Робер Амбелен «Драмы и секреты истории. 1306 1643»»


НазваниеРобер Амбелен «Драмы и секреты истории. 1306 1643»»
страница32/39
ТипКнига
filling-form.ru > Бланки > Книга
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   39

9

Подлинные убийцы Генриха IV



Черный человек, откуда вы явились?

Я явился из под земли,

Полулисица полуволк!

Пьер Жан де Беранже (1780–1857)

Песни
27 декабря 1594 г. сын суконщика по имени Жан Шатель 19 лет от роду сумел проникнуть в Лувр в покои короля Генриха IV, который, вернувшись из Пикардии, принимал у себя знатных вельмож французского двора. Он нанес королю удар в лицо, порвав ему верхнюю губу и выбив зуб.

Шатель был тотчас же схвачен. У него нашли различные предметы религиозного культа: ризу Богоматери, несколько четок и др. Подвергнутый пыткам, молодой человек заявил, что "совершил этот поступок по собственному почину", объяснив его следующим образом: "Во многих местах мне довелось слышать, что следует считать истинным утверждение, признающее законным убийство короля с тех пор, как его перестал признавать папа римский".

Действительно, на Генриха IV продолжало распространяться действие знаменитой папской буллы "Ab immensa" об отлучении от церкви, в которой папа Сикст V обрушивался на "Генриха Бурбона, так называемого короля Наваррского, и на Генриха, тоже Бурбона, так сказать, принца де Конде, еретиков, а посему пожизненно лишавшихся наряду с их потомками права наследования любого герцогства, княжества или королевства".

Кроме того, булла освобождала подданных обоих принцев от присяги и обязывала "оказывать всяческую поддержку всем действиям, направленным против вышеупомянутых лиц". Не будем забывать и того, что папа Григорий XIII повелел исполнить Те Deum в соборе Санта Мария Маджоре и отслужил благодарственный молебен в соборе св. Людовика Французского в Риме соответственно 5 и 8 сентября 1572 г., чтобы возблагодарить Господа, допустившего кровавую резню в Варфоломеевскую ночь. А папская булла от 11 сентября того же года назначала особое празднование, дабы получить Божье благословение на уничтожение гугенотов и искоренение их ереси во Франции.

Нужно сказать, что протестанты Лангедока и Гюйени прибегали к подобным же эксцессам еще осенью 1561 г., и чинимые ими грабежи, насилие и массовые убийства лишь предшествовали Варфоломеевской ночи в Париже и других провинциях.

Указ об отлучении от церкви, исходивший от папы, избавлял ортодоксов от всяческих колебаний. Сначала проповедники Общества Иисуса ополчились на Генриха III, упрекая его в недостаточно активной борьбе против ереси и называя его Нероном, Сарданапалом, Иродом и т. п. Затем монах Жак Клеман, проведя ночь с Мари Лотарингской, герцогиней де Монпансье, сестрой герцога де Гиза, обратился за советом к своему начальнику, доминиканцу Бургуану, который, как и Мари Лотарингская, подтвердил, что нет никакого греха в том, чтобы убить короля Генриха III, и что, сделав это, он попадет прямо на небеса.

Перед лицом такой двойной награды, наполовину возданной ему авансом, наполовину обещанной в будущем, Жак Клеман, этот 22 летний монах, повышенная чувственность которого уже послужила причиной нескольких скандальных историй, более не колебался. В Сен Клу ударом ножа в живот он убил короля. А чтобы монах не проговорился, его самого тут же на месте прикончили.

Сразу же вслед за этим монах иезуит Хуан де Мариана принялся за дело и написал свой знаменитый трактат "De rege et Regis Justitione", который вышел в свет в 1599 г. и в котором было сказано, что Жак Клеман совершил "неслыханный, дивный подвиг".

