Как искали и запрещали жидовскую кровь Ленина Документальный детектив


НазваниеКак искали и запрещали жидовскую кровь Ленина Документальный детектив
страница6/16
ТипДокументы
filling-form.ru > Бланки > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Весьма странно лишь то, что Штейн Михаил (Мойша) Гиршевич, сравнительно молодой, 32 года, энергичный, устремлённый докопаться до истины о деде Ленина, появился в том же самом архиве (ЦГИА), где этой же темой уже занимались и капитан Петров, и Шагинян. И появился в то же самое время - в январе 1965 года, когда над документами о жидовском происхождении Ленина работали и Петров, и Шагинян, когда работники архива для Шагинян делали фотокопии документов. Документы в ЦГИА были сфотографированы 19 января, документы в ГИАЛО - 20 января. И Штейн Михаил (Мойша) Гиршевич сразу же выходит именно на тот ГЛАВНЫЙ ДОКУМЕНТ № 59, который доказывает, что дед Ленина - жид. Ему, Штейну, даже сразу не могут выдать этот документ, ибо этот документ был в работе у Петрова, и с него снимали фотокопии для Шагинян.

Здесь две версии. Либо имело место редкостное случайное совпадение. Так в жизни бывает. А может быть, «энергетический двойник» Мойши Штейна заметил «энергоинформационный всплеск» о деде Ленина в Петербурге (тогда Ленинграде) и «повёл» в место «всплеска», в Центральный Государственный Архив, своего «хозяина» Мойшу Штейна. «Всплеск» же мог быть вызван возбуждением Петрова, Шагинян и архивных работников (а среди них много жидов) от сенсационной новости. Ведь многие архивные работники были взволнованы приездом в их учреждение главного АВТОРИТЕТА по Ленину. Зачем приехала? И те, кто снимали фотокопии для неё с документов, сразу же обратили внимание на ДОКУМЕНТ № 59 о жидовском происхождении деда Ленина. «Ага, вот что её интересует больше всего!». Возбуждение охватило немалую часть работников архива. И тот, кто хоть что-то понимает в «эзотерике», вполне может предположить, что Мойша Штейна был просто «приведён» своим невидимым двойником в ЦГИА.

Либо была «наводка». В архивах после находки и приезда главного АВТОРИТЕТА по Ленину, Шагинян, сотрудники, действительно, заволновались. Особенно заволновались жиды. (Жиды в архивах России - это весьма любопытная тема для исследований). «Зачем приехала? А, приехала за документом о жидовском происхождении деда Ленина. За ДОКУМЕНТОМ № 59». И от жида к жиду пошла быстро распространяться по Петербургу (тогда Ленинграду) возбуждающая для них новость об открытии документов, доказывающих, что дед Ленина – жид. Кто-то из жидов, зная, что Штейн интересуется дедом Ленина, может быть, и передал Мойше Штейну эту новость. И он сразу помчался в ЦГИА.

И сразу же потребовал ДОКУМЕНТ № 59.

Увы, сразу не дали. Не смели дать, если бы и хотели. Документ был ещё в работе у Петрова и Шагинян.
Получил Штейн ДЕЛО № 59 о поступлении братьев Бланк в Медико-хирургическую академию только 3 февраля 1965 года. Возбуждение Мойши Штейна, по его словам, было неописуемое. Дед Ленина - точно еврей! Лежащий перед Мойшей Штейном на столе в читальном зале ЦГИА документ неопровержимо доказывал этот факт. «С первой минуты ознакомления с первым в моей жизни архивным делом я понял, что я сделал открытие». Мойша Штейн даже записал точное время своего «открытия»: 3 февраля 1965 года, 13 часов, 15 минут.

На лист бумаги, приложенный к делу № 59, на котором уже была написана фамилия - Петров, и была подпись этого Петрова, и дата - 27 ноября 1964 года, когда Петров первый ознакомился с этим делом, возбуждённый Мойша Штейн, не обратил внимания.

Мойша Штейн сразу пишет письмо Шагинян, ожидая от неё большую похвалу для себя за «великое открытие», но, увы для бедного жида, получил ушат холодной воды на свою разгорячённую голову.


  1. мая 1965 года Шагинян написала ему из Ялты:

«Уважаемый Михаил Гиршевич! Генеалогия отца Марии Александровны точно выяснена благодаря находке в архиве нужных документов. «Находку сделал ленинградец, Александр Григорьевич Петров, его телефон и адрес: Моховая, 25, кв. 8. 311 – 61. Об этом мною было доложено в Институт марксизма-ленинизма. «Семья Ульяновых» (1-я часть, где говорится о родословных отца и матери) будет переиздаваться, вероятно, в будущем году, и я надеюсь получить разрешение на публикацию этих новых данных. Сердечный привет М. Шагинян.

