Илья Стогоff. Революция сейчас!


НазваниеИлья Стогоff. Революция сейчас!
страница8/14
ТипДокументы
filling-form.ru > Бланки > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14

КОРИЧНЕВАЯ КНИГА


 
 
 

Глава 8
Восход Черной Звезды


 
   В одной из радикальных отечественных газет в 1997-м было опубликовано письмо читателя:
   Я очень хочу расстрелять их из пулемета!
   Тех, кто распродает мою страну иноземцам. Тех, кто мордует и насилует мой народ. Тех, кто заставляет меня скрипеть зубами от невыносимой душевной боли и мучительного, словно ожог, стыда за Нашу Великую Родину.
   Хмурый осенний день. Тишина. Бои закончились, город застыл в ожидании участи. ОНИ стоят у Кремлевской стены. Одутловатые, серые от страха потные лица. ОНИ пахнут. Невыносимый, трупный уже запах жидкого страха.
   У одних бегают глаза. У других они остекленели и застыли, подернутые мутью близкой смерти. Жирные ноги в мятых иностранных брюках дрожат. Дорогие ботинки измазаны рыхлой землей собственной ИХ могилы. Она тут же, неподалеку, раззявила свой коричнево-черный рот…
   Победители стоят напротив побежденных неровным полукругом. Сырой ветер треплет их волосы. Распахнутые кожаные куртки, пропотевшие майки. Это другой пот. Здоровый, молодой пот недалекого еще боя. Запах жизни и борьбы, аромат Победы…
   Гулкое эхо. Вороны снимаются с кремлевских зубцов и кружат, кружат над площадью. На пухлом запястье одного из мертвецов блестит золотой браслет. «Ролекс». Пальцы, утыканные жестким черным волосом, вцепились в землю. Под ногти забилась грязь.
   Часы показывают 10.15. Стрелки остановились. ИХ время кончилось…
   Впрочем, ультраправые понимали: прежде чем настанет время браться за пулемет, им предстоит большая работа.
За что платил Ясир Арафат

   До перестройки официальных фашистов в Советском Союзе, разумеется, не было. Зато имелись фашисты неофициальные. Время от времени они пробуждались к активности и принимались клеить листовки, декорированные свастикой, и перепечатывать на машинке «Майн Кампф». Иногда дело заканчивалось тюрьмой или психушкой. Иногда – не заканчивалось.
   Через много лет член одной из ультраправых организаций вспоминал, как отправился с лидером своей ячейки выпить коньячку в московское кафе «Алиса»:
   Он напился и ударился в воспоминания. Он рассказывал мне, что двадцать лет назад КГБ завело на него дело, но следователь сказал, что, если он согласится на сотрудничество, дело закроют. Наш лидер сотрудничать согласился.
   После этого он стал КГБшным рэкетиром. По наводке руководства он собирал дань с цеховиков из азиатских республик. Мне он рассказывал, что мочить черных ему нравилось…
   Первые группки ультраправых появлялись при столичных университетах еще в конце 1950-х. К середине 1970-х в стране возникает множество подпольных тусовок православных фундаменталистов, кружков почитателей монархии и замаскированных под фольклорные ансамбли общин неоязычников.
   «Диссиденты справа» отрицали как безбожный большевизм, так и бездуховный Запад. Впрочем, именно на Западе публиковали свои манифесты идеологи доперестроечных ультраправых.
   Самым известным из них стал математик Игорь Шафаревич. В семнадцать лет этот вундеркинд закончил Московский университет. В девятнадцать защитил диссертацию. В двадцать один год профессор Шафаревич уже преподавал в МГУ. Очень скоро он получил Ленинскую премию, стал членкором Академии наук. Поговаривали, что Нобелевскому комитету следует специально под Шафаревича учредить премию в области математики.
   На точных науках ученый решил не останавливаться. В Париже он публикует несколько исторических работ. Самая известная из них носит программное название «Русофобия». В работе Шафаревич подробно анализирует, как на протяжении последних веков «малый народ» сводил на нет, смешивал с грязью все достижения русских. Под «малым народом» имелись в виду не только евреи, хотя прежде всего, конечно, они.
   В начале 1980-х крайние правые пробуют перейти к прямому действию. В Москве группа монархистов выходит ночью на Красную площадь и зачитывает текст церковной анафемы перед мавзолеем Ленина. В Ленинграде молодежные неофашистские группы разрабатывают планы захвата Эрмитажа и шантажа руководства страны уничтожением самого большого музея планеты.
   Одной из наиболее радикальных групп был ВАСАМФ (Всеобщий Антисионистский и Антимасонский Фронт). Во главе Фронта стоял востоковед Валерий Емельянов, специалист по литературе Мадагаскара.
   В 1979 году в Париже и Дамаске он публикует несколько книг, в которых доказывает, что Иисус Христос был масоном, а креститель Руси князь Владимир родился от еврейки и был внуком раввина. Американский советолог Уолтер Лакёр утверждал, что группа Емельянова могла получать финансовую помощь из-за рубежа. Например, от Ясира Арафата.
   В 1980-м Емельянов по невыясненной причине убивает свою жену Тамару. Он топором расчленяет труп и просит приятеля помочь сжечь мешок с останками. Приятель оказался осведомителем КГБ, и Емельянова арестовывают. На суде он утверждает, что Тамару убили сионисты, которые хотели таким образом ему отомстить. Мать убитой на весь зал кричала: «Почему они убили ее, а не тебя?!»
   Прокурор просил для Емельянова высшей меры, но суд определил поместить его в психиатрическую лечебницу им. Сербского. Задержался там он не надолго. Сегодня Емельянов возглавляет сплоченную группу единомышленников и выпускает газету «Русская Правда». Следователи утверждают, что именно к этой группе вели некоторые нити убийства отца Александра Меня в 1990-м.
   В 1982-1983 годах ультраправые подверглись последним государственным репрессиям. С началом перестройки по всему СССР начали легально возникать антисемитские-антикоммунистические-антизападные группы патриотов.
   Самой известной из них стал национально-патриотический фронт «Память».
Возвращение воспоминаний

