Отчет о выполнении научно-исследовательской работы по теме: «Разработка конкретных предложений по повышению эффективности морского законодательства»


НазваниеОтчет о выполнении научно-исследовательской работы по теме: «Разработка конкретных предложений по повышению эффективности морского законодательства»
страница7/45
ТипОтчет
filling-form.ru > Туризм > Отчет
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   45
Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., «военный корабль может произвести проверку права судна на его флаг. С этой целью он может послать шлюпку под командой офицера к подозреваемому судну. Если после проверки документов подозрения остаются, он может произвести дальнейший досмотр на борту этого судна». Такая проверка, однако, допустима в соответствии с ч.1 ст. 110, в открытом море в случаях, если есть разумные основания подозревать, что: «a) это судно занимается пиратством; b) это судно занимается работорговлей; c) это судно занимается несанкционированным вещанием, а государство флага военного корабля имеет юрисдикцию в соответствии со статьей 109; d) это судно не имеет национальности; e) хотя на нем поднят иностранный флаг или оно отказывается поднять флаг, это судно в действительности имеет ту же национальность, что и данный военный корабль».

Вопрос о толковании международно-правовых положений о реальной связи вызывает дискуссии. Английские специалисты в области международного морского права Р. Черчилль и А. Лоу утверждают, что, «несмотря на то, что международное право признает в качестве обязательного условия наличие реальной связи между судном и государством, под флагом которого оно плавает, нет согласия в том, что входит в понятие такой связи»2.

В 1986 году в Женеве под эгидой ЮНКТАД (Конференция ООН по торговле и развитию) была принята Конвенция ООН об условиях регистрации судов (United Nations Convention on Conditions for Registration of Ships). Согласно ст.1 Конвенции государство флага применяет положения, содержащиеся в настоящей Конвенции «в целях обеспечения или, в зависимости от случая, укрепления реальной связи между государством и судами, плавающими под его флагом, и для эффективного осуществления своей юрисдикции и контроля над такими судами в отношении идентификации и подотчетности собственников и операторов судов, а также в отношении административных, технических, экономических и социальных вопросов». Конвенция предписывает государству регистрации принять законы, отвечающие принципу реальной связи; в частности, в соответствии с ч.1 ст.9. «государство регистрации при осуществлении настоящей Конвенции соблюдает принцип, согласно которому удовлетворительную часть командного состава и членов экипажа торговых судов, плавающих под флагом государства регистрации, составляют граждане государства регистрации или лица, домицилированные или в законном порядке постоянно проживающие в нем»1. Эти требования весьма актуальны в отношении государств, допускающих регистрацию в оффшорных финансовых центрах своих морских судов, поскольку в таких случаях обозначенные конвенционные требования зачастую не выполняются.

Вступление в силу Конвенции ООН об условиях регистрации судов, ратификация ее государствами, являющимися оффшорными финансовыми центрами могли бы существенным образом укрепить международно-правовой принцип реальной связи между судном и государством его флага, наполнить этот принцип конкретным содержанием, и тем самым способствовать положительным изменениям в нынешней неоднозначной практике использования судовладельческими компаниями оффшорных финансовых центров. Конвенция вступает в силу спустя 12 месяцев после даты, когда не менее сорока государств с общим тоннажем, по меньшей мере, в 25% мирового тоннажа, присоединятся к Конвенции (ст.19). По состоянию на 2005г. Конвенция пока не вступила в силу. Ее ратифицировали Болгария, Кот-д’Ивуар, Египет, Грузия, Гана, Гаити, Венгрия, Ливия, Мексика, Марокко, Оман. СССР подписал Конвенцию 12 февраля 1987 г., однако она не была ратифицирована ни СССР, ни Российской Федерацией.

