Плюрализм картин мира и способы их описания


НазваниеПлюрализм картин мира и способы их описания
страница9/17
ТипДокументы
filling-form.ru > Туризм > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   17

Проявление субъектной позиции в современных приметах

К приметам всегда было неоднозначное отношение: правда в них или выдумка, верить им или не верить, признать справедливыми часть из них или все – у каждой стороны найдутся аргументы. Среди народных текстов встречаются оценки, осуждающие увлечение приметами, гаданиями, снами: Встречи до приметы до добра не доведут; Разбирать встречи да приметы – с печи не слезать; Ворожба не молотьба: не красна ей изба; Снам верить, так и дела не делать. В то же время В.И. Даль, обращаясь к этому «загадочному предмету», писал: «Большая часть тех, кои считают долгом приличия гласно и презрительно насмехаться надо всеми народными предрассудками, без разбора, – сами верят им втихомолку, или, по крайней мере из предосторожности, на всякий случай, не выезжают со двора в понедельник и не здороваются через порог» [Даль, 2008, с. 7]. Относительно личностных предпочтений, скорее всего, ничего не изменилось и в наше время.

В новых условиях этот жанр народного творчества не утрачивается, а корпус примет пополняется. Это особенно интересно потому, что многие другие фольклорные жанры сейчас не продуцируются [Неклюдов, URL]. В связи с этим нельзя не предположить, что активность примет является знаком их социальной значимости, а в целом соответствует общим законам развития: приметы, как и любой другой живой жанр, складываются постепенно, со временем их состав изменяется. Впрочем, характер и степень интенсивности развития примет, по-видимому, различны в разные периоды истории общества. Во всяком случае, в известных опубликованных источниках эти тексты воспринимаются как однородный, слабо дифференцированный свод общенародного мировоззрения. Исследователи отмечают, что это обусловлено исторически: «Практически до начала XX века подавляющее большинство русского населения, включая поместных дворян и жителей уездных городов, смотрело на окружающий мир глазами крестьянина, разделяя его точку зрения на природные явления, годовой и суточный циклы, на место и роль человека в космоприродном универсуме, на взаимоотношения людей с миром животных и представителями мира “запредельного”» [Некрылова, 2007, с. 5].

Однородность отраженного в корпусе примет мировоззрения не означает отсутствия содержательной, языковой и образной вариативности, собственно, как и в любом другом фольклорном жанре, следовательно, и возможности их внутренней систематизации по разным основаниям [Христофорова, 1998; Садова, 2003; Иванова, 2005; Харченко, Тонкова, 2008; Кулькова, 2011 и др.]. Что же касается их роли в общественном сознании, то и здесь, как известно, издавна сложилось двойственное отношение: с одной стороны, признается, что приметы содержат важные эмпирические знания, необходимые в жизни, а с другой – невежественные заблуждения. Поэтому усилия ученых не одного поколения, и особенно XX века, были направлены на то, чтобы отделить «верные приметы, это наследие многовековой народной мудрости, от вздорных суеверий, которые приносят вред человеку» [Шахнович, 1969, с. 27]. Казалось бы, после такого «очищения» должно было исчезнуть все иррациональное, но этого не произошло. Приметы, бытующие среди наших современников, в том числе и названные суеверными, отражают разнообразие тем и образов, многие из которых, известны и традиционным народным текстам. Так, записанная в 2007 г. в молодежной среде примета Пятки чешутся – скоро в дорогу [БКП, с. 334] представляется вариантом приметы, приведенной В.И. Далем: Подошвы чешутся – к дороге [Даль, с. 609]. В то же время есть и такие приметы, которые, несмотря на их сходство с традиционными текстами, несомненно, можно считать поздними образованиями, например, из речи авиаторов: В самолете размяукался кот – к трудному полету [БКП, с. 187]. Приметы, подобные последней, то есть имеющие яркие черты современной жизни, что легко опознается по используемой в них лексике, можно назвать новыми или современными. Объединяет их с известными традиционными приметами общность структурно-семантических черт – непременное наличие двух частей: первая содержит информацию о том, что или когда примечается, а вторая – ради чего примечается. Данный жанрово-речевой принцип приметы общепризнан исследователями и хорошо осознается носителями языка, что особенно очевидно в тех случаях, когда конструируются шутливые приметы: Если Вы утром проснулись в ботинках, значит, будет болеть голова; Если два дня подряд льет дождь, значит, завтра понедельник, и вам надо идти на работу [С-3, URL].