P. S. Я смотрю на понятие национальность абсолютно, как Вы, т. е. не придаю ни малейшего значения, кроме фактического и исторического. Но напоминаю Вам, что моя книга «Семья Ульяновых» была изъята на 22 года (а я за неё порядком пострадала) из-за того, что открыла калмыцкое происхождение в роде отца (Ленина), и этим воспользовались фашистские немецкие газеты в 37 году».
Итак, Мариэтта Шагинян признала открытие за Петровым, а не за Штейном. Но обиженный Мойша Штейн хочет известности. Он пишет статью «Врач Александр Дмитриевич Бланк - дед Владимира Ильича Ленина» и посылает в «Медицинскую газету». Там ошарашены. Там всем очень интересно. Но ведь печатать никто не разрешит, одни неприятности, статью, конечно, не печатают. Мойша Штейн об отказе редакции в раздражении и унынии пишет Шагинян.
15 мая 1965 года она отвечает Штейну из Ялты:

«Я всё-таки надеюсь, что мозги у людей прочистятся, и они перестанут делать вредные глупости! Придёт время, - и Ваша статья будет напечатана»

«Теперь очень важный вопрос: я бы с благодарностью использовала хоть снимок в новой книге, если бы Вы мне написали точно, где Вы заполучили его (деда Ленина) портрет. Ведь до 70 года хоть фотографии и были, но у вас круглая рамка, значит портрет маслом или гравюра».

«Здесь ходят слухи, будто какие-то работники архива «пострадали» за допуск к документам. Правда ли это? Спросите хоть у Петрова».
Мойша Штейн весьма интересуется, когда сама Шагинян пробьёт в печать факт жидовского происхождения Ленина. У самого Мойши Штейна силёнок для этого нет.


  1. марта 1965 года Шагинян пишет Штейну из Ялты:

«Дорогой тов. Штейн, лежу больная и запустила свою корреспонденцию. Вы спрашиваете, когда переиздадут «Семью Ульяновых». Упомянуть в новом издании о новых данных, открытых в архиве о генеалогии матери Ленина мне запретили, а я запретила печатать «Семью Ульяновых» без этих данных. «Роман-газета» вынуждена была в силу моего отказа выпустить «Первую Всероссийскую» (вторую часть трилогии) без «Семьи Ульяновых». Больше я ничего не смогла сделать и мне ТОШНО от такого непонятного для меня запрета. Это не только отвратительно, но и политически глупо. Пошлите фотографии, буду Вам очень благодарна. Если Вы сможете повидать Петрова, скажите ему, что я была просто ошеломлена, узнав, будто работников архива постигла какая-то неприятность. Если это их сможет утешить, пусть сообщит им, что и мне самой не легче. Я никак не думала, что всё так обернётся».
Бедная, бедная старушка. Ей уже 77 лет, а мудрости никакой. Она даже не в состоянии понять причину запрета. Даже Сталин её учил, но не помогло. Она просто замолчала надолго на эту тему, но так ничего и не поняла. Она не в состоянии была понять, что в стране, в русском народе власть продолжает утверждать культ Ленина. Она не в состоянии понять, что в стране, где большинство русских «не сильно любит жидов», жидовская кровь в жилах Ленина - страшный компромат на Ленина и на КПСС. Наивная старушка пишет Мойше Штейну о том, что «политически глупо» скрывать еврейское происхождение Ленина. На самом деле для тогдашней власти, как и для Сталина, политически глупо рассекречивать этот «позорный» факт. Ибо этот факт - взрывчатка для разрушения коммунистической системы, которая вся построена на культе Ленина. А понять всё это Шагинян мешало не только её политическое недомыслие, её плоское мышление, но также и её армянское происхождение. Армяне близки евреям по многим показателям, и потому армянам трудно понять, что жидовская кровь сильно позорит Ленина в глазах русского народа.
Старушкой были весьма недовольны в Институте Марксизма-ленинизма и в ЦК КПСС. Был собран необходимый материал на неё. Ведь ещё в 1938 Политбюро, Сталина и Президиум советских писателей сурово осудили её «политически вредное» сочинение о Ленине и её «нездоровое любопытство» к родословной Ленина. А теперь она снова копается в родословной Ленина и даже мечтает опубликовать документы, доказывающие, что дед Ленина - жид. Вряд ли она, в отличие от старшей сестры Ленина Елизаровой (Ульяновой), стремится использовать факт жидовского происхождения Ленина для борьбы с антижидовскими настроениями в русском народе и в партии. Вероятно, она всё же искренне не понимает, что жидовская кровь позорит Ленина в глазах русского народа. Эта Шагинян просто дура.