При том, что «удобным флагом» пользуются компании цивилизованных государств, в т.ч. США, Великобритания и др., нельзя не отметить, что «удобными флагами» активно пользуются и пособники наркоторговцев, торговцев оружием, в том числе компонентами ядерного оружия. С учетом этого, Панама, например, формально обладающая, за счет предоставления своего «удобного флага», одним из самых больших торговых флотов мира, подписала в феврале 2002 г. соглашение2 (в мае 2004 г. - дополнение к нему3), разрешающее представителям американских властей подниматься на борт и обыскивать суда, ходящие под панамским флагом. Договорным путем согласовано, что такие меры допустимы, если у американской стороны есть основания полагать, что на этих судах перевозится оружие массового поражения. Таким образом, в данном случае США и Панама на международно-правовом уровне создали lex speciales по отношению к положениям lex generales Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Аналогичное соглашение в феврале 2004 года США подписали и с другой крупнейшей (по количеству и тоннажу торгового флота) морской державой – Либерией1. Договорная практика такого рода может существенно повлиять на дальнейшее регулирование международного судоходства.

Английский правовед-международник Кристофер Хилл пишет, «что удобные флаги будут существовать, пока международное право признает за каждым государством право определять условия предоставления своей национальности судам»2. Не представляется, однако, что порочно само по себе это международно-правовое установление. Главный порок, скорее в том, что на практике не обеспечивается, чтобы государства, предоставляющие свой флаг и регистрацию судам, имели, в строгом соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г., реальную связь с судами под своим флагом; исполняли предусмотренные международным правом обязанности государства флага, в том числе, в отношении контроля в различных областях.

Как уже отмечалось, страна, предоставляющая удобный флаг, может быть одновременно страной, являющейся международным оффшорным финансовым центром (Кипр, Панама и др.). Более того, возможность регистрации судов под удобным флагом называется в качестве одной из характеристик идеального оффшорного финансового центра, финансовой гавани (financial haven)3. Словосочетания «финансовая гавань», «налоговая гавань», даже «налоговый рай» используются для обозначения именно оффшорного финансового центра. Упомянутые словосочетания не являются, конечно, правовыми.

Значительным мотивом в пользу использования судовладельцем оффшора на практике являются последствия платежей по международной купли-продажи морских судов, исходя из зачастую обременительного национального валютного регулирования в странах, не практикующих оффшорную практику. Имеются в виду, прежде всего, прерогативы органов валютного контроля квалифицировать платежи такого рода как нарушение национального законодательства о валютном регулировании. Кроме того, регистрация в оффшорных центрах компаний, использующих суда для международных перевозок, позволяет значительно сократить либо полностью избежать расходов по уплате взносов в фонды социального страхования и социального обеспечения. Помимо указанных причин, стимулирующих судовладельцев к регистрации компаний в оффшорных финансовых центрах, привлекательными для них представляются упрощенные правила предоставления отчетности, отсутствие многих законодательных или иных формальных ограничений, возможность выпуска акций на предъявителя, без указания их номинала, отсутствие необходимости ведения открытого реестра акционеров и ряд других послаблений в регулировании4.

Старейшими оффшорными финансовыми центрами с ярко выраженной морской составляющей являются Либерия и Панама. Традиционная специализация Панамы на регистрации предприятий в сфере международных морских перевозок была связана с созданием так называемой открытой системы морской регистрации (1925 год)1. Общеизвестно, что под либерийскими, кипрскими, панамскими флагами ходит значительное число перевозящих экспортные грузы судов, владельцами которых являются лица иных государств. И такие судовладельцы платят в бюджеты стран, предоставивших такую регистрацию, гораздо меньшие налоги, чем те, которые было бы необходимо платить, если такие компании были бы зарегистрированы в своих государствах. Факты массового увода морских торговых судов от отечественной регистрации не могут не беспокоить, в том числе и Российскую Федерацию, чей рыболовный флот во времена СССР занимал первое место по количеству судов, а торговый флот-шестое место по тоннажу. Например, 1992 – 2003 гг. для российских судовладельцев было построено 204 судна (общим водоизмещением - 6,8 млн. тонн). Из них под российским флагом зарегистрировались только 65 судов; 139 судов осуществили регистрацию вне России и ходят под иностранными флагами. В процентном отношении под российским флагом ходят 31,8% из построенных в 1992-2003 годах судов, а по дедвейту (водоизмещению) – еще меньше (только 8,8%)2.

В последние десятилетия проблему ухода судовладельцев под «удобные флаги» Норвегия, Великобритания решают путем создания «второго» (параллельного) морского реестра, условия регистрации в котором максимально приближаются к «удобным». Нужно отметить, что такие меры признаются эффективными. К примеру, в Норвегии за период с 1987 г. (когда в этом государстве был создан международный реестр судов) по 1995 г. тоннаж судов, плавающих под норвежским флагом, увеличился более чем в два раза; причем в международном реестре было зарегистрировано около 90% судов3.