Современные тексты, которые расцениваются носителями языка как приметы, что особенно ясно из записей, размещенных на сайтах, возможно, у некоторых фольклористов могут вызвать возражения в правомерности их отнесения к данному жанру. Однако представляется, что ориентация на понимание людьми таких текстов как примет гораздо важнее, если признать, что жанровая дифференциация также является частью их актуального сознания, причем она не обязательно должна совпадать с научными положениями.

Такие приметы широко представлены в недавно вышедшем словаре [БКП], в различных исследованиях текстов городских субкультур, на Интернет-сайтах, которые, по нашему мнению, не могут игнорироваться, поскольку стали одним из важных средств общения в новых информационных условиях. Правда, практически во всех названных источниках есть приметы, записанные еще классиками, изучавшими народный быт, – В.И. Далем, А.С. Ермоловым, М.М. Забылиным и др. Выявление того, какие из традиционных примет наиболее популярны в наше время, есть ли среди используемых текстов такие, которые созданы недавно, но не содержат слов, указывающих на реалии современной жизни, требует особого изучения.

В данной же статье к анализу привлекаются лишь приметы, содержащие яркие черты современности, прежде всего в силу бесспорной принадлежности таких текстов к новообразованиям. И как бы кто ни оценивал их содержание, нельзя отказываться от их изучения, ведь «понимание социальных процессов и форм общественного сознания невозможно без обращения к текстам, которые это общество продуцирует» [Неклюдов, 2008, с. 18]. Нам представляется правомерным, имея в виду современные тексты, повторить вслед за В.И. Далем то, что он говорил о собранных им приметах: они «заслуживают нашего внимания как значительная частица народной жизни» [Даль, с. 7].

Новые тексты примет по своим структурно-семантическим характеристикам и основным функциям соответствуют традиционным народным приметам. Вместе с тем даже далеко не полный корпус новых примет, который использовался при написании статьи (немногим более тысячи единиц), позволяет продемонстрировать их существенные отличительные черты от традиционных примет, впрочем, как и выявить определенное сходство с ними.

Лексические показатели новых примет могут содержаться в одной из их структурных частей или в обеих. Например, слова, называющие современные реалии, входят в первую часть, представляющую собой ситуацию-метку, в следующих текстах: Если обвести мяч вокруг футбольных ворот – будет неудача (Спорт., футб.); Найти в самолете серьгу – к большой удаче (Авиа); Машину обогнали птицы – к деньгам (Авто) [БКП, с. 75, 248, 12]. Но такие слова могут содержаться также в ситуации-интерпретаторе: Конец августа – начало сентября – несчастливое время для авиации (Авиа) [Там же, с. 378]. Во второй структурной части примет содержится истолкование того, что примечается, или предсказание событий, зависящих, по мнению людей, от событий, названных в первой части. Этим содержательным различием двух частей обусловлен характер используемой лексики. Первая часть преимущественно включает конкретные существительные, вовлеченные в типичную для названных ими реалий ситуацию. Тогда как во второй части преобладает событийная или аксиологическая лексика. Отметим, что особенностью новых примет является употребление в интерпретационной части заимствованных слов, не характерных для традиционных текстов: Видеть во сне воротак сюрпризу [БКП, с. 75]; Случайно увидеть чертополох – сейчас вы находитесь в глубочайшей депрессии, возникновение которой произошло исключительно по вашей вине [С-1, URL]; Видеть несколько дождевых червей – появление в вашей компании нового эрудированного человека, который станет для вас самым настоящим другом [БКП, с. 463]. Обратим внимание на то, что по сравнению с традиционными приметами вторая часть современных текстов более многословна, наполнена деталями, пояснениями, включает определения, выражающие высокую степень качества (в глубочайшей депрессии; самым настоящим другом).