   На самом деле «Память» это не единая организация, а несколько мало связанных между собой групп. В конце 1970-х такие патриотические кружки безвозмездно восстанавливают заброшенные церкви и празднуют дни Куликовской и Бородинской битв. На собраниях за стаканчиком чая активисты вполголоса обсуждают статьи Владимира Даля о евреях, которые на Пасху пьют кровь христианских младенцев.
   Иногда кружки числятся как филиалы музеев. Иногда маскируются под «Общества любителей книги». Название «Память» появилось в 1983-м. Так назывался исторический роман Чивилихина, в котором рассказывалось о доисторическом прошлом славян, которые, как известно, являются прямыми потомками первых арийских племен.
   В 1984-м в патриотическое движение приходит тридцатидевятилетний вдовец Дмитрий Васильев. Для «Памяти» этот момент стал переломным.
   Предыдущая карьера Васильева развивалась зигзагообразно. После армии он работал рекламным фотографом во «Внешторге». Потом снялся в фильме «Лев Толстой», где сыграл роль Петра Столыпина. Потом играл во МХАТе, но не сошелся характерами с режиссером Олегом Ефремовым.
   В начале 1980-х Васильев получает должность секретаря у модного художника Ильи Глазунова. Здесь он тоже не прижился. Уходя, он обвинил Глазунова в том, что большинство картин тот украл у него, Васильева.
   Один из публицистов того времени вспоминал:
   Каждый жест Васильева был направлен на скандал. На официальную конференцию он мог прийти в парике, с накладной бородой и заявить, что его жизни постоянно угрожают гангстеры-сионисты. Когда его спрашивали о родителях, отвечал, что раскрывать происхождение пока рано: «Мать берегла меня не для того, чтобы я погиб».
   Ритуал собраний «Памяти» он разработал детально. Собрания открывались звоном церковных колоколов и пением патриотических маршей. На экран проецировались слайды с видами русского Севера и Сибири. Все это готовило зрителей к появлению на сцене Васильева.
   Он возникал неожиданно и мог говорить без перерыва больше трех часов. Оратором он был выдающимся:
   «Если прослушать любую рок-пластинку от конца к началу на скорости четырнадцать оборотов в минуту, то можно услышать заклятие Сатаны на английском языке… Если посмотреть любую газету на просвет, то видно, что редактора-сионисты размещают заголовки так, чтобы они составляли шестиконечную звезду… В высших партшколах обязательно изучают Талмуд…»
   Слушатели замирали с открытыми ртами…
   Выступления Васильева записывались на магнитофон и методом самиздата распространялись по стране. Одно время этот бизнес был весьма доходным. Там, куда доходили кассеты, тут же возникали региональные ячейки «Памяти». Под Ярославлем «Память» даже открыла ферму, доход от которой, по утверждению владельцев, составлял $50-100 тысяч в год.
   Эти деньги идут на финансирование собственной радиостанции «Отечество, Память и мы». Васильев первым из радикалов понимает, что даже скромное проникновение в сферу электронных СМИ принесет больше пользы, чем сколь угодно большой тираж печатных изданий.
   В 1987-м «Память» впервые выводит своих сторонников на улицы Москвы. Вид затянутых в черное, обутых в высокие хромовые сапоги и с портупеями через грудь бойцов Фронта поверг жителей СССР в шок. КГБ выносит Васильеву предупреждение.
   Однако своего «памятники» добиваются. Эта демонстрация стала первой в Советском Союзе, которая не была разогнана милицией. Делегацию Фронта принимает первый секретарь МГК КПСС Борис Ельцин.