Подробности бесед Шагинян с руководителями Института марксизма-ленинизма пока не опубликованы. Кто конкретно ей запретил? Руководитель Института Поспелов или главный идеолог КПСС Суслов?
Не забыли и Мойшу Штейна. В конце февраля или начале марта 1965 года (Штейн точно не помнит) его вызвали в Смольный. Там тогда располагался Ленинградский Обком КПСС. Жида Мойшу Штейна принял «для вздрючки» заместитель заведующего Отделом пропаганды и агитации Ю. И. Сапожников.

Мойша Штейн описал эту встречу так:
«Мы вам не позволим позорить Ленина!» - сказал он. От такой фразы я опешил. Но тут же сообразил, что мой собеседник великолепно понимает оскорбительный смысл сказанных слов, а также и то, что жаловаться мне некуда. Никто не поверит, а меня обвинят в клевете и в чём угодно другом. Сила на его стороне. «А что, быть евреем это позор?» - спросил я своего собеседника. «Вам этого не понять», - последовал незамедлительный ответ. «А как же тогда с Марксом, ведь он тоже еврей?» - вновь задал я вопрос. «К сожалению», - ответил мой собеседник»1.
«Работу пришлось прекратить». Целый год Мойша Штейн боялся ходить в архивы. Вероятно, из Обкома КПСС позвонили не только в архивы, но и на его работу и дали соответствующие рекомендации директору Индустриального техникума Н. Г. Сенских присматривать за жидом Штейном, страдающим «нездоровым любопытством» и жаждой мировой известности. Ни в Самиздате, ни в Тамиздате (за границей) он не рискнул ничего напечатать о жидовском происхождении Ленина. Нагнали на «бедного жида» всё же страху. Замолчал Мойша Штейн на целых 25 лет. Но Мойша Штейн молчал всё же «не абсолютно». И у Шагинян были всё же основания для подозрения на его счёт.
24 октября она пишет Штейну письмо из неврологической больницы Москвы:

«Дорогой тов. Штейн! Только недавно вернулась из-за рубежа, где три месяца работала в архивах, вернулась больная и сейчас лежу в больнице. Пишу Вам потому, что меня в Москве друзья встретили такой новостью: «Оказывается, вовсе не Вы «открыли», кто был отец Марии Александровны, а историк Штейн из Ленинграда, вся Москва об этом говорит». Это, действительно, новость для меня, тем более, что не я «открыла», а, как я указала всюду, Александр Григорьевич Петров, известивший меня о найденных им в архивах документах. Моя заслуга заключалась в том, что я проверила, получила фото и сумела сохранить эти фото для будущих историков. Кроме всего прочего приняла на себя удар за это. До сих пор он, этот удар, чувствуется в моей литературной судьбе. Но я надеюсь – люди поймут, какую подлую и глупую позицию по отношению к исторической истине они заняли, ни соответствующую ни коммунизму, ни вообще научной ясности.

Но я бы хотела от вас узнать, откуда эти слухи о том, что вы первый открыли. И правда ли это? А что же Петров? Напишите мне, пожалуйста, но скорей, по адресу больницы (а я в ней, наверное, пробуду до 10 ноября)». Это её письмо Штейну, также и другие её письма Штейну опубликованы в альманахе «Из глубины времён» (СПБ., 1992. № 1. С. 35 - 39).

В примечании к этому письму Штейн написал: «Я вернулся из армии 6 ноября и сейчас же отправил М. С. Шагинян письмо, в котором указал, что я не знаю от кого идут слухи, и указал дату, когда я прочитал документы - 3 февраля 1965 г.»

Мойша Штейн, конечно, дурил старушку. Он ведь молчал «не абсолютно», хотя и очень боялся обкома КПСС и КГБ. Время было уже всё же не такое страшное для непослушных элементов, как при Сталине. Штейн ещё в 1965 послал статью об А. Д. Бланке в «Медицинскую газету». Он послал письмо И. Эренбургу. Может быть, и ещё куда-нибудь кому-нибудь написал. Не будем наивными, не будем сомневаться в том, что Мойша Штейн всё же рассказал некоторым разным жидам, кому доверял, о том, что собственными глазами видел в архиве документ о еврейском происхождении Ленина. И, конечно же, он не рассказывал своим соплеменникам о том, что именно исследователь Петров из Петербурга (тогда Ленинграда), а не он, Мойша Штейн, первый обнаружил Дело № 59.