Ряд современных примет содержит лексику, не свойственную традиционным, в обеих структурных частях: ГАИ не остановит, если перед постом ГАИ водитель запоет в машине; Если колготки надеты наизнанку – удачный билет на экзамене (Студ.); Если машину сфотографировать – жди скорой аварии (Авто) [БКП, с. 67, 245, 448]. Такое положение можно считать естественным, если учесть, что нередко в обеих структурных частях современных примет фиксируется тематически единая ситуация, событие которой представлено в виде составляющих микроситуаций, причем интерпретирующая часть выступает как следствие или результат действий, описанных в ситуации-метке. Например, Если украсть комнатные цветы, они приживутся лучше, чем купленные Запись 2007 г.; Когда преподаватель опаздывает на лекцию, нельзя смотреть на часы, иначе он тут же появится (Студ.) Запись 2007 г.; Если вы причешетесь перед монитором, то ночью будете очень плохо спать. А потому не поленитесь и отойдите подальше; Если новую машину стукнул в первые два месяца – продавай – она несчастливая [БКП, с. 438, 275, 183, 12].

Возможно, в какой-то мере это объясняется большей сосредоточенностью на текущих событиях, важных для того или иного круга людей, чем на далеком будущем. Представляется, что это непосредственным образом обусловлено тематикой современных текстов, которая значительно сужена по сравнению с традиционными приметами. Содержание современных текстов в их подавляющем большинстве связано со сферой личных отношений, с субъективными ощущениями, развлечениями, профессиональной деятельностью или заботами о финансовом положении. Практически нет новых примет, которые бы отражали социально значимые события, как в традиционных текстах. В обеих исходных ситуациях, составляющих новые приметы, преобладают события либо индивидуально значимые, либо существенные для людей, связанных узко корпоративными отношениями, например: Не рекомендуется вечером стирать с компьютера пыль, иначе появятся непредвиденные расходы; Писать любовное письмо синими чернилами или карандашом – к ссоре; Синий переплет диссертации – к успешной защите (Асп.); Покупка авторучки за бумажные деньги – неудачи и финансовые провалы в профессиональной деятельности; Никогда не брать с собой на работу денег (в смысле, в форму не класть) – тогда и вызова хорошие будут, и больные благодарные (Мед., с/п) [БКП, с. 183, 465, 384, 362, 106].

Продуцирование новых примет прежде всего в городской среде объясняет и изменения отраженных в них конкретных типовых ситуациях. Так, среди современных текстов полностью отсутствуют приметы о видах на урожай, о времени проведения сельских работ, о правилах поведения в дни, определенные месяцесловом, которые, как известно, составляют большой и разнообразный объем единиц среди традиционных примет. Единично представлены в новых текстах метеорологические приметы, причем, как правило, они являются давно известными и лишь частично «модернизированными». Ср.: Ветер к вечеру усиливается – приближается циклон [БКП, с. 55] – Ветер, усиливающийся к вечеру, – к ненастью [Стрижев, с. 124]; Кошка сидит на печи или на батарее – к морозу [БКП, с. 190] – Кошка к морозу в печурку садится; Кошка ложится на загнетку – к морозу [Даль, с. 568]; Кошка точит когти о ковер или мягкую мебель – к ветру [БКП, с. 190] – Кошка скребет пол – на ветер, на метель [Даль, с. 568].

По-видимому, сужением семантического пространства наблюдаемых объектов мира можно объяснить и то, что даже прогноз погоды связывают в новых приметах с предметами, находящимися в помещении дома или офиса, например, с комнатными растениями: Диффенбахия каплями сочится – к дождям; Молодые лапы кактуса обвисли – к дождю [БКП, с. 109, 170]. Между тем и подобные наблюдения, отраженные в ситуации-метке, как и обращение к другим объектам природы, чаще всего становятся знаком изменений не состояния погоды, а жизни людей: Денежное дерево погибает – к финансовому краху; Фикус сбрасывает листья – к скандалу в семье Запись 2007 г.; Ветер завывает в щелях, открывает окна, раздаются странные звуки в 13-й день по солнечному календарю – все это предупреждает вас о возможной потере денег [БКП, с. 103, 447, 55].