   Вскоре на первом съезде, который проходил в Донском монастыре, «Память» официально заявляет себя политической организацией. Несколько офицеров Фронта баллотируются на I Съезд народных депутатов. Демократические газеты писали, что значительную финансовую помощь в этом деле Васильеву оказали руководители армии и спецслужб.
   Скоро об акциях «Памяти» начинает говорить вся страна. В региональные отделения Фронта приходит множество новых людей. В результате очень скоро Васильев утрачивает контроль над собственной организацией.
   Балашиховское отделение «Памяти» обособляется и берет себе наименование «Черная Сотня». Возглавляет его Александр Штильмарк. Папа черносотенца был известным писателем: именно он написал бестселлер «Наследник из Калькутты». Мама происходила из боярского рода Савеловых, давшего России патриарха Иоакима. А вот сам Александр Робертович славу предков не преумножил. Три года спустя в рядах его организации осталось лишь 25 человек.
   Так же быстро редеют ряды и у других раскольников. Члены одной из «Памятей» в начале 1990-х постригаются в буддийские монахи. Лидер другой, художник Игорь Сычев, обращается за финансовой поддержкой не к кому-нибудь, а к руководству московской еврейской общины. Узнав об этом, Васильев заявляет, что Сычев не просто еврей, а прямой потомок Льва Троцкого.
   Единственной «Памятью», заявившей о себе достаточно громко, стала группа Смирнова-Осташвили. Сам лидер работал заводским бригадиром. В свою команду он подбирал крепких парней – молодых рабочих, вчерашних дембелей, бывших спортсменов.
   Активисты проводят несколько шумных акций. Осташвили призывает народ к еврейским погромам. В своих прокламациях он требует от властей перекрыть каналы эмиграции в Израиль:
   Евреи не должны уйти от возмездия! Те, кто желает выехать из СССР, должны за каждого эмигранта выплатить в бюджет по 100 000 рублей1.
   18 января 1990 года Осташвили гулял неподалеку от Дома литератора. Замерзнув, он заглянул внутрь и попал на заседание демократического литературного кружка «Апрель». На столах голодный рабочий обнаружил «груды деликатесов, которые невозможно достать в стране, живущей по карточкам». Не выразить негодования Осташвили не мог…
   Литераторы описывали происходившее иначе. Они утверждали, что «группа из тридцати-сорока боевиков ворвалась в зал, избила собравшихся, разбила очки и нос одному из писателей и пыталась положить присутствующих лицом в пол».
   Уходя, боевики обещали, что скоро вернутся и поговорят иначе. Демократическая пресса устроила скандал. Представитель КГБ генерал Карабанов заявил, что оснований для возбуждения уголовного дела нет. Тем не менее под давлением интеллигенции следствие все же началось.
   Чем дальше, тем серьезнее для подсудимого оборачивалось дело. Осташвили попытался бежать. Уезжая из столицы, он зашел в парикмахерскую подстричься, был опознан и арестован. Приговор суда гласил: два года общего режима.
   Осташвили заявил, что Советский Союз является оккупированной территорией и решение суда признавать он отказывается. На зоне он обещал развернуть такую пропаганду, что уже через полгода она превратится в очаг сопротивления правящему режиму. Свое обещание он не сдержал. Спустя полгода его нашли в бараке повесившимся на скрученном в жгут полотенце.
   Один из членов группы Осташвили писал:
   Задумайтесь – случайно ли то, что патриот, угодивший за решетку по обвинению в нападении на группу «Апрель», вдруг решил повеситься именно в апреле? И почему на теле нашего товарища обнаружены следы бесчисленных избиений?
   Я уверен: расследование этого преступления, начатое властями, не даст никаких результатов…
Череп последнего императора

