерки расследование истории современной России) iconБиография Андрея Ющенко, отца нынешнего Президента Украины, стала...
Не последнюю роль в современной украинской политике играет также реальный и выдуманный «компромат». Расследование Юрия Вильнера,...

Оболенский Александр Митрофанович народный президент миф или реальность? (очерки расследование истории современной России) iconСовременной россии
Философы современной России. Энциклопедический словарь. Издание 5-е. Сост., вступит ст., прил. М. В. Бахтина. М.: Издательский дом...

Оболенский Александр Митрофанович народный президент миф или реальность? (очерки расследование истории современной России) iconОбщероссийская танцевальная организация (орто) союз чир спорта и черлидинга россии
России и ближнего зарубежья, пропаганда здорового образ жизни и полноценного досуга среди населения, привлечение к занятиям современной...

Оболенский Александр Митрофанович народный президент миф или реальность? (очерки расследование истории современной России) iconАктуальные вопросы современной науки
Мационных технологий, технических наук, филологии и истории, искусствоведения, педагогики и политологии, экологии и психологии. Сборник...

Оболенский Александр Митрофанович народный президент миф или реальность? (очерки расследование истории современной России) iconКнига посвящена истории современной психологии с конца XIX столетия...
История современной психологии / Пер с англ. А. В. Говорунов, В. И. Кузин, Л. Л. Царук / Под ред. А. Д. Наследова. – Спб.: Изд-во...

Оболенский Александр Митрофанович народный президент миф или реальность? (очерки расследование истории современной России) iconПрезидент Федерации Президент Федерации бодибилдинга и фитнеса силовых...
Всероссийский конкурс:«Bikini+Mens Physique». Лучшая пара России «Бикини+пляжник»

Оболенский Александр Митрофанович народный президент миф или реальность? (очерки расследование истории современной России) iconПланы семинарских занятий, тестовые задания по дисциплине «Политическая...
Бродовская Е. В. Политическая система современной России: Учебное пособие/Е. В. Бродовская. – Тула: Изд-во ТулГУ, 2007. – 160 с

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
filling-form.ru

Поиск