М. Байджент, Р. Лей, Г. Линкольн. Священная загадка


НазваниеМ. Байджент, Р. Лей, Г. Линкольн. Священная загадка
страница22/44
ТипРеферат
filling-form.ru > Бланки > Реферат
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   44

не хочет, чтобы все узнали о том, что она косвенно замешана в это дело; или

же некоторое движение пользуется именем Великой Ложи, чтобы замаскировать

свою деятельность".

Но самое потрясающее открытие Матье Паоли сделал в библиотеке Версаля -

четыре номера "Сиркюи"[82]. Если название это было таким же, что

и название журнала Сионской Общины[83], с именем Пьера Плантара

на первой странице, то этот "Сиркюи" объявлял себя "Периодическим изданием

по вопросам культуры Федерации Французских Сил, 116, улица Пьер-Жуэ,

Онэ-су-Буа (Сена-и-Уаза), телефон: 929-72-49". Какое отношение он имел к

"Сиркюи", упомянутому в уставе Сионской Общины?

Никто и никогда этого не узнает, потому что, как стало известно

М.Паоли, по указанному адресу никогда не существовало никакого издательства,

а номер телефона оказался фальшивым. И эта "Федерация Французских Сил", по

всей вероятности, тоже была выдумкой. Единственный позитивный и удивительный

момент этого напрасного поиска: местопребывание Комитетов Общественного

Спасения тоже было в Онэ... Существовала ли связь между Федерацией и

Комитетами? М.Паоли думал, что да, так как No 2 "Сиркюи" упоминал о письме

генерала де Голля, благодарившего Пьера Плантара за его услуги; а эти

услуги, как мы видели, состояли в создании Комитетов Общественного Спасения,

которыми он и управлял по просьбе генерала.

Все четыре номера "Сиркюи" были посвящены эзотеризму, и статьи в них

были подписаны Пьером Плантаром или его псевдонимом "Chyren", его женой и

другими, хорошо известными нашему расследованию именами. Кроме того, сюжеты

некоторых статей казались совершенно несовместимыми с сюжетами остальных,

например, статья о тайнах виноградарства, а именно: о прививках. Но, может

быть, надо было видеть в этом аллегорию, в которой виноград и виноградарство

символизируют генеалогические древа и династические браки?

В своей работе Паоли упоминает также о яростном национализме авторов

журнала. "Существуют ли еще люди, способные думать о ФРАНЦИИ, как во время

оккупации, когда патриоты и члены Сопротивления абсолютно не волновались о

политической принадлежности их товарищей по борьбе?" - спрашивает себя некий

Адриан Севретт. И далее: "Прежде всего мы - французы, мы являемся той силой,

которая борется на всех фронтах, чтобы построить новую и здоровую

Францию...".

Следуя подробному плану правительства, предназначенному вернуть Франции

ее блеск, возродить понятие провинции как "живого кусочка Франции, следа

нашего прошлого, самой основы, которая сформировала нашу нацию... У нее есть

свой фольклор, свои обычаи, свои памятники, часто свой местный диалект,

который нам хотелось бы восстановить и слушать".

Безусловно, план выполнимый, если верить авторам "Сиркюи", и здесь,

кажется, мало замешана политика, потому что он не хочет болыпе быть ни

правым, ни левым, и не больше радикалом, чем реакционером; план, наполненный

"прочным здравым смыслом", подчеркивал Матье Паоли. Однако нигде не было

сделано определенного намека на основу его действия, на реставрацию народной

монархии, управляемой Меровингом, - хорошо усвоенный и просматривающийся во

многих номерах журнала принцип.

"С одной стороны, у нас есть скрытое потомство Меровингов, -

комментирует М.Паоли, дойдя до этого пункта своего расследования, - а с

другой стороны - тайное движение. Сионская Община, цель которой - позволить

реставрировать народную монархию и меровингскую династию... Речь идет о том,

чтобы узнать, удовольствуется ли это движение эзотерико-политическими

спекуляциями (невысказанная цель которых - сделать много денег, используя

чистосердечие и наивность мира) или же это движение будет действовать

дальше".