   В 1992 году Дмитрий Васильев еще стоит на трибуне съезда патриотических организаций рядом с вице-президентом России генералом Руцким. Его появление еще вызывает такой ажиотаж, что охранявшим съезд казакам приходится пустить в ход нагайки. Однако эра «Памяти» была завершена. Сегодня, помимо самого Васильева и его приемного сына Сергея, в рядах Фронта насчитывается от силы пара дюжин бойцов.
   Главным недостатком радикалов конца 1980-х было отсутствие идеологии, которая могла бы сплотить и воодушевить массы. В ультралевом движении того времени уживались активисты ВЛКСМ, «зеленые» экстремисты, поклонники Че Гевары, батьки Махно, Егора Летова и клея «Момент». У ультраправых дело обстояло точно так же.
   Кто-то из членов «Памяти» предлагает остановиться на «православии-самодержавии-народности». Кому-то нравится Сталин, кому-то – Саддам Хусейн. Один из вариантов партийного устава «Памяти», как оказалось, был дословно списан с программы гитлеровской НСДАП.
   Какое-то время лидеры ультраправых пытались найти объединяющее начало в отечественной истории. В начале 1990-х многие считали, что основой для этого может служить казачество.
   До перестройки ношение казачьей формы было разрешено лишь членам фольклорных ансамблей. Тем неожиданнее был массовый митинг 1990 года в Ростове-на-Дону, который закончился резолюцией о проведении Круга Войска Донского (съезда донского казачества). Специальным указом президент Ельцин создает комиссию по реабилитации казаков.
   На состоявшемся съезде донские казаки избрали себе лидера. Им стал полковник милиции Михаил Михайлович Шолохов, сын автора «Тихого Дона». Донцов не смутило, что по происхождению писатель Шолохов не имел к казакам никакого отношения. Во главе более мелких казачьих структур встают бывший преподаватель научного коммунизма, функционер Моссовета, юрист и несколько председателей колхозов.
   Очень скоро лидеры начинают между собой ссориться. Круг 1991 года принимает решение о создании казачьего банка и биржи. В том же году некоторые атаманы погибают от пуль снайперов. Милиция склоняется к версии, что причина – коммерческая деятельность убитых.
   Дело осложнялось тем, что к казакам причисляли себя члены военно-исторических клубов, проводившие костюмированные инсценировки битв прошлого. Как правило, в клубах состояли студенты-романтики и младшие научные сотрудники НИИ.
   В год 80-летия Октябрьской революции, во время ноябрьских демонстраций в Москве, власти разрабатывали маршрут движения колонн таким образом, чтобы демонстрация радикальных коммунистов нигде не пересеклась с колонной, в которой шли сторонники «Белого дела». Среди них имелись «корниловцы», «деникинцы», «колчаковцы», «каппелевцы»… Первые лица Москвы не хотели брать на себя ответственности за то, что могло произойти, если бы красные встретились с белыми, скажем, на Манежной площади.
   Серьезной политической силой белогвардейцы так и не стали. Следующей идеей, вокруг которой лидеры ультраправых пытаются сплотить массы, была идея монархии.
   Император Николай II с семьей был расстрелян в 1918 году в Екатеринбурге. Дом, в котором это произошло, в 1980-х был срыт бульдозерами по личному указанию секретаря Свердловского горкома КПСС Бориса Ельцина. Также были расстреляны брат императора Михаил и его дядя Павел.
   Основных претендентов на престол после этого осталось трое: двоюродный дядя Николая II и два кузена покойного императора. В 1924 году один из кузенов, Великий князь Кирилл Владимирович, издал манифест, в котором провозгласил себя государем Всея Руси
   Мать Кирилла Владимировича была неправославной датчанкой. Сам самодержец отбил жену (лютеранку, не владеющую русским) у собственного шурина. Дни он проводил, играя в гольф и катаясь на дорогущих спортивных автомобилях.
   Тем не менее в начале 1990-х в России появляются сторонники возрождения монархии. В качестве прецедента они указывали на Испанию, где после десятилетий правления диктатора Франко на престол сел король Хуан-Карлос.
   Александр Брумель, брат легендарного рекордсмена мира по прыжкам в высоту, заявил, что лишь возрождение самодержавия спасет Россию. Его поддержали несколько писателей, кинорежиссеров и телекомментаторов.
   В мае 1991 года в Москве прошла монархическая конференция. Целью собравшихся было подготовить Земский Собор, на котором монархия будет восстановлена. На тот момент в России действовало около семидесяти групп монархистов.
   Группы носили громкие имена: Всероссийская партия Монархического центра, Православно-Монархическая партия, Братство во имя Царя-мученика Николая II… Однако редко число их членов превышало двадцать человек.
   А еще по стране начинают гастролировать не менее дюжины Божьим промыслом спасшихся цесаревичей Алексеев. Еще около сотни энтузиастов объявляют себя потомками императора Николая от адюльтеров. Один из них, бывший военный Виталий Пантелеев-Романов-Кшесинский, баллотируется от монархистов в мэры Тюмени.
   Единого и всенародного движения не складывается. На проходившем в 1994-м в Москве монархическом совещании даже сами монархисты признают, что восстановление самодержавия в стране пока невозможно. Соцопросы показывали, что возрождение монархии Романовых одобряют лишь три процента россиян. Еще меньше восторга вызвала идея выбора на Земском Соборе новой царствующей династии.
   Еженедельник «КоммерсантЪ» писал:
   Пышный придворный церемониал и обращения типа «Ваше Высокоблагородие» хороши в исторических фильмах. За почти столетие жизни без царя жители России привыкли видеть в монархии лишь забавную экзотику…
   После знакомства с зарубежными Романовыми это впечатление еще усилилось. С акцентом разговаривающие по-русски граждане США и Франции мало напоминали людей, способных кардинально улучшить политическую ситуацию в России…
…Благослови мой меч, прадед Солнце!