После смерти Генриха III юридически, если не фактически, королем Франции стал тот, кого он назначил своим преемником в соответствии с салическим правом первородства, – то есть Генрих Наваррский. Но даже после его перехода в католичество и коронации в Шартре его противники не сложили оружия. И 22 попытки покушения на него напоминали ему о том, что некогда совершенное отлучение его от церкви не отменено и по прежнему сохраняет силу.

Первое покушение было совершено неким Баррьером, побуждаемым отцом Варадом из ордена иезуитов. Баррьера казнили, но обвинить Варада не решились. А Нантский эдикт 1598 г., естественно, ничего не уладил.

После покушения Жана Шателя народ в ярости стал осаждать Клермонтский колледж (впоследствии Лицей Людовика Великого), так как он принадлежал иезуитам, у которых воспитывался Шатель. Полицейские провели там обыск и обнаружили в келье некоего отца Гиняра весьма компрометирующие документы. В частности, в одном из его пасквилей говорилось: "Героический поступок Жака Клемана, вдохновленный Святым Духом, был по праву одобрен". И еще: "Если невозможно покончить с ним без войны, нужно воевать. А если невозможна и война, нужно заставить его умереть".

Жан Шатель был казнен через четвертование 29 декабря 1594 г., через два дня после совершенного им преступления. Гиняру было предъявлено обвинение, но он не отказался от своих слов, категорически не желая признавать Генриха IV королем Франции, потому что папа "не признавал его"… Его повесили 7 января

1595 г., через девять дней после казни Жана Шателя, дом которого сровняли с землей, возведя на его месте искупительную пирамиду, а иезуитов изгнали из Франции по указу парламента. Позднее отец Жувеней из ордена иезуитов восхвалял отца Гиняра и сравнил его с Иисусом Христом, "спасителем людей".

Уехали не все иезуиты, и Генрих IV закрыл на это глаза, так как страшно их боялся. Ему не давал покоя его духовник отец Котон, а также его любовницы и куртизаны, которые были приверженцами прежних идеологических течений. И, несмотря на увещевания парламента, председатель которого Ашилл де Арлей дал ему понять, что его поступок будет "фатальным для мира в королевстве и опасным для Вашего Величества…", король уступил иезуитам. Мотивы своего решения он назвал в письме к Сюлли, в котором он заявил, что иезуиты везде имеют своих шпионов и что его "беспокойная и несчастная жизнь хуже смерти".

Таким образом, иезуиты вернулись на официальных основаниях в 1604 г., и искупительная пирамида, воздвигнутая на месте жилища Жана Шателя, была разрушена. Это был триумф ордена.

Теперь следует расставить на шахматной доске Истории фигуры, которым предстоит разыграть эту зловещую партию.

В самом деле, иезуиты, основавшие свое общество в 1534 г., утвержденное папой Павлом III в 1540 г., были лишь папскими агентами, мастерами на все руки. А игру вело даже не папство, а испанские короли. Сначала это был Филипп II, претендовавший на французский трон,120 а затем его сын и наследник Филипп III. Но и оба эти суверена лишь действовали по указанию страшной и фанатичной испанской церкви. Покорные исполнители ее воли, они лишь говорили от ее имени, угрожая папе Клименту VIII тем, что "Испания перестанет ему повиноваться, если он позволит себе дать отпущение грехов Генриху IV…".

Так в 1590 г. посол Оливарес с наглостью испанских грандов заявил Сиксту V, что "католический король выйдет из повиновения римской церкви и будет толковать учение Христа, как сочтет нужным…". Такова была обстановка.

Этот поток беспощадной враждебности, подогреваемый религиозным фанатизмом, нашел во Франции своих сторонников среди некоторых лиц, составлявших, к сожалению, постоянное окружение короля.

Прежде всего это была его супруга Мария Медичи.