Поставив, как и мы уже много раз это делали, основной вопрос о

действенности Сионской Общины, Матье Паоли поднимает другой вопрос, особенно

серьезный:

"Конечно, Сионская Община располагает могущественными связями.

Действительно, создание любой ассоциации подвергается предварительному

исследованию этого вопроса министром внутренних дел; так же дело обстоит с

созданием журнала или издательства. Эти же люди публикуют под псевдонимами и

с фальшивыми адресами несуществующих издательств работы далеко не

коммерческого характера, как в Швейцарии, так и во Франции. Одно из двух:

либо чиновники не выполняют должным образом свою работу, либо...".

Матье Паоли присоединился здесь к нашим собственным мыслям, а именно: к

раздумьям о фантастическом адресе, фигурирующем на уставе Сен-Жюльена. Как

мы видим, он не уточняет другого исхода альтернативы, но явно намекает на

то, что официальные власти, как и многие высокопоставленные лица, все на

разных уровнях связаны с Сионом. А Сион снова возвращает себе через них свое

лицо - великой и могущественной организации.

В конце своего исследования об Общине Матье Паоли казался, наконец,

удовлетворенным: он нашел "меровингскую" мотивацию, дающую полный смысл

целям и самому существованию общества. Но такой перспективой он сам был

потрясен. Какой интерес, спрашивал он себя, в действительности представляла

сегодня реставрация этой династии, ведь прошла тысяча лет после ее

свержения?! Будет ли отличаться современный меровингский режим от любого

другого современного общественного строя? И если да, то почему? И в чем? Что

такого отличительного предлагали потомки Дагоберта II? Если их требования

законны, не являются ли они несвоевременными? Но с другой стороны, почему же

тогда они возбуждали и сегодня еще возбуждают столько интереса и понимания

среди тех, кому хватает и денег, и ума, и здравого смысла, и занятий?

Именно в этом и состояла наша проблема. Мы тоже готовы были признать

права меровингского рода; но имели ли они значение теперь, в наше время?

Была ли законность их прав достаточно аргументирована? И почему все же в

конце XX века монархия, будет ли она законной или нет, принесет то

одобрение, которым, казалось, пользовались Меровинги?

Тем не менее, мы не должны обольщаться и слишком легко верить, что мы

не были игрушками в руках химер. Нет! Каждый этап наших поисков показывал

нам, что мы имеем дело с важной организацией, прекрасно построенной,

составленной из величайших умов нашего века. И эти люди, повторим это,

всерьез принимали реставрацию меровингской династии спустя тысячу лет, чтобы

поставить ее над своими политическими, социальными и религиозными

разногласиями.

С одной стороны - нонсенс, с другой - глубокая логика. Мы метались меж

двух огней, не находя выхода. Может быть, мы где-нибудь свернули не на ту

дорогу? Или же какой-то элемент проблемы от нас ускользнул? Законные

наследственные права действительно были единственным аргументом, который

предъявляют потомки Меровингов? Может быть и нет, и какая-то особая

характеристика с важнейшими последствиями фундаментально отличала их от

других династий. Значит, эта королевская кровь была отмечена печатью

исключительности, о которой никто не подозревал?..
9. КОРОЛИ С ДЛИННЫМИ ВОЛОСАМИ.
Загадка меровингской династии еще более туманна, чем тайна катаров и

рыцарей Храма - настолько тесно переплетаются здесь действительность и

вымысел. Так, несмотря на наши усилия, чтобы отделить настоящее от

фальшивого, достоверность от легенды, мы оставались окутанными непроницаемым

облаком тайны.

Происходящий от сикамбров, германского племени, более известного под

именем франков, меровингский род властвовал в течение V и VI веков на

обширных территориях, ставших затем Францией и Германией. Не будем забывать,

что эта эпоха была также эпохой короля Артура и послужила фоном для большого

романтического цикла о Граале. Без сомнения, эти годы, самые темные из того

времени, которое неправильно назвали "мрачным Средневековьем", в наших

глазах гораздо менее мрачны, чем были сознательно затемнены.