Помимо тематического своеобразия, представляется интересным обратить внимание на скрытую прагматическую установку субъекта текста, связанную с возможностью волевого участия человека в регулировании ситуаций, отраженных в примете. Особая роль в этом принадлежит ситуации-метке, фиксирующей события, которые предопределяют прогноз. Анализ содержания этих исходных структур показал, что они могут быть представлены в виде двух групп. В первой группе текстов ситуация-метка содержит информацию о стихийно совершающихся событиях, повлиять на которые не волен человек. Во вторую группу включены тексты, отражающие ситуации, знание которых дает человеку свободу выбора действий, а значит, и возможность регулировать свое поведение. Как пишет Н.Н. Христофорова о подобных традиционных текстах, в них формулируются правила, которые «моделируют поведение индивидов в их социальных ролях» [Христофорова, URL].

В проанализированном материале текстов первой группы существенно меньше, чем второй. Знаками прогноза становятся в них случайные, не подвластные контролю субъекта события, в том числе и те, которые видятся во сне. Например, Встретить в небе самолет, который летит в ту же сторону, – к удаче (Авиа); Писать во сне диссертацию – к тревоге, хлопотам; У девушки чешется нос – к встрече с очаровательным незнакомцем; В день экзамена с ходу пройти светофор (на зеленый свет) – к удаче (Студ.); Увидеть водителя в головном уборе за рулем – к аварии; Вы потеряли свою записную книжкук финансовым потерям [БКП, с. 368, 109, 263, 486, 67, 319].

Текстов второй группы в нашем материале почти в полтора раза больше. В них ситуации-метки обозначают действия, которые субъект может проконтролировать и сделать выбор – подвергать ли себя опасности, предрекаемой в интерпретирующей части, или отказаться от названных действий. Например, ситуация-метка в примете Влюбленные не должны дарить друг другу свои фотографии, иначе им грозит разрыв отношений [БКП, с. 64] предполагает возможное волевое участие человека: можно ведь и не дарить фотографий, чтобы не навлечь беду. Аналогично в следующих текстах: Актеру сыграть Воланда в «Мастере и Маргарите» – к несчастью (Актерск.); Если шофер ест за рулем, его обязательно остановят гаишники; Время от времени фоновый рисунок на мониторе нужно менять, иначе появятся дурные привычки; Брать в дорогу цветы, подаренные поклонниками, – к безденежью (Муз.); Войти в заднюю дверь автобусак неудаче в том деле, на которое едешь Запись 2007 г. [БКП, с. 14, 67, 233, 456, 12].

Преобладание в ситуации-метке скрытого замысла, предполагающего возможное участие человека вмешаться в событие, не только является свидетельством складывающихся в той или иной социальной среде определенных правил поведения, готовности следовать им, но и позволяет предположить в психологическом портрете субъекта значительную долю рационального, установку на то, что, обладая определенными знаниями, можно быть хозяином положения.

Выявлению психологического портрета субъекта помогает анализ содержания ситуации-интерпретатора с позиции заключенной в них оценки. Отметим, что аксиологически нейтральные единицы составляют немногим более 3%, например: Увидели молодого человека на велосипеде – ждите телефонного звонка; Если давно потерянная вещь внезапно находится – это к неожиданным новостям Запись 2007 г.; Если обознаешься в человеке, то в этот день с кем-нибудь познакомишься Запись 2007 г. [БКП, с. 50, 248, 267].

Что касается оппозиции общей оценки (хорошо – плохо), то она более показательна в первой группе примет, где в ситуации-метке описываются неподконтрольные субъекту события. Отметим, что в целом прогнозирование с позитивными оценками преобладает. Однако когда в этой группе были выделены тексты сновидений, то оказалось, что именно среди них примет с положительной интерпретаций в два раза больше, чем с негативной. Например: Танцевать во сне на дискотеке – к улучшению материального положения, получению наследства; Тарелка снится – к добрым вестям, благоприятным перспективам, возможностям; Угол снаружи дома снится – к добрым вестям, благоприятным перспективам, возможностям [БКП, с. 109, 421, 435].