Как отмечается в Концепции развития внутреннего водного транспорта российской Федерации одобренной распоряжением Правительства РФ от 3 июля 2003г. №909-р: «Одним из способов решения проблемы обновления транспортного флота является создание нормативной правовой базы, регулирующей возврат под флаг Российской Федерации судов, построенных по заказу российских судоходных компаний и зарегистрированных в оффшорных зонах»4.

В 1997 году в Российской Федерации началась разработка законопроекта, который был призван «вернуть» под российский флаг отечественный торговый флот, в т.ч. из оффшорных зон. Таким образом, была поставлена задача вернуть в страну миллионы долларов инвестиций. Минфин согласился с тем, что здесь главным приоритетом должно стать не количество собранных налогов, а общий экономический эффект от возрождения целой отрасли экономики1. Как отмечалось, «развитые иностранные государства столкнулись с практикой ухода своих кораблей в оффшоры еще 20 лет назад, поэтому они давно озаботились этой проблемой, и сейчас на Западе функционируют национальные международные реестры судов. Первой его ввела, как уже упоминалось, Норвегия в 1986 году. В целом по всем государствам в таких реестрах зарегистрировано в настоящее время более 60 процентов тоннажа всего мирового флота»2.

Президентом РФ 20 декабря 2005г. был подписан Федеральный закон № 168-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с созданием Российского международного реестра судов». Этим федеральным законом вносятся изменения в Кодекс торгового мореплавания РФ, Налоговый Кодекс РФ и Закон РФ «О таможенном тарифе». Теперь, в соответствии со статьей 33 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации “судно подлежит регистрации в одном из реестров судов Российской Федерации: Государственном судовом реестре; Российском международном реестре судов; судовой книге; бербоут-чартерном реестре. Право собственности и иные вещные права на судно, а также ограничения (обременения) прав на него (ипотека, доверительное управление и другие) подлежат регистрации в Государственном судовом реестре или судовой книге”3. Право собственности и иные вещные права на судно, зарегистрированное в Российском международном реестре судов, а также ограничения (обременения) прав на него (ипотека, доверительное управление и другие) подлежат регистрации в Российском международном реестре судов, за исключением таких прав и ограничений (обременений) прав на судно, зафрахтованное по договору фрахтования судна без экипажа (бербоут-чартеру).

В Государственном судовом реестре регистрируются пассажирские, грузопассажирские, нефтеналивные, буксирные суда, а также другие самоходные суда с главными двигателями мощностью не менее чем 55 киловатт и несамоходные суда вместимостью не менее чем 80 тонн, за исключением используемых в некоммерческих целях спортивных и прогулочных судов. В судовых книгах регистрируются спортивные и прогулочные суда независимо от мощности главных двигателей и вместимости таких судов, а также иные суда. В бербоут - чартерном реестре регистрируются суда, которым временно предоставлено право плавания под Государственным флагом Российской Федерации.

В соответствии с п.7. ст. 33 КТМ РФ, в Российском международном реестре судов регистрируются суда, которые используются для международных перевозок грузов, пассажиров и их багажа, а также для оказания иных связанных с осуществлением указанных перевозок услуг. К использованию судов для международных перевозок грузов, пассажиров и их багажа относится также сдача судов в аренду для оказания таких услуг. Суда, зарегистрированные в Российском международном реестре судов, могут использоваться для перевозок и буксировки в каботаже в соответствии с пунктом 2 статьи 4 настоящего Кодекса.

Подпункт 83 ст. 333³³ Налогового Кодекса РФ устанавливает государственную пошлину за регистрацию судов в Российском международном реестре судов, размер которой возрастает в зависимости от валовой вместимости судна.

За ежегодное подтверждение регистрации судна в Российском международном реестре судов установлены размеры государственной пошлины, которые также соотносятся с валовой вместимостью судна.