Образование и культура, как мы знаем, были в то время монополией

католической Церкви, и информация, относящаяся к этому периоду, которая у

нас имеется, исходит из ее, Церкви, источников, остальное же исчезло или

было уничтожено. Иногда, к счастью, несмотря на молчание или незнание,

которые слишком долго окружали эту эпоху, несмотря на покрывало, заботливой

рукой наброшенное на их тайну, какая-нибудь деталь могла просочиться и дойти

до нас. Слово, дата внезапно выступали из тени, и, благодаря им, можно было

восстановить увлекательную реальность, так отличающуюся от того, что нам

преподала официальная История.
Легенда о Меровингах.
Происхождение меровингской династии сопряжено с многочисленными

загадками, и первая из них касается непосредственно природы этой расы.

В самом деле, понятие династии обычно вызывает в памяти семью или

"дом", царствующий на том месте, откуда исчезли, либо были изгнаны, либо

низложены предшественники. Так, война Алой и Белой Розы в Англии была

отмечена сменой династий; затем, сто лет спустя, Тюдоры исчезли, и Стюарты

взошли на трон, в свою очередь через посредство Оранского и Ганноверского

домов.

Ничего подобного не было в истории Меровингов - ни узурпации, ни

грубости, ни угасания предшествующей династии. Кажется, что они всегда

правили Францией и всегда были признаны законными ее королями. До того дня,

когда один из них, которого судьба отметила особым знаком, дал свое имя

династии.

Историческая действительность, касающаяся этого Меровея (Меровеха или

Меровеуса) совершенно скрыта легендой. Это почти сверхъестественный

персонаж, принадлежащий великим классическим мифам, даже его имя

свидетельствует о его чудесном происхождении, ибо в нем находят отзвук

французские слова "мать" и "море"[84].

По мнению главного франкского летописца и согласно последующей легенде,

Меровей был рожден от двух отцов. Действительно, рассказывают, что, будучи

уже беременной, его мать, жена короля Клодио, пошла купаться в море; там ее

соблазнило и похитило таинственное морское существо - "зверь Нептунов, на

Квинотавра похожий", тоже мифологическое животное. Возможно, это существо

сделало королеву беременной второй раз, и когда родился Меровей, в его жилах

текли две разные крови: кровь франкского короля и кровь таинственного

морского чудовища.

Распространенная легенда времен античности и последующих европейских

традиций, - скажете вы. Конечно, но, как и все легенды, она далека от того,

чтобы полностью быть вымышленной, а является символической и за своей

чудесной видимостью скрывает конкретную историческую действительность. В

случае с Меровеем эта аллегория означает передачу ему матерью иностранной

крови или же смешением династических родов, следствием чего явилось то, что

франки оказались связанными с другим племенем, пришедшим, возможно, "из-за

моря". С течением лет и с развитием легенд оно, непонятно почему,

превратилось в морское существо.

Итак, Меровей родился, облеченный самой необыкновенной властью, и с

этого дня, какой бы ни была историческая действительность, основанная на

легенде, меровингская династия оказалась окружена аурой магии и

сверхъестественного, которые никогда ее не покинут.

Если верить преданиям, меровингские короли, по примеру их знаменитого

современника Мерлина, были приверженцами оккультных наук и любых форм

эзотеризма. Впрочем, их часто называли королями-"колдунами" или

"чудотворцами", ибо они обладали, как говорит опять же легенда, чудесной

силой исцелять только наложением рук, и кисти, свисающие по бокам их

одеяний, обладали такими же целительными свойствами. У них также был дар

ясновидения и экстрасенсорного общения с животными и силами окружающей их

природы, и рассказывали, что на шее они носили магическое ожерелье. Наконец,

их объявляли обладателями таинственной формулы, которая защищала их и

гарантировала долголетие - дар, который, однако, не подтверждается Историей.

На их теле имелось родимое пятно, которое свидетельствовало об их священном

происхождении и позволяло немедленно их узнать: красное пятно в виде креста

было расположено либо на сердце - любопытное предвосхищение герба

тамплиеров, - либо между лопатками.