Родившаяся во Флоренции 26 апреля 1573 г. и скончавшаяся в изгнании в Кёльне 3 июля 1642 г., она была дочерью великого герцога Тосканского Франциска I и австрийской эрцгерцогини Жанны. Поэтому знаменитый план Генриха IV, нацеленный на ослабление роли Австрии, нашел в ее лице беспощадную противницу. Мария Медичи сочеталась браком с Генрихом IV 16 декабря 1600 г., а 27 сентября 1601 г. она произвела на свет сына, будущего короля Людовика XIII. Красивая, но высокомерная, упрямая и мстительная, она быстро надоела Генриху IV бесконечными сценами ревности. Сделавшись регентшей после его смерти в 1610 г. и полностью попав под влияние своих фаворитов Кончино Кончини и Леоноры Галигай, она отстранила прежних королевских советников, отказалась, естественно, от планов, нацеленных против Австрийского трона, и столкнулась в 1614 г. с недовольством аристократов в Генеральных штатах, с которыми 6 мая 1616 г. она подписала Луденское соглашение.

После казни Кончини она в апреле 1617 г. была выслана в Блуа. Ее освободил д'Эпернон, ее постоянный сообщник, и она предприняла отчаянную попытку борьбы со своим сыном, Людовиком XIII, но 7 августа 1620 г. в Пон де Се потерпела поражение. Ришелье помирил юного короля с матерью, от которой он издавна домогался интимных милостей.

Вновь заняв свое место в Королевском совете в 1622 г. после смерти герцога де Люиня, она попыталась отстранить Ришелье в день знаменитого "Праздника дураков", 11 ноября 1630 г.

Проведя несколько месяцев в заключении, в июле 1631 г. она бежала за границу. Потом она жила в Брюсселе, Лондоне и Кёльне, продолжая плести интриги против Ришелье в пользу Австрии, но так и не смогла больше вернуться во Францию.

Такова жизнь Марии Медичи, внучки Козимо Медичи, олицетворявшего в апогее своей славы политическую мощь Флоренции, и правнучки Джованни Медичи по прозвищу Черная Повязка, одного из великих кондотьеров итальянского Возрождения.

Обратимся теперь к ее беззаветно преданному советнику Кончино Кончини, родившемуся во Флоренции приблизительно в 1575 г. и погибшему в Париже 24 апреля 1617 г. от пуль офицеров Николя д'Опиталя, маркиза де Витри, капитана гвардейцев.

В ответ на предъявление ордера на арест он попытался выхватить свою шпагу. Бунту против королевского приказа прощения не было.

Кончини был сыном флорентийского нотариуса, близкого к семье Медичи, которая, как мы знаем, в истоках своих была семьей простых флорентийских банкиров. Благодаря любви, которой воспылала к нему Леонора Галигай, молочная сестра и наперсница Марии Медичи, а затем – ее первая камеристка, он смог пристроиться при французском дворе. После смерти Генриха IV он купил маркизат Анкр, был назначен губернатором Нормандии, а затем – маршалом Франции, не имея ни малейшего понятия о военной стратегии и не пройдя военной службы. С 1611 г., после смерти короля, Мария Медичи прогнала Сюлли и поручила Кончини вершить впредь вместо него делами королевства. Он стал осуществлять тираническое правление с помощью целой сети своих наемных шпионов. Его вызывающе огромное богатство, его спесь вызвали возмущение и зависть знатных вельмож. Тогда по их совету Людовик XIII приказал г ну де Витри, капитану Французской гвардии, арестовать его, посадить в тюрьму и предать суду. Что было дальше – нам известно.

Его супруга Леонора Галигай, обвиненная в колдовстве и порче "в отношении королевских особ", была приговорена к смертной казни. Ей отрубили голову, а тело затем сожгли. Их сына парламент объявил "лишенным дворянства и всяческих прав во Французском королевстве".

Леонора Галигай, в девичестве Леонора Дори (родилась в 1576 г. во Флоренции, а казнили ее в Париже 8 мая 1617 г.), была с 1601 г. супругой Кончино Кончини. На вопрос о том, к каким чарам она прибегла, чтобы обрести власть над Марией Медичи, она ответила, что лишь использовала превосходство умной женщины "над дурой".