В остальных текстах этой группы хороший или плохой прогноз представлен приблизительно одинаково, хотя в нашем материале примет с негативной интерпретацией немного больше, чем с позитивной: Сломать лезвие ножа в третий день по солнечному календарю – к катастрофе или столкновению с криминальными элементами; Ставить на машину запчасти с битого автомобиля – к ДТП (Авто); Считается дурным знаком перед выездом на задание обойти оперативную машину спереди (Мил.) [БКП, 389, 13, с. 13, 268]. Некоторые различия психологического портрета субъекта наблюдаются при сравнении интерпретационной части примет рассматриваемой группы. Эти различия проявляются при сопоставлении характера отраженных в них типовых ситуаций. В приметах с негативной интерпретацией больше текстов, в которых предсказываются конкретные события или состояния: Если во время беседы по мобильному телефону выронить что-то из рук, то вскоре заболит голова; Если в день экзамена дождь – преподаватель не злобствует (Студ.); Если пишешь курсовую работу и внезапно заканчивается паста – с этой курсовой будут проблемы (Студ.) Запись 2007 г.; Король упал на доску – мат будет (Спорт., шахм.) [БКП, с. 355, 110, 284, 117]. В некоторых случаях предсказание, сформулированное в общем виде, здесь же конкретизируется и приобретает определенность: Если вы убьете жабу случайно – к ненастью, специально – накликаете беду на свой дом, возможно ограбление вашей квартиры, дома или дачи [БКП, с. 435].

В приметах с позитивной интерпретацией преобладают предсказания с отвлеченным характером, очерчивающие ситуацию в общем виде: Если летите в самолете и у вашей соседки в одежде есть что-то красноек удаче; Найти в самолете серьгук большой удаче (Авиа); Птичье гнездо, свитое во дворе (на балконе, под карнизом или крышей), – к добру; Счастье приносит телефонный номер, в котором есть хоть одна семерка [БКП, с. 368, 248, 82, 378].

В то же время можно выделить такие типовые ситуации, которые в силу их наибольшей актуальности для субъекта отражаются в приметах и с хорошим и с плохим прогнозом. Такие ситуации могут фиксировать желательные или нежелательные типовые ситуации для определенной социальной группы, например, для студентов (сдашь – не сдашь экзамен), для спортсменов (удачное – неудачное выступление), для медиков или милиционеров (тяжелое или легкое дежурство). Вместе с тем четкая социальная дифференциация не прослеживается в достаточно частотных типовых ситуациях, связанных с финансовым положением, с продвижением по службе, с путешествиями за границу. Отметим, что в интерпретационной части примет с хорошим прогнозом предсказание о финансах нередко формулируется как ожидаемая помощь извне: ждите неожиданных финансовых поступлений; вам сделают серьезное финансовое предложение; ждите в свой дом человека, который окажет вам финансовую поддержку; вам поступит финансовое предложение. Хотя ситуация-интерпре­татор может и не содержать подобной обусловленности: к большой финансовой выгоде; к прибыли; к деньгам; вы удачно провернете крупную финансовую сделку; финансовый рост, получение баснословной прибыли, появление зарубежных партнеров. Эта же типовая ситуация в приметах с негативным прогнозом чаще, чем в текстах с позитивным прогнозом, дополняется деталями или разъяснениями: к нестабильному финансовому положению, потере движимого и недвижимого имущества; к смене места работы с полной потерей финансового благополучия; к возможному разорению, нужде и печали. Наряду с этим предсказание может быть сформулировано кратко, например, к денежным потерям; к убыткам; к финансовому краху; финансовый кризис неизбежен; знак разорения.