В Закон РФ «О таможенном тарифе» внесено следующее изменение, связанное с созданием Российского международного реестра судов: - регистрируемые в Российском международном реестре судов освобождаются от уплаты пошлины; для предоставления льготы в течение 45 дней с даты принятия таможенной декларации декларант обязан представить в таможенный орган свидетельство о регистрации судна в Российском международном реестре судов и копию документа об уплате государственной пошлины за регистрацию судна в указанном реестре.

Таким образом, путем внесения изменений в действующее российское законодательство, Российская Федерация сделала первый шаг, направленный на возврат под российский флаг торговых судов, плавающих, в основном, под «удобными флагами», а также определенные стимулы, которые, возможно, сыграют позитивную роль при регистрации строящихся в России судов. Как справедливо указывает проф. Иванов Г. Г., этим Законом «созданы предпосылки для функционирования Российского международного реестра судов. Время покажет, насколько эти предпосылки будут использованы российскими судовладельцами»1.

Российской Федерации следует использовать опыт развитых западных государств по созданию на своей территории оффшорных зон. К примеру, США (штаты Дэлавер, Невада), Великобритания (о. Мэн, Джерси) и ряд других государств, создали успешно действующие оффшорные зоны, которые используются, в том числе, и в морской деятельности. Учитывая принятие ФЗ №168 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с созданием Российского международного реестра судов», целесообразно было бы для целей регистрации судов под российским флагом создать, путем принятия федерального закона, специализированную оффшорную зону.

Такие оффшорные зоны могут быть созданы в наиболее развитых отечественных морских портах, имеющих приоритетное значение для отечественного морского флота. Создание таких зон представляется крайне необходимым, поскольку только таким образом можно изменить сложившуюся практику регистрации отечественных судов под иностранными удобными флагами. В противном случае, не будет создана реальная альтернатива регистрации отечественных судов под удобными флагами, и отечественные суда, в условиях отсутствия на территории Российской Федерации специализированных оффшорных зон, будут продолжать уходить в оффшорные зоны иностранных государств, предоставляющих право использование удобного флага.

Иными словами, если в Российской Федерации не будет созданы оффшорные зоны, в которых могла бы осуществляться регистрация морских судов, то, с большой долей уверенности можно предположить, что отечественные суда будут продолжать уходить для регистрации в те государства, предоставляющие свой флаг судам, где оффшорные зоны созданы и успешно функционируют, к примеру, США, Великобритания, Либерия, Панама, Каймановы острова, Кипр и т.д.

Кроме международных оффшорных финансовых центров, в российском законодательстве можно было бы отразить и лучший опыт создания порто-франко (вольных гаваней, свободных портов). Это - морские торговые порты или их части, в которых разрешен беспошлинный ввоз и вывоз товаров, их хранение и переработка. Но товары, вывозимые за пределы вольной гавани (свободного порта), в другую часть территории государства, которому принадлежит вольная гавань, облагаются таможенными пошлинами.

Современный законодательный опыт в этом направлении представлен, например, Латвией, принявшей Закон о Рижском свободном порте (Приложение Е к настоящему отчету). Следует учитывать, что правовой режим свободного порта (вольной гавани) определяется национальным правом.
Общий вывод состоит в следующем:

  1. Необходимо время для объективной оценки практики реализации Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с созданием Российского международного реестра судов» № 168-ФЗ от 20 декабря 2005 г. Насколько реально этот закон сможет изменить сложившуюся в 1990-е годы экономически ущербную для России ситуацию в отечественном флоте, покажут результаты исследования Заказчика. Критерий должен быть простым – достаточно ли данного закона и предусмотренных в нем льгот, условий регистрации Достаточно ли будет данного закона и установленных в нем льгот и условий регистрации судов для того, чтобы новые суда регистрировались исключительно в Российской Федерации, под российским флагом; чтобы возвращались в Россию построенные в СССР суда, плавающие под различными иностранными «удобными флагами».

  2. Следует, в порядке «точечной» апробации опыта США, Великобритании, других экономически развитых стран, разработать:

2. 1. Проект Федерального закона «О международной оффшорной зоне Российской Федерации» (например, в пределах территории одного из островов России в Северном Ледовитом океане или в Тихом океане).

2.2. Проект Федерального закона «О порто-франко (вольной гавани) Российской Федерации» (в пределах, например, порта Калининград).