Теперь мы приближаемся к самому центру паутины, которой был оплетен несчастный Генрих IV. В центре же ее воцарился Жан Луи де Ла Валетт, герцог д'Эпернон.

Он родился в замке Комон в мае 1554 г., умер в замке Лош 13 января 1642 г. и был одним из «фаворитов» Генриха III наряду с такими «пэрами», как Келюс, Можирон, Сен Мегрен, Жуаёз, Сен Люк, д'О и Ливаро.

Нужно признать, что откровенный гомосексуализм этих "пэров особого рода" ничуть не мешал им проявлять мужественность в других делах. Действительно, д'Эпернон служил Генриху III верой и правдой как в армии, где он провел несколько блестящих операций, так и в области секретных переговоров, где он тоже сумел отличиться. Генрих III сделал его герцогом и пэром в 1581 г., адмиралом Франции в 1587 г., а также губернатором Меца, Тула и Вердена (знаменитых "трех епископств"), Прованса, Нормандии, Анжу, Пуату, Сентонжа.

Одним из последних он признал Генриха Наваррского законным преемником Генриха III и, несмотря на благосклонность Генриха IV, на протяжении всего царствования последнего сохранял почти открытую враждебность к нему. Дело в том, что он не забыл некоторых острот в духе Рабле, отпущенных некогда в его адрес Беарнцем в Лувре еще во времена Генриха III и содержавших намеки на их своеобразные нравы и на все то, что ему удалось благодаря им получить. Этого д'Эпернон никогда не смог простить Генриху IV.

Он находился в карете рядом с королем, когда тот был убит рукой Равальяка. Тотчас же он поспешил сделать все, чтобы регентство было поручено Марии Медичи, только что ставшей королевой Франции благодаря весьма опрометчивому согласию короля на ее коронацию. Д'Эпернон тщетно пытался оспорить у Кончини право на ведение дел и был окончательно отстранен от власти в 1616 г. с назначением Ришелье на пост первого министра. Ришелье лишил его губернаторства на всех землях, кроме Гюйени, с целью отправить его подальше от Парижа.

Обратимся теперь к той особе, которая, будучи в центре паутины, не извлекла тем не менее пользы из своих хитрых уловок. Ее звали Катрин Генриетта де Бальзак д'Антрэг.

Она родилась в Орлеане в 1583 г. и умерла в Париже в 1633 г. Ее отцом был Франсуа д'Антрэг, губернатор Орлеана, а матерью – Мари Туше, ранее – фаворитка Карла IX, от которого у нее был сын Карл де Валуа, ставший в 1589 г. графом д'Овернь благодаря дару Екатерины Медичи, унаследовавшей графство Овернь в 1524 г. после своей матери Мадлен де Ла Тур д'Овернь.

После смерти Габриэль д'Эстре 10 апреля 1599 г. она стала любовницей Генриха IV, который буквально купил ее у семьи, заплатив вначале огромную сумму в 100 тыс. экю, а затем дав письменное обещание жениться на ней, которое она потребовала в качестве дополнительной платы. Вспомним мимоходом суждение Сюлли о Генриетте д'Антрэг: "Красива, стерва, но настоящая шлюха…" Вот текст этого брачного обещания, которое также числится среди причин, повлекших смерть Беарнца:
"Мы, Генрих IV, милостью Божьей король Франции и Наварры, обещаем и клянемся перед Богом, честно и словом короля мессиру Франсуа де Бальзаку, господину д'Антрэгу, кавалеру наших орденов, в том, что, беря в спутницы девицу Генриетту Катрин де Бальзак, его дочь, в случае ее беременности через шесть месяцев, начиная с сегодняшнего дня, и разрешения ее от бремени сыном, мы немедленно возьмем ее в жены и сделаем своей законной супругой, официально заключив с ней брак перед лицом Святой Церкви и с соблюдением предусмотренных в таких случаях обрядов. С целью подтверждения настоящего обещания, мы обещаем и клянемся также в том, что утвердим и перепишем за нашей подписью данное обещание незамедлительно после получения от Его Святейшества Папы разрешения на расторжение нашего брака с госпожой Маргаритой Французской и на заключение нового брака, где нам будет угодно. Свидетельством этому является данное обещание, написанное и подписанное нами в лесу Мальзерб сегодня, первого октября 1599 года.