От жида Штейна – к другим жидам, от каждого из них - к следующим жидам и так далее (скорость распространения такой возбуждающей информации в жидовской диаспоре – поразительная!) - и уже скоро тысячи и тысячи жидов в разных городах СССР знали, что «еврейский историк Штейн из Ленинграда» открыл в архивах сенсационные документы о еврейском деде Ленина.

Как раньше не знали об открытии Плесковской, но приписывали открытие жидовского происхождения Ленина Елизаровой (Ульяновой), так и теперь почти никто не знал ничего о скромном капитане бронетанковых войск Александре Петрове, а приписывали открытие сначала Шагинян, а потом отодвинули в сторону и Шагинян с Петровым и стали приписывать открытие исключительно жиду Штейну. Так что вопрос Шагинян к Штейну: «Откуда эти слухи?» - очень наивный. Ведь ясно же откуда - ОТ ЖИДОВ! Так уж устроен этот народ. Жиды часто стремились и стремятся приписывать достижения других себе, чтобы потом похваляться: «Мы, евреи, самые умные, самые одарённые!».


Закончим о Шагинян. Она, конечно, много переживала по поводу того, что её потрепали партийные чиновники. И по поводу того, что не смогла рассказать своим читателям о еврейском происхождении ее любимого Ленина. Но в 1969 году Шагинян всё же протащила в новое переиздание «Семьи Ульяновых» намёк на жидовское происхождение Ленина. Она написала там: «Отец обеих девушек, Александр Дмитриевич Бланк, был родом из местечка Староконстантиново Волынской губернии». Жиды и просвещённые русские читатели (правда, таких было немного) могли легко отсюда понять, кто по национальности дед Ленина.

«…из местечка Староконстантиново» - «из местечка!» - «местечковые жиды» - «жиды из своих местечек ринулись заселять Россию после 1917 года!»… Не города, не деревни и сёла, а местечки. Места концентрации жидов в западной части царской России.
Дед Ленин жил в местечке… Дед Ленина - жид!
В ЦК КПСС и в Институте Марксизма-ленинизма или не поняли, или сделали вид, что не поняли это - «из местечка». Может, решили, что основная масса русского народа не поймёт «намёк» писательницы. В 1972 году Шагинян даже дали Ленинскую премию.
А в 1982 году и Мариэтта Сергеевна Шагинян тоже перешла в мир мёртвых. Оставшиеся в здешнем мире фотокопии документов о жидовском деде Ленина из её личного архива, по утверждению Штейна, были изъяты сотрудниками КГБ. Может так и было, но это своё утверждение Мойша Штейн ничем не доказывает.
Что ещё можно добавить? Никакие материалы из личного архива Мариэтты Шагинян, которые имеют отношение к жидовскому происхождению Ленина, до сих пор не опубликованы.
Трёпка архивариусов в 1965
Мойша Штейн называет события 1965 в архивах - погромами. Жиды любят это слово. Оно их ужасает и вызывает состояние сладострастного мазохизма. Они очень любят говорить о погромах. Наверное, Штейн ещё и потому называет эти события погромами, что часть «пострадавших» - жиды.

На самом деле, никаких погромов в 1965 году не было. Просто немного напугали и потрепали архивариусов. Никому из архивариусов не проломили голову железным шкворнем, никто не покончил самоубийством, не повредили никому никакого имущества, никого не посадили ни в тюрьму, ни в психлечебницу, хотя КГБ в то время практиковал изоляцию инакомыслящих в психлечебницы, чаще с диагнозом «вялотекущая шизофрения». Время было уже не то. Партия ослабла и поглупела.

Начиналось всё так. Когда Шагинян обратилась в Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС за разрешением напечатать в следующем издании «Семьи Ульяновых» данные о жидовском происхождении Ленина и предоставила фотокопии документов, найденных Петровым в архивах, - там, в Институте марксизма-ленинизма, естественно, всполошились. Кто допустил утечку важной и опасной информации из архивов? Кто ещё, кроме Петрова и Шагинян, там копал и копает о жидовском деде Ленина? Во главе Института марксизма-ленинизма тогда, с 1961 по 1967, стоял академик Поспелов Пётр Николаевич. В тогдашней партийной элите - фигура крупная. Один из авторов «Краткого курса истории ВКП (б)» и книги «Иосиф Виссарионович Сталин. Краткая биография». Мало кто знает, что Поспелов готовил доклад «О культе личности и его последствиях», который Никита Хрущев зачитывал потом на закрытом 20-ом Съезде партии 25 февраля 1956 года.