Меровингов называли также "королями с длинными волосами". По примеру

знаменитого Самсона из Ветхого Завета, они на самом деле отказывались стричь

волосы, в которых помещалась вся их "доблесть" - сущность и секрет их

сверхъестественных способностей. Причины этих верований нам неизвестны, но,

кажется, что их принимали очень всерьез, по крайней мере, до 754 года, когда

Хильдерика III низложили, заключили в тюрьму и по категорическому приказу

папы ему остригли волосы.

Какими бы обыкновенными они ни казались, основываются эти легенды все

же на конкретных и бесспорных явлениях действительности, а именно: на тех,

что касаются особого положения, которое занимали Меровинги при жизни. На

самом деле их считали не королями в современном смысле этого слова, а скорее

королями-священниками, земным олицетворением всемогущества Божия, каковыми

до них были фараоны Древнего Египта. Они не царствовали милостью Божией, но

были живыми ее представителями, воплощением - качество, обычно признаваемое

только за Иисусом Христом. Их ритуалы больше походили на священнические, чем

на королевские. Так, были обнаружены тела некоторых меровингских монархов,

носящие на черепах ритуальные надрезы, подобные тем, какие можно видеть на

черепах древних великих буддийских священников Тибета; эти надрезы позволяли

душе покидать тело в момент смерти и входить в контакт с божественным миром.

Не следует ли в связи с этим и тонзуру священников отнести к этой древней

меровингской практике?

В 1653 году в Арденнах была найдена меровингская могила, имеющая

большое значение; это было захоронение Хильдерика I, сына Меровея, отца

Хлодвига - самого знаменитого представителя династии. В могиле находилось

оружие, сокровища, различные драгоценности и значки, которые обычно находят

в королевских захоронениях. Но в этом имелись также предметы, относящиеся

больше к области магии и колдовства, чем к королевской власти: отрезанная

лошадиная голова, голова быка, сделанная из золота, и хрустальный шар.

Одним из священных символов Меровингов была пчела, и таких пчелок из

золота в могиле Хильдерика было около трехсот; все содержимое могилы было

передано Леопольду-Вильгельму Габсбургскому, военному правителю австрийских

Нидерландов и брату императора Фердинанда III[85]. Однако все эти

сокровища позже вернутся во Францию, и со времени коронации в 1804 году

Наполеон сделал пчел главным украшением своего парадного облачения.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   44

Похожие:

М. Байджент, Р. Лей, Г. Линкольн. Священная загадка iconМежду муниципальным бюджетным дошкольным образовательным учреждением...
«Загадка» города Смоленска и родителем (законным представителем) ребенка, посещающего муниципальное бюджетное дошкольное образовательное...

М. Байджент, Р. Лей, Г. Линкольн. Священная загадка iconПользовательское соглашение (далее – «Соглашение»)
Администрация/Владелец Сайта Общество с ограниченной ответственностью «Фрито Лей Мануфактуринг»

М. Байджент, Р. Лей, Г. Линкольн. Священная загадка iconКонспект урока Тема: Задача и загадка
Краткое описание: Технология построения урока – проблемно-диалогическая. Урок предполагает работу в парах

М. Байджент, Р. Лей, Г. Линкольн. Священная загадка iconУчебник: в 4 т. Т. 4
Учебник предназначен для студентов, аспирантов и преподавате­лей юридических вузов и факультетов и может использоваться также на...

М. Байджент, Р. Лей, Г. Линкольн. Священная загадка iconИгорь Ростиславович Шафаревич Трехтысячелетняя загадка
Делаются они и теперь. Выдающийся мыслитель нашего времени Игорь Ростиславович Шафаревич, исследовав еврейский вопрос, пришёл к выводу,...

М. Байджент, Р. Лей, Г. Линкольн. Священная загадка iconКонкурс проводится в один этап. Определение финалистов и Победителя(лей)...
Бельском районе (далее по тексту – «Конкурс»). Конкурс проводится в целях формирования у подрастающего поколения позитивного имиджа...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
filling-form.ru

Поиск