Генрих".
В тот же самый вечер в том же "лесу Мальзерб" Генриетта д'Антрэг принимала Генриха IV в своей постели, украшенной колоннами и балдахином, неистовствуя со всей силой своего темперамента, дабы обеспечить свое будущее царствование посредством беременности, которой жаждало все ее семейство.

Двор ожидал этой развязки с лукавой усмешкой. Двор начинал познавать сущность Беарнца. Так, Николя Рапен, главный судья Юрисдикции, мог написать после того, как король только увидел девицу д'Антрэг, шесть дней спустя после смерти Габриэли д'Эстре:

"Мадемуазель д'Антрэг уже выходит на первый план. Клин клином вышибается…"

И наконец, расскажем о последнем орудии этого заговора, о человеке, который в роковую пятницу 14 мая 1610 года невольно изменил своим поступком историю Европы и Франции вопреки политическим и любовным замыслам Генриха IV.

Это был Франсуа Равальяк. Он родился в Тувре, близ Ангулема, в 1578 г. и умер в Париже 27 мая 1610 г., через 13 дней после гибели своей жертвы. У него было тяжелое детство, он служил лакеем, клерком у прокурора, школьным учителем, затем стал послушником у монахов ордена фельянов, преобразованного из ордена Сито. Фельяны вскоре изгнали его по причине его психической неуравновешенности. Равальяк, начитавшись памфлетов, в которых повторялись идеи времен "Священной лиги",121 оправдывающие монархоубийства, подобные убийству короля Генриха III доминиканцем Жаком Клеманом, принял решение отправиться пешком в Париж и убить Генриха IV. Дальнейшее нам известно.

Благоговейно прослушав мессу, он пешком последовал за королевской каретой, выехавшей из Лувра. Воспользовавшись затором на улице Ферронри, он нанес королю три удара ножом. Приговоренный к смерти 27 мая 1610 г., он выдержал пытки раскаленными щипцами, и расплавленным свинцом, и кипящим маслом, которое лили ему на раны после того, как предварительно обожгли ему правую руку серной кислотой. Под конец он был четвертован. Эта казнь длилась целый час.

Нужно признать, что, помимо серьезных противников, появившихся у Генриха IV на арене политической борьбы, у него возникло также и множество личных врагов. Его вульгарность, доходящая до грубости, его нечистоплотность и нередко неопрятный вид заставили покинуть Луврский дворец тех, кто еще сохранил дворянское достоинство. Так возник знаменитый отель Рамбуйе, наподобие парижского Лувра, в котором Жюли д'Анженн, герцогиня де Монтозье, отличавшаяся красотой и умом, создала великосветский салон, в котором искусство, поэзия, знания олицетворялись лучшими представителями тогдашнего общества: Ришелье, Конде, Ларошфуко, Малербом и др.

Однако в поведении Беарнца было нечто и похуже. И это не только отталкивало от него культурных людей, но и создавало ему смертных врагов.

Чтобы нас не обвинили в предвзятости, ограничимся цитатой из книги Раймона Риттера "Генрих IV собственной персоной" (издательство "Альбэн Мишель", 1944):

"Тем не менее уже известно, что такие тонкости абсолютно чужды Генриху IV, и лучше всего это можно заметить, выявив в его обращении и в его словах по отношению к собственным детям такую непристойность, которая, будучи ужасной сама по себе, предстает совершенно возмутительной в поведении отца. И в конце концов напрашивается вопрос, не является ли эта непристойность инстинктивным выходом сексуальной озабоченности стареющего фавна.

В сущности, это явление скорее физиологического, а возможно, и патологического характера, нежели чисто психологического. Особенно если вспомнить пристрастие сладострастного разбойника к молоденьким девушкам, а на последней стадии своей жизни и своей любовной карьеры – его явно извращенную манию больше всего ценить в своих амурных победах лишение их девственности.

Возникает серьезный вопрос, не утолял ли он бессознательно одно из самых тайных проявлений своей ненасытной чувственности, граничившей с развратом, внушая похотливые образы в ответ на первое плотское любопытство, свойственное детям, и развращая таким чудовищным образом детские души.

Ничего удивительного при таких обстоятельствах, когда малолетний принц (будущий Людовик XIII), наигравшись "в очень личные игры" в кровати со своим отцом, начинает произносить новые слова и говорить вещи постыдные и непристойные, сообщая, что "эта штуковина" у его папы гораздо длиннее, чем у него, что она "вот такая длинная", и показывая при этом половину своей вытянутой руки".

Если, как утверждают физиономисты, душа откладывает свой след на лице человека в течение всей его жизни, ничего удивительного нет в том, что лицо Беарнца превратилось к концу жизни в лицо фавна, сатира, в засаде выслеживающего юных нимф.

По донесениям тайного агента, во время разграбления города Сэн Жан Пье де Пор протестантскими войсками, которыми он формально командовал, 14 летний Генрих Бурбон, будущий король Наваррский, якобы допускал самое страшное кощунство в городской церкви, всаживая в распятие кинжал и расстреливая из аркебузы статую Девы Марии. Нужно ли в этом усматривать ненависть и почти сознательное отречение от того, что олицетворяли тогда эти два изображения: безмолвный запрет на проявление его инстинктов, главным образом сексуальных?

Кстати, неверно величать добром то, что шло у него в основном от равнодушия. Неверно утверждать, что это он тайно пропустил повозки, груженные хлебом, в осаждаемый им же Париж, где люди умирали от голода после того, как он сжег близлежащие деревни. Эти повозки в действительности пропустил в город один из его военачальников, г н де Живри, любовник красавицы Мари де Гиз, и сделал он это из любви к ней. Узнав об этом, Генрих Наваррский выгнал Живри из армии.

В те времена, когда его войска размещались в аббатстве Дам де Монмартр, он вступил в мимолетную связь с 17 летней аббатисой Клод де Бовилье, при этом обещая жениться на ней. Потом он ее бросает и мчится в аббатство де Лонгшан, чтобы лишить девственности прелестную монахиню, о красоте которой был наслышан: Катрин де Верден было тогда всего лишь 14 лет. Желая затем избавиться от нее, он сделал ее аббатисой и отослал в Сен Луи де Верг нон, а сам возвратился к Клод де Бовилье. Но она тоже быстро получила отставку, когда появилась Габриэль д'Эстре.

Как бы там ни было, даже с учетом того, что дело происходило во времена грубые, аномалии поведения Генриха IV в сексуальной области шокировали многих людей, которые, не будучи ни протестантами пуританами, ни католиками ортодоксами, тем не менее считали, что король обязан знать меру во всех своих поступках.

К этим презирающим его людям следует добавить его политических и религиозных врагов. В свои 57 лет он страстно влюбился в 14 летнюю Шарлотту де Монморанси, невесту Франсуа де Бассомпьера. Он заставил жениха отказаться от помолвки, чтобы выдать его невесту замуж за принца де Конде, в котором он рассчитывал обрести покладистого мужа королевской пассии. Когда он дошел до того, что попытался совместить свою старческую страсть с военными приготовлениями к походу против Австрии вплоть до стремления разжечь войну во всей Европе, чтобы заполучить свою возлюбленную, которая бежала в Брюссель вместе со своим супругом, тогда лишь немногие придворные смогли принимать его всерьез. Ему хранил верность лишь простой народ, который по прежнему называл его "наш Генрих", не ведая, что он готов спалить Европу, чтобы, помимо всего прочего, затащить к себе в постель 14 летнюю красотку.