В интерпретационной части особым способом выражения волевого участия человека в предотвращении нежелательного прогноза может считаться выявленная на основе традиционных примет «страховка на случай плохого прогноза» [Харченко, Тонкова, 2008, с. 38], которая направлена на изменение стихийно сложившейся ситуации: «Соль нечаянно просыпать – к ссоре; следует посыпать просыпанной солью голову» [Там же]. Однако по отношению к новым приметам нельзя считать, что «страховка “работает” только в приметах с плохим прогнозом» [Там же, с. 40]. Отметим, что современных примет со страховками, как и традиционных, немного, но этот компонент используется в текстах с различными целями. Так, с негативным прогнозом встретился лишь один текст (возможно, не единственный, так как материал пополняется). В нем в качестве страховки используется своеобразное заклинание, которое, надо полагать, по мнению людей, помогает предотвратить развитие событий: Увидеть мертвого жаворонка – к смене места работы с полной потерей финансового благополучия. В этом случае следует трижды произнести: Пение не сопение, сколь упал, столь поднял, выкинул да забыл! [С-1, URL]. В тексте: Случайно заметить следы зайца – к несчастью, возможна авария – его вторая часть лишь условно может быть названа страховочной, так как в ней содержится предупреждение о возможных неполадках в электроприборах: В ближайшие несколько дней рекомендуется обращаться с электроприборами крайне осторожно! [БКП, с. 151]. Тогда как интерпретирующая часть в полном соответствии с законами жанра, проявляющимися во многих приметах, позволяет связать предсказание с более широким кругом негативных событий – к несчастью, возможна авария.

Компонент страховки используется также в текстах с хорошим прогнозом, его функция состоит в том, чтобы уберечь доброе предзнаменование от разрушения: Если вы посмотрели на небо ночью и увидели его чистым, усыпанным мириадами звезд – скоро исполнится ваше самое сокровенное желание, только его не рекомендуется загадывать [С-1, URL]. Любопытно, что в бытующих в настоящее время текстах, где нет ярких лексических примет современной жизни, страховка также направлена на поддержку позитивного прогноза. Например: Локтем ударишься – милый тоскует; при этом нельзя локоть растирать милый перестанет скучать по тебе (мол.) Запись 2007 г.; Если ты ударился локтем – о тебе сплетничают; в этом случае нельзя хвататься за локоть (Мол.) Запись 2007 г. [БКП, с. 436]. Отметим, что первый из приведенных текстов можно считать вариантом приметы, записанной В.И. Далем, однако страховка в ней отсутствует: Девка локоть ушибла – холостой парень вспоминает [Даль, с. 582].

Один из текстов, включающий компонент страховки, носит шутливый характер, хотя сама примета конструируется с подчеркнутой установкой на плохой прогноз. Интерпретационная часть, выраженная неопределенно, включает прилагательное в превосходной степени: самое дурное предзнаменование. Реальная частотность явления природы, зафиксированного в ситуации-метке – собирается дождь, небо хмурое (пасмурное), уже позволяет почувствовать подвох в его интерпретации как самого дурного предсказания. Но именно содержание страховки вносит в примету юмористический оттенок: Собирается дождь, небо хмурое (пасмурное) – самое дурное предзнаменование; лучший способ уберечься от грядущей беды попросить отгул на ближайшие 2–3 дня и как следует отдохнуть [С-1, URL]. Этот текст интересен также тем, что демонстрирует осознание субъектом всех структурных частей приметы, в соответствии с которыми она продуцируется.

Надо сказать, что создатели современных текстов проявляют большую осведомленность и в семантике, и в образной системе традиционных примет. Анализ новых текстов показывает, что ряд содержательных компонентов устойчиво сохраняется в актуальной памяти лингвокультурного сообщества, другие же начинают разрушаться. Так, немало текстов, построенных на основе оппозиции «мужчина – женщина», отражает их традиционную оценку: позитивное начало принадлежит первому компоненту, а негативное – второму: Во время вечеринки со спиртным нужно последним чокаться с мужчиной – деньги прибудут (Мол.) Запись 2006 г.; Присутствие женщин на космодроме расценивается как дурная примета [БКП, с. 237, 139]. Нередко такие тексты включают компонент первый, значимость которого в любом деле также закреплена традицией: Если первым на борт самолета зайдет мужчина – рейс будет удачным (Авиа); Не сажай в машину первой женщину – быть беде; Первый вызов – мужчинка – сутки спокойные, денежные, девушка – жди беды и денег ноль (Мед., с/п) [Там же, с. 237, 12, 238]. В то же время знак оценки в данной оппозиции может меняться – позитивное может связываться с образом не мужчины, а женщины: Если на мобильник первым с утра позвонит мужчина, день будет загруженным, хлопотливым, если женщина – спокойным Запись 2007 г. [БКП, с. 423].