Сообщил ли Поспелов «наверх» о «чрезвычайном происшествии»? В то время главной фигурой в идеологии был Суслов Михаил Андреевич. Соратник Сталина. Жидов «не очень любил». Карьеру сделал на борьбе с «жидовскими уклонами» в партии (троцкистская группировка, группировка Каменева и Зиновьева, группировка Бухарина и др.). Один из организаторов разгрома наглого так называемого «Еврейского антифашистского комитета». Все эти его дела даже были полезны для страны и немного ослабили позиции жидов в СССР. Но Суслов, конечно, не дозволял какую-либо деятельность против экспансии жидов. Вся литература по русско-жидовскому вопросу, написанная русскими исследователями, как и при Сталине, была запрещена. К тому же Суслов был патологический догматик.

С 1952 Суслов - член Президиума ЦК. После смерти Сталина был выведен из состава Президиума, но с 1965 Суслов снова член Президиума ЦК, а после переименования этой структуры, с 1966 – член Политбюро ЦК. Суслов - одна из самых влиятельных политических фигур при Хрущеве, он же и главный организатор скидки Хрущева. При Брежневе командовал всем идеологическим аппаратом и отвечал за идеологию партии и государства. До самой своей смерти в 1982 он фактически заведовал Отделом агитации и пропаганды ЦК КПСС. Но Суслов не Геббельс, всегда бывший на виду. Суслов - серый кардинал в СССР. Суслов - главный политический деятель, который определял политику КПСС. Сам Брежнев его слушался. Именно усилиями этого, похожего на глиста человека, срок жизни компартии с её реакционной, ненаучной, смердящей идеологией марксизма-ленинизма-последышизма - был немного продлён.

Сообщил ли Поспелов «серому кардиналу» и Брежневу об утечке важной информации из архивов о жидовском деде Ленина? Об этом трудно и опасно было докладывать? Мариэтта Шагинян рассказала как-то писательнице А. Я. Бруштейн и писателю Корнею Чуковскому, что, узнав о документах о жидовском деде Ленина, которые она видела в архивах и с которых для неё даже сделали фото, академик Поспелов пришёл в ужас:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Похожие:

Как искали и запрещали жидовскую кровь Ленина Документальный детектив iconКнига «Как написать гениальный детектив»
Почему люди читают детективы и другие полезные сведения для авторов, взявшихся писать детектив

Как искали и запрещали жидовскую кровь Ленина Документальный детектив iconТема урока: Состав и функции крови, 8-й класс Тип урока
Оборудование: cd-rom «Уроки биологии Кирилла и Мефодия», cd-rom «Открытая биология», презентация «Состав и функции крови», микроскопы,...

Как искали и запрещали жидовскую кровь Ленина Документальный детектив iconПравительство Российской Федерации Государственное образовательное...
Для чего нужен анализ материалов сми. Роль контента в анализе публикаций. Материалы сми как документальный источник исследований....

Как искали и запрещали жидовскую кровь Ленина Документальный детектив iconСборник статей о Л. Н. Толстом 1902 1903 Москва 2003 И. В. Петровицкая...
Лев Толстой – живой, воплощенный в плоть и кровь символ достоинства печатного слова”

Как искали и запрещали жидовскую кровь Ленина Документальный детектив iconО проведении аукциона в электронной форме
Наименование Заказчика: Государственное унитарное предприятие города Москвы «Московский ордена Ленина и ордена Трудового Красного...

Как искали и запрещали жидовскую кровь Ленина Документальный детектив iconО проведении аукциона в электронной форме
Наименование Заказчика: Государственное унитарное предприятие города Москвы «Московский ордена Ленина и ордена Трудового Красного...

Как искали и запрещали жидовскую кровь Ленина Документальный детектив iconО проведении запроса предложений в электронной форме
Наименование Заказчика: Государственное унитарное предприятие города Москвы «Московский ордена Ленина и ордена Трудового Красного...

Как искали и запрещали жидовскую кровь Ленина Документальный детектив iconО проведении аукциона в электронной форме
Наименование Заказчика: Государственное унитарное предприятие города Москвы «Московский ордена Ленина и ордена Трудового Красного...

Как искали и запрещали жидовскую кровь Ленина Документальный детектив iconО проведении запроса предложений в электронной форме
Наименование Заказчика: Государственное унитарное предприятие города Москвы «Московский ордена Ленина и ордена Трудового Красного...

Как искали и запрещали жидовскую кровь Ленина Документальный детектив iconКонкурс в электронной форме Наименование Заказчика: Государственное...
Наименование Заказчика: Государственное унитарное предприятие города Москвы «Московский ордена Ленина и ордена Трудового Красного...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
filling-form.ru

Поиск