4 Предложения по правовой основе решения проблем недр морского дна в пределах территории России
4.1 Практическая значимость проблем и их содержание
Согласно Морской доктрине РФ к национальным интересам Российской Федерации в Мировом океане отнесены, прежде всего, «незыблемость суверенитета Российской Федерации, распространяющегося на внутренние морские воды, территориальное море». Эти пространства, включая их морское дно, а также недра дна, входят в состав государственной территории РФ. Ее суверенитет распространяется, соответственно, и на природные ресурсы, в том числе нефтегазовые, залегающие в таких недрах.

В отличие от стран с развитой экономической и правовой системами, приморские регионы России не отличаются более высоким уровнем жизни большинства населения. Средства массовой информации, в том числе материалы политических партий изобилуют многочисленными тому подтверждениями.

Объектами морского законодательства здесь и соответствующих правоотношений является:

- берег моря (морское побережье), включая недра, месторождения в пределах побережья;

- морские порты;

- внутренние морские воды, в т.ч. исторические воды России (например, залив Петра Великого), дно таких вод, включая недра дна;

- территориальное море РФ, в т.ч. его дно и недра дна.

«Сухопутные» компоненты расположены на территориях приморских субъектов Российской Федерации. Соответственно, значение имеет вопрос о законодательно установленном соотношении полномочий федерального центра и приморских субъектов в сфере управления такими объектами.

В общем виде правовая база, на которой строятся отношения между федеральными органами исполнительной власти и орга­нами государственной власти приморских субъектов, уполномоченными регулировать отношения в сфере охраны прибрежных морских территорий, очерчена в Основном законе - Конституции Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. Так, в части 1 статьи 67 установлено, что «территория Рос­сийской Федерации включает в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное простран­ство над ними». Из этого следует, что внутренние воды и терри­ториальное море не могут входить в состав территорий никакого из приморских субъектов. Согласно пункту "и" статьи 71 Конституции Российской Федерации, однако, определение статуса территориального моря отнесено к исключительному ведению Российской Федерации ( т.е. не отнесено ни к совместному ведению федерального центра и субъектов Федерации, ни тем более к исключительному ведению субъектов Федерации). Об определении статуса внутренних морских вод Конституция ничего не говорит.

В совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся, в частности, вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами, находящимися на сухопутной территории субъекта РФ – (ст. 72 Конституции); в соответствии с Конституцией, повторим, совместное ведение реализуется только в пределах территории субъекта Федерации.

Анализ содержания этих природоресурсных прав, ответственности, функций приморских субъектов, прописанных в федеральных законах, других нормативных актах, выявляет некоторые проблемы.

Во-первых, неясно почему, при наличии Федерального закона о морских пространствах (именно, ФЗ «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации») внутренние морские воды, территориальное море являются еще и объектом регулирования другого федерального закона – Водного кодекса РФ.

Во-вторых сущностно расходится с зарубежной законодательной практикой само смешение в Водном кодексе водных пространств с совершенно различным правовым статусом – с одной стороны, территориального моря, например, и, с другой, реки и даже обособленного водоема, находящемся на земельном участке гражданина.

Тем не менее, приходится констатировать, что в настоящее время Водной кодекс является таким «гибридным» источником действующего морского права России.

Согласно статье 33 Водного кодекса Российской Федерации (от 16.11.1995 г. № 167-ФЗ, далее ВК), как критиковалось выше, предусмотрено вещное право собственности на водные объекты, в т.ч. на территориальное море. Согласно ст. 34 ВК РФ, обособленные водные объекты (замкнутые водоемы) могут быть в разных формах собственности (федеральная, муниципальная, частная). Остальные поверхностные водные объекты, все подземные водные объекты, территориальное море, внутренние морские воды находятся в собственности Российской Федерации (ст. 36 ВК РФ).