Интересны современные тексты, отражающие реалии нашей жизни, в которых со всей очевидностью субъект обнаруживает знание семантики традиционных примет и в то же время ироничное отношение к этому жанру: Черная машина «Волга» приносит несчастье так же, как и черная кошка, особенно если в номере есть цифра 6 [БКП, с. 466]; Если дорогу тебе перешла черная кошка с пустыми ведрами – счастья не жди [С-3, URL]; Уезжать в дождь хорошая примета. Еще хорошая примета – уезжать в Таиланд, в Эмираты, в Европу. Хорошо также улетать в смерч или ураган [С-4, URL]. Конечно, среди современных примет немало и таких, которые, отражая их структурные и жанрово-речевые особенности, конструируются исключительно на основе легко узнаваемых реалий новейшего времени: обесценивание вкладов, задержка зарплаты, падение курса акций и т.д., например: Хранить деньги в сберегательном банке во сне – к финансовому краху (Мед., с/п); Нельзя класть кошелек на стол или на скамейку в школьной столовой – зарплату задержат (Учит.) Запись 2004 [БКП, с. 107, 188].

Таким образом, все отмеченные случаи свидетельствуют о различных и разнообразных стратегиях, которые избираются субъектом при продуцировании новых примет, что важно для понимания их особенностей и психологического портрета нашего современника. Динамические процессы, проявляющиеся в использовании и трансформации семантики традиционных примет, наличие текстов, в которых обе исходные структуры конструируются исключительно на фактах современной жизни, открывает один из путей описания многослойности актуальной лингвокультурной картины мира.

Библиографический список

Даль В.И. Поверья, суеверия и предрассудки русского народа. М., 2008.

Иванова Н.Н. Структурно-семантические особенности и лингвокультурологический потенциал приметы: дис. ... канд. филол. наук. Псков, 2005.

Кулькова М.А. Когнитивно-смысловое пространство народной приметы: автореф. дис. … д-ра филол. наук. Казань, 2011.

Неклюдов С.Ю. Поле гуманитарного знания и стратегии исследования народной культуры // Вестник РГГУ. Сер. «Культурология. Искусствоведение. Музеология». 2008. № 10 / 08.

Неклюдов С.Ю. Фольклор и его исследования: век двадцатый. URL: http://folk. pomorsu.ru/index.php?page=opensource/37.

Некрылова А.Н. Русский традиционный календарь на каждый день и для каждого дома. СПб., 2007.

Садова Т.С. Народная примета как текст: лингвистический аспект. СПб., 2003.

Харченко В.К., Тонкова Е.Е. Лингвистика народной приметы. Белгород, 2008.

Христофорова Н.Н. К вопросу о структуре приметы // Arbor mundi. Международный журнал по теории и истории мировой культуры. 1998. № 6.

Христофорова Н.Н. Логика толкований: фольклор и моделирование поведения в архаических культурах. URL: http://www.ruthenia.ru/folklore/publications.htm.

Шахнович М.И. Приметы в свете науки. Л., 1969.

Источники

Даль В.И. Пословицы русского народа. М., 2000. (В тексте – Даль.)

Никитина Т.Г., Рогалева Е.И., Иванова Н.Н. Большая книга примет: ок. 7000 примет. М., 2010. (В тексте – БКП.)

Стрижев А.Н. Народные приметы. М., 1997. (В тексте – Стрижев.)

URL: http://makar-projdoha.livejournal.com/203953.html. (В тексте – С-4.)

URL: http://www.ezosite.ru/token/primeta/actual/actual_2227.html. (В тексте – С-1.)

URL: http://www.loleg.com/blog/2007/04/28/2465. (В тексте – С-3.)

Р.В. Сорокин14
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   17

Похожие:

Плюрализм картин мира и способы их описания iconСпособы распознавания и противодействия
Кроме номера, у каждой схемы имеется год описания и номер в соответствующем ежегодном обзоре мошенничеств с недвижимостью, с полными...

Плюрализм картин мира и способы их описания iconОдномерные и двумерные массивы Раздел описания типов
В разделе описания типов пользователь может определять свои типы данных, присваивая каждому из них