А его приближенные давно изучили этого сластолюбца. Они знали, что, если в голове Беарнца возникло желание овладеть женским телом, ничто больше не существовало для него и ни его интересы, ни чувство долга не заставили бы его отказаться от своей страсти. Судите сами.

20 октября 1587 г. Генрих, тогда еще просто Наваррский, разбил в Кутра близ Либурна войска Лиги. Вместо того чтобы, по неписаным законам, закрепить успех, он отпустил свое войско на отдых, а сам устремился в Нерак, чтобы похвастаться перед своей любовницей Корисандой де Грамон, графиней де Гиш, урожденной Дианой д'Одуэн, "которую он безумно желал", трофеями и знаменами, захваченными у католиков. Возмущенный этим поступком, Сюлли заметит, что "все плоды, обещанные этой великой и значительной победой, разлетелись в прах…" (см.:
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   39

Похожие:

Робер Амбелен «Драмы и секреты истории. 1306 1643»» iconТом Шрайтер Большой Эл раскрывает секреты оглавление дистрибьютор...
Бэрсс. 541 Большой Эл раскрывает свои секреты. /Подготовлено к печати Цветов И. М. М. 1999. 48 с.(Библиотека начинающего предпринимателя...

Робер Амбелен «Драмы и секреты истории. 1306 1643»» iconПоложение о правилах продажи театрального билета, ведению билетного...
Государственного автономного учреждения культуры республики марий эл «марийский национальный театр драмы им. М. Шкетана»

Робер Амбелен «Драмы и секреты истории. 1306 1643»» iconПо истории соответствующей отрасли науки утверждается на кафедре,...
Составной частью экзамена по истории и философии науки является подготовка аспирантом реферата по истории соответствующей отрасли...

Робер Амбелен «Драмы и секреты истории. 1306 1643»» iconЖизнь драмы
Книга предназначена студентам творческих вузов, где в популярной форме излагаются основы драматургии, и всем тем, кого интересует...

Робер Амбелен «Драмы и секреты истории. 1306 1643»» iconЦентральный банк российской федерации указание
Цкки) субъектом кредитной истории и пользователем кредитной истории запросов о представлении информации о бюро кредитных историй...

Робер Амбелен «Драмы и секреты истории. 1306 1643»» iconРабочая программа по истории для 6 класса учителя истории и обществознания
Рабочая программа адресована для изучения истории в общеобразовательной школе, для обучающихся 6 класса

Робер Амбелен «Драмы и секреты истории. 1306 1643»» iconВалерий Борисович Шишкин «Некоммерческий карман» или Секреты потребкооперации
Какие отличия имеет некоммерческое потребительское общество (ПО) от других юр лиц?

Робер Амбелен «Драмы и секреты истории. 1306 1643»» iconКонкурс «время драмы», в номинации «Пьеса»
Образные детали старой архитектуры, лепнина, фриз, наличники окон, украшения дверных проёмов, и особенно лестница на бельэтаж, контрастируют...

Робер Амбелен «Драмы и секреты истории. 1306 1643»» iconПример заполнения лицевой стороны Форма 5
Центрального федерального округа в рамках Госконтракта №7/2011 от 18 января 2011 г по объекту «Геолого-геофизическое картографирование...

Робер Амбелен «Драмы и секреты истории. 1306 1643»» iconПо истории соответствующей отрасли науки
Порядок подготовки и требования к оформлению реферата для сдачи кандидатского экзамена по истории и философии науки

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
filling-form.ru

Поиск