Предусмотрено, что водные объекты, находящиеся в федеральной собственности, не подлежат передаче в собственность муниципальным образованиям, гражданам и юридическим лицам. Иначе говоря, законодатель сначала создал себе трудность (введя институт собственности на водные объекты, публичные по своей природе), а потом отчасти преодолел эту трудность, запретив передачу собственности. Это требует детального рассмотрения. Согласно Водному кодексу в собственности Российской Федерации (федеральной собственности) находятся:

- поверхностные водные объекты, акватории и бассейны которых расположены на территориях двух и более субъектов Российской Федерации;

- подземные водные объекты, расположенные на территориях двух и более субъектов Российской Федерации;

- водные объекты, являющиеся средой обитания анадромных и катадромных видов рыб;

- трансграничные (пограничные) водные объекты;

- внутренние морские воды;

- территориальное море Российской Федерации;

- водные объекты, являющиеся особо охраняемыми природными территориями федерального значения или представляющие собой часть этих территорий;

- водные объекты, являющиеся частью территории курортов или лечебно-оздоровительных местностей федерального значения;

- иные особо охраняемые водные объекты федерального значения.

Федеральный закон «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» от 31.06. 1998 г. № 155 ФЗ устанавливает статус и правовой режим внутренних морских вод, территориального моря и прилежащей зоны Российской Федерации, включая права Российской Федерации в ее внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне. Закон закрепляет за приморскими субъектами Российской Федерации следующие права:

1) Оказание должностными лицами органов исполнительной власти субъектов Федерации помощи капитану иностранного судна, дипломатическому агенту или консульскому должностному лицу государства флага иностранного судна, проходящего через территориальное море, в случаях их обращения, в целях пресечения незаконной торговли наркотическими средствами или психотропными веществами, а также для пресечения других уголовных преступлений международного характера, предусмотренных международными договорами Российской Федерации (ст. 17).

2) Выдача соответствующими органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации, территория которого примыкает к внутренним морским водам и территориальному морю, где предполагается проводить морские научные исследования разрешений на проведение морских научных исследований (ст. 26).

3) Осуществление соответствующими органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации защиты и сохранения морской среды и природных ресурсов внутренних морских вод и территориального моря в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (ст. 32).

4) Участие соответствующих органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации в осуществлении государственного экологического мониторинга состояния внутренних морских вод и территориального моря, проводимого специально уполномоченным федеральным органом исполнительной власти по охране окружающей среды в соответствии с законодательством Российской Федерации (ст. 36).

5) Осуществление взаимодействия заинтересованных органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере охраны внутренних морских вод, территориального моря и их природных ресурсов со специально уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (ст. 39).

6) Полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации, территория которых примыкает к внутренним морским водам и территориальному морю, по вопросам исследования, разведки, разработки (добычи) и охраны водных биологических ресурсов и других природных ресурсов внутренних морских вод и территориального моря, охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, деятельности на особо охраняемых природных территориях, а также охраны памятников истории и культуры, памятников природы определяются федеральными законами (ст. 20).

Помимо сложностей осуществления этих законодательных положений надо учесть, что в соответствии с федеральным законом от 30 декабря 1995 г. N 225-ФЗ "О соглашениях о разделе продукции" субъекты Российской Федерации осуществляют законодательное регулирование своего участия в соглашениях о разделе продукции при пользовании участками недр на своих территориях.

Таким образом, содержание этой проблемы обозначилось и требуется, на основе анализа, предложения по ее решению.
4.2 Анализ законодательства Российской Федерации о взаимодействии федеральных органов исполнительной власти и органов власти приморских субъектов Российской Федерации
Правовая база, на которой строятся отношения между орга­нами государственной власти прибрежных субъектов и федеральным органами исполнительной власти, уполномоченными регулировать отношения в сфере морской деятельности, в т.ч. морского недропользования, в Российской Федерации достаточно ограничена.

Как уже отмечалось, в части 1 статьи 67 Конституции Российской Федерации установлено, что "территория Рос­сийской Федерации включает в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное простран­ство над ними». Из этого следует, что внутренние воды и терри­ториальное море не могут входить в состав территорий никакого из субъектов Российской Федерации, в отличие, например, от законодательства ряда государств – федераций (США, Австралии, Канады и др.).

Определение статуса исключительной экономической зоны и континентального шельфа согласно п. "и" статьи 71 Конституции РФ отнесено к исключительному ведению Российской Федерации и в соответствии с частью 2 статьи 67 Конституции РФ подлежит регулированию федеральным зако­ном. Эта ситуация полностью соответствует зарубежной правовой практике.

Конституционным пробелом является определение статуса внутренних морских вод. По зарубежной правовой практике развитых экономически государств – федераций это – объект ведения субъектов Федерации, за исключением вопросов установления границ внутренних морских вод, вопросов обороны и правопорядка.