   В свое время в гитлеровской Германии существовало ведомство «Deutsches Ahnenerbe» («Наследие немецких прародителей»). Курировал его лично Гиммлер. Задачей ведомства было изучение мифологии и доисторического прошлого германцев. Христианство не нравилось руководителям Третьего Рейха. Они считали, что нацию гораздо теснее сплотит пример древних языческих героев.
   Многие русские националисты считали так же. Появление текста, известного как «Велесова Книга», стало роскошным подарком русским ультраправым.
   …В 1919 году остатки белых армий отступали к Черному морю. Одна из дивизий стала лагерем неподалеку от имения князей Куракиных близ Харькова. Сами князья либо погибли, либо успели эмигрировать. Вечером офицер части, обрусевший татарин Изенбек, гуляя по безлюдной усадьбе, наткнулся на разбросанные по полу дощечки со странными письменами.
   Что написано на дощечках, понять Изенбек не смог. Решив на досуге рассмотреть их получше, он сгреб часть из них в вещмешок. В следующий раз он вспомнил о них только через несколько лет, уже живя в Бельгии. Там в 1924-м Изенбек познакомился с литератором Юрием Миролюбовым, который писал поэму о легендарном князе Святославе и интересовался славянскими древностями.
   Изенбек показал ему таблички, рассказал их историю и разрешил скопировать. К своему удивлению, Миролюбов обнаружил, что перед ним языческая летопись тысячелетней давности. Дощечки содержали рассказ о мифической древности – начиная с битв славянских племен со скифами и гуннами и кончая приходом Рюрика.
   Дальнейшая судьба «Велесовой Книги» туманна. Во время Второй мировой Изенбек умер. Его архивом в оккупированном Брюсселе топят камин. Потом умирает и Миролюбов. В результате единственное, чем располагают историки, это фотография одной из дощечек и три четверти содержания «Книги», которые Миролюбов переписал от руки
   Большинство специалистов однозначно заявили: «Книга» – фальшивка. Зато националисты не сомневались ни секунды. «Лишь еврей или тот, кто связан с евреями, может усомниться в подлинности „Велесовой Книги"“, – писал исследователь этого текста Валерий Скурлатов.
   Еще в 1960-х, по заказу горкома комсомола, аспирант МГУ Скурлатов разработал проект преобразования комсомола. Амбициозный провинциал, он пытался сделать карьеру комсомольского лидера и даже возглавлял одну из структур в ВЛКСМ. Его проект получил название «Устав нрава».
   «Два ока за око! Два зла за зло!» – писал Скурлатов. Первым делом среди комсомольцев следовало ввести телесные наказания. «Удар по телу – лучший учитель. Розга – закал духа». Русских женщин, вступивших в половую связь с иностранцем, предлагалось стерилизовать. Новые комсомольцы должны помнить: «Нет более подлого занятия, чем быть „интеллигентом“, „мыслителем“! И нет более благородного занятия, чем быть солдатом!..»
   Усилиями евреев-диссидентов текст «Устава» попал за границу и был опубликован. Разразился скандал. Из партии Скурлатова исключили. Из аспирантуры тоже. Пытаясь оправдаться, Скурлатов говорил, что текст им написан как шутка для студенческого капустника.
   Впрочем, на его карьере скандал отразился не очень. Уже спустя несколько лет Скурлатов работает в Академии наук, потом в МИДе. В Институте имени Патриса Лумумбы кандидат наук Скурлатов читает студентам курс лекций по предмету «Критика сионизма».
   Начиная с середины 1980-х Скурлатов вводит среди ультраправых моду на «Велесову Книгу» и славянское язычество. По стране появляется множество неоязыческих групп. Поклонником Сварога объявляет себя даже начальник УБХСС Ленинграда Геннадий Водолеев.
   Его единоверец кандидат философских наук Виктор Безверхий демонстративно «раскрещивается» и берет себе древнее имя Одомир. Спецслужбы обнародуют данные о том, что из курсантов военных училищ Безверхий пытается создать штурмовые отряды.
   Читать документы неоязыческих групп – занятие увлекательное. Один из них гласил:
   Волхвам и Витязям!
   Решение.
   7-го снежиня 14 995 года, в Полнолуние, Совет Волхвов принял решение: на выборах в Государственную Думу РФ «Союз Венедов» выступит с поддержкой платформы КПРФ…
   Несмотря на все слухи о штурмовых отрядах, всерьез воспринимать языческие группы страна долгое время отказывалась. Тем не менее серьезные люди среди поклонников Перуна нашлись.
Как я свершил Шаг Волка