Как уже было отмечено, определение статуса территориального моря согласно Конституции РФ, отнесено к исключительному ведению Российской Федерации. Статус указанных морских пространств определяется в соответствии с международным правом. Установление Российской Федерацией на такой правовой основе, посредством федеральных законов и иных актов законодательства детального пра­вового режима указанных морских пространств не означает исключение участия приморских субъектов Российской Федерации в реализации федеральных полномочий по сохранению, использованию и управлению морскими ресурсами и пространствами. Федеральные органы исполнительной власти, по смыслу Конституции, вправе установить такой режим этих морских пространств, которые обеспечивают оптимальный уровень правомочий прибрежных субъектов Российской Федерации в обозначенной области.

Что касается законодательного регулирования непосредственно пользования морскими недрами, то согласно ст. 1-1 закона «О недрах» от 21 февраля 1992 г. № 2395- I устанавливается: «Разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере государственного регулирования отношений недропользования осуществляется Конституцией Российской Федерации и принятыми в соответствии с ней федеральными законами. Субъекты Российской Федерации принимают свои законы и иные нормативные правовые акты в целях регулирования отношений недропользования в пределах своих полномочий».

Таким образом, для недр морского побережья обозначен в общем плане только конституционный механизм «совместного ведения». Поэтому первой проблемой, с которой на практике сталкивается потенциальный ресурсопользователь (или инвестор), является вопрос о применении конституционных положений о совместном ведении.

Для ответа на этот вопрос надо учесть, во-первых, положения упомянутого выше закона «О недрах».

Ранее же, на базе прежней редакции закона «О недрах» субъекты Федерации интенсивно развивали свою законодательную деятельность. Анализ их законодательных актов в области недропользования позволяет сделать следующие выводы:

1. В большинстве субъектов Федерации полномочия органов власти, управления и специальных органов субъектов Федерации не разделялись. Недостаточно четко регулировались вопросы разграничения компетенции органов Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

2. Как правило, в нормативных актах субъектов Федерации положения о функциях управления, контроле и надзоре дублировали соответствующие нормы федерального законодательства.

3. В дополнение к нормам Закона РФ «О недрах», устанавливающим, что пользование отдельными участками недр может быть ограничено или запрещено в целях обеспечения национальной безопасности и охраны окружающей природной среды (ст.8 «Ограничение пользования недрами»), нормативными актами некоторых субъектов Федерации устанавливаются дополнительные ограничения как по видам деятельности при пользовании недрами, так по кругу лиц, наделяемых правами пользования недрами. Например, по Закону Республики Коми «О недрах» от 12.02.92 г. (в редакции Закона Республики Коми от 02.02.96 г. № 11- РЗ) запрещается пользование недрами для хранения и захоронения радиоактивных отходов и материалов, вывозимых из других государств.

4. Ряд субъектов Федерации распространяли свою исключительную юрисдикцию в области распоряжения природными ресурсами на предметы, отнесенные Конституцией Российской Федерации к совместному ведению, тем самым нарушая конституционное положение п.5 ст. 76.

5. Ряд субъектов Федерации в своих нормативных актах более детально, чем в федеральном законодательстве, регулировали вопросы права собственности на природные ресурсы.

Декларации о том, что недра являются собственностью республик или народов, проживающих на их территориях, содержатся и в действующих нормативных актах ряда субъектов Федерации (республика Якутия, Карелия). В Карелии, например, предусмотрены отчисления в федеральный бюджет – 40% платежей за право пользования недрами «континентального шельфа Белого моря» в территориальных границах Республики Карелия. Но, с юридической точки зрения, континентального шельфа Белого моря вообще нет: его дно составляет дно «внутренних морских вод» России, к которым относится Белое море.

5. В ряде республик (Якутия) в нарушение ч. 2 ст. 1-2 Закона «О недрах» допускается предоставление месторождений полезных ископаемых в качестве залога.

6. Субъекты Федерации в своих нормативных актах по - разному подходят к толкованию конституционного принципа «совместного ведения» в области природопользования, в том числе и недропользования.

Сторонники одного подхода относят к ведению субъекта федерации решение всех вопросов владения, пользования и распоряжения землей, недрами, лесными и др. природными ресурсами в пределах территории субъекта Федерации. По их мнению, через конституционное понятие «достояние многонационального народа» выражается право субъекта Федерации иметь в собственности все природные ресурсы на его территории. Собственником природных ресурсов считают себя в соответствии с таким толкованием и проводимой правовой политикой, например, Якутия.

Второй подход к толкованию принципа совместного ведения в отношении природных ресурсов заключается в том, что субъекты Федерации оставляют за собой право собственности на все природные ресурсы, находящиеся на их территории, за исключением тех, которые отнесены к федеральной собственности. При таком подходе конституционное положение о совместном ведении РФ и её субъектов в области природопользования фактически не реализуется. Это характерно для нормативной практики таких субъектов Российской Федерации как Иркутская область.

Третий подход к толкованию принципа «совместного ведения» подразумевает не разделение используемых природных ресурсов на федеральные и региональные, а нацеливает на создание механизма управления всеми природными ресурсами (в их совокупности) совместно Российской Федерацией и её соответствующим субъектом. Этот третий подход, представляющийся перспективным, имеет место в нормативной политике, например, Хабаровского края.

Упорядочение нормативной базы природопользования, приведение ее к единообразию является настоятельной потребностью развития Российского государства на современном этапе.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   45

Похожие:

Отчет о выполнении научно-исследовательской работы по теме: «Разработка конкретных предложений по повышению эффективности морского законодательства» iconОтчет о выполнении научно-исследовательской работы
«Разработка концепции оценки регулирующего воздействия при подготовке проектов нормативно-правовых актов»

Отчет о выполнении научно-исследовательской работы по теме: «Разработка конкретных предложений по повышению эффективности морского законодательства» iconОтчет по научно-исследовательской работе «Разработка комплексной...
«Разработка комплексной модели экономической эффективности регионального учреждения культуры»

Отчет о выполнении научно-исследовательской работы по теме: «Разработка конкретных предложений по повышению эффективности морского законодательства» iconАспирантура
Отчет о выполнении индивидуального плана учебной и научно-исследовательской работы является обязательным условием аттестации аспиранта...

Отчет о выполнении научно-исследовательской работы по теме: «Разработка конкретных предложений по повышению эффективности морского законодательства» iconОтчет о выполнении работ по теме: «Разработка концептуальной, функциональной,...
Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования

Отчет о выполнении научно-исследовательской работы по теме: «Разработка конкретных предложений по повышению эффективности морского законодательства» iconКонкурсная документация на проведение открытого конкурса на право...
«Научно обоснованные предложения по параметрам развития транспортного комплекса на среднесрочную перспективу»

Отчет о выполнении научно-исследовательской работы по теме: «Разработка конкретных предложений по повышению эффективности морского законодательства» iconМетодические рекомендации по подготовке и защите выпускной квалификационной...
Целью работы является применение комплекса полученных теоретических знаний, а также практических умений и навыков для решения конкретных...

Отчет о выполнении научно-исследовательской работы по теме: «Разработка конкретных предложений по повышению эффективности морского законодательства» iconМетодические указания по подготовке, написанию и защите выпускной...
Целью дипломной работы является применение комплекса полученных теоретических знаний, а также практических умений и навыков для решения...

Отчет о выполнении научно-исследовательской работы по теме: «Разработка конкретных предложений по повышению эффективности морского законодательства» iconМетодические указания по подготовке, написанию и защите выпускной...
Целью дипломной работы является применение комплекса полученных теоретических знаний, а также практических умений и навыков для решения...

Отчет о выполнении научно-исследовательской работы по теме: «Разработка конкретных предложений по повышению эффективности морского законодательства» iconКонкурсная документация на проведение открытого конкурса на право...
Фгуп «радон» в обеспечение мероприятия «Разработка и практическое использование при выводе из эксплуатации ядерно и радиационно опасных...

Отчет о выполнении научно-исследовательской работы по теме: «Разработка конкретных предложений по повышению эффективности морского законодательства» iconОтдел научно исследовательской и методической работы Библиотечный вестник Выпуск 10
И. О. Шуминова, гл библиотекарь отдела научно-исследовательской и методической работы

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
filling-form.ru
Поиск