   – Я, ярг-волхв Владимир-Богумил Второй, являюсь жрецом третьей, высшей категории. Я происхожу из древнего знахарского рода, в котором знания священной религии славян передавались из поколения в поколение больше тысячи лет. От предков достались мне и волчьи шкуры, на которых записаны древние письмена.
   Недавно археологи вскрыли один из тульских курганов и нашли мумию жрицы, тело которой было покрыто священными татуировками. Эти письмена полностью совпали с теми, что известны мне…
   Волчьи шкуры действительно лежали здесь же, в рабочем кабинете ярг-волхва. Еще на стене висели шкура медведя, колчан со стрелами и двуручный меч. На письменном столе стоял зубастый череп.
   Сам волхв седобородого кудесника не напоминал. Лет двадцать пять-двадцать семь, тяжелый взгляд, здоровенные кулаки. Стрижка короткая, почти под ноль. По дому Владимир-Богумил Второй ходил в расшитых узорами черных одеяниях и теплых тапочках с меховой оторочкой. Официально он числится народным целителем. Полуофициально – лидером Всеславянской языческой церкви «Схорон еж словен».
   Остальные сведения о волхве проверить мне не удалось. По слухам, он участвовал в боевых действиях в Приднестровье. Так же по слухам, под Тирасполем мой собеседник принес в жертву Перуну двоих пленных молдаван. Вместе с приятелями-десантниками загнал их на холм и пустил каждому по автоматной пуле в затылок.
   После чего прочел над телами заклинание, окропил холм кровью и объявил, что отныне здесь расположено святилище.
   – Славянская вера – это жесткая вера сильных людей. Руны гласят: «Судьба есть борьба». Понимаешь? Мы к этой борьбе готовы. У меня даже мальчишка-волчонок трижды обегает вокруг святилища с шестидесятикилограммовым камнем. Когда я, ярг-волхв, провожу Обряд Вызывания Весны, меня голого закапывают в снег и у меня даже кожа не краснеет…
   Крепких, храбрых мужчин у меня много. Мы ведь не христиане какие-нибудь. Понимаешь? Вот на моем посохе вырезана волчья морда. Это символ того, что сердце у нас холодное. Ну, допустим, зарезать младенца я бы не смог. Но на кровь ради Рода пойду, не задумываясь. Понимаешь?
   – Понимаю. А «мы» – это сколько?
   – Очень много! Здесь, в Земле Нево, у нас есть девять капищ, требищ и священных рощ. Скоро будет еще три. И при каждом есть своя община. Есть единомышленники в славянских республиках. А на прошлый Новый год президент одной волжской республики передал нам через своих жрецов поздравления. Пока не хочу говорить, какой именно…
   – Часто бывает, что официальные лица выходят с вами на контакт?
   – Бывает. Из Аграрной партии недавно приходили. Несколько раз питерские начальнички просили чего-нибудь для них сделать. Например, провести обряд, и вообще… Возможность влиять на то, что творится в стране, у нас, славян, есть.
   Капище, на котором ярг-волхв молится древним богам, располагается на холме среди стандартных блочных девятиэтажек. На вершине холма стоят вытесанные из целиковых стволов изваяния Свентовита, Рода и Берегини. Каждое метра три в высоту. Все боги строго сориентированы по сторонам света. По праздникам члены общины надевают на них бронзовые серьги и украшения. В остальное время украшения снимают.
   – Оставлять опасно: сопрут. Несколько раз на богах и кресты вырезали, и гвозди в глаза вбивали. За тысячу лет ничего не изменилось! Как боролись враги со славянской религией, так и продолжают бороться!
   – Что ж вы богов-то не охраняете?
   – Как не охраняем? Охраняем! Мы организовали на капище дежурства, подключили милицию. Славяне из окрестных домов нам помогли. Мы очень быстро вычислили, кто этим вредительством занимается. Оказалось – американцы-мормоны. Ну, мы с ними поговорили. Выяснилось, что у парней просрочены визы, и скоро они уехали из страны. Теперь никто наших богов не портит.
   Собеседник скромничал. Один из петербургских криминальных обозревателей так описывал его разговор с мормонами:
   В воскресенье, 21 июня 1995 года, в среднюю школу № 301 Фрунзенского района была вызвана милиция. В этом помещении по выходным проходили собрания членов американской религиозной организации «Церковь Иисуса Христа Святых Последних Дней» (мормонов). Прибывший наряд обнаружил, что американцы и их слушатели взяты в заложники…
   Около полудня собрание было атаковано группой молодых людей. Нападавшие перекрыли все входы и выходы, положили заложников лицом в пол и приказали сдать документы и ценные вещи.
   Молодых американцев избивали, оскорбляли и заставляли хрюкать. Лидер группы экстремистов заявил, что сейчас состоится показательная казнь нескольких незваных гостей. Неизвестно, как именно защитники земли русской собирались выполнять свою угрозу: подоспевший наряд милиции задержал и их, и американцев.
   На основании инцидента возбуждено уголовное дело…
   Спустя две недели репортаж об инциденте был показан в программе Александра Невзорова «Дикое поле». Ярг-волхв говорил мне, что Невзоров просил его повторить захват заложников. Репортер хотел, заранее подготовившись, заснять эту акцию. Язычники отказались. Одного уголовного дела им показалось достаточным.
   Впрочем, состоявшийся суд сторонников славянской веры оправдал. Адвокат мормонов Владимир Сильчиков уверял меня, что такой приговор – результат давления на правосудие. Пострадавшим американцам ОВИР отказался продлить визы. В результате их показания просто не дошли до суда. Параллельно на петербургском телеканале была развернута кампания в защиту язычников.
   Требовать крови Сильчиков не стал только потому, что категорически против были руководители общины мормонов. Присутствовавший при моей беседе с адвокатом американец закивал:
   – Не надо, чтоб этих людей сажали. Мы приехали не враждовать, а проповедовать. Мы хотели всем помочь… Знаете, когда эти люди велели мне лечь лицом в пол, я подумал, что это все. То есть в наших фильмах показывают, что когда террористы берут заложников и кладут их вниз лицом, то после этого сразу стреляют в затылок.
   Я лег и стал ждать пули. Я молился о них Иисусу Христу, и мне было хорошо. Я как будто любил их. Как будто у меня внутри был яркий свет. Так что не надо их преследовать в суде…
   Этот совсем юный мормон родом из штата Юта являлся заместителем старейшины петербургской организации. Мне он рассказывал, что его предки были выходцами из России. Портрет одного из предков и сегодня вывешен в эрмитажной Галерее 1812 года…
   Уже после суда я еще раз встречался с волхвом. У себя на капище он кормил богов кашей и жег жертвенный костер. А потом решил погадать: благословят ли боги его разговор с журналистом? Снял шапку с волчьим хвостом на затылке, поклонился богам и долго бормотал заклинания.
   После этого задрал лицо и долго высматривал, откуда появится первая птица. Птица появилась справа. Прикинув, пересекает ли ее полет линию «горизонт-созвездие Тризна», ярг-волхв Владимир-Богумил Второй звонко хлопнул меня по плечу:
   – Свентовит благословляет! Можешь писать свое интервью. Оно угодно богам!..
 
 
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14

Похожие:

Илья Стогоff. Революция сейчас! iconСловарь терминов по обществознанию, необходимых для выполнения заданий егэ
«Бархатная революция» (мирная революция) – бескровное свержение коммунистического режима в ряде восточноевропейских стран в конце...

Илья Стогоff. Революция сейчас! iconКрасный рим предисловие
Москва, “Третий Рим”. С уверенностью можно сказать, что из Москвы “Третий Рим” не получился, а вот “Красный” с лихвой. У архитектора...

Илья Стогоff. Революция сейчас! iconПриятного чтения! Андрей Анатольевич Ломачинский Академия Родная...
Ну что мужики, у всех налито? Давай за встречу всего курса двадцать лет не виделись Ух, хорошо пошла! Сейчас закусим и поговорим...

Илья Стогоff. Революция сейчас! iconВсемирный пурим-2, как преддверие "последней седьмины"
Захарии. Восстание многих на Иерусалим активация этого пророчества происходит сейчас. Мир сейчас попытается мирскими способами решать...

Илья Стогоff. Революция сейчас! iconАнатолий Тилле. Великая криминальная революция в России. Мафия у власти=

Илья Стогоff. Революция сейчас! iconРусская революция неизбежна
Возможности эволюционного развития существующей политической системы исчерпаны

Илья Стогоff. Революция сейчас! iconПостановление
Илья-Высоковского сельского поселения Пучежского муниципального района Ивановской области

Илья Стогоff. Революция сейчас! iconТема моего выступления "Рыночная дисциплина как условие эффективного корпоративного управления"
Ана очень своевременно. Думаю, именно сейчас назрел вопрос о предъявлении более жестких требований к стандартам корпоративного управления....

Илья Стогоff. Революция сейчас! iconРезюме выпускника (без опыта работы) Андреев Илья Петрович
Трудоустройство в сфере электроэнергетики в должности инженера-проектировщика (электрика)

Илья Стогоff. Революция сейчас! iconС давних времен в Греции уделяли большое внимание интеллектуальному...
И сейчас государство ведет строжайший контроль над всем процессом образования, начиная с детских садов и заканчивая высшими учебными...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
filling-form.ru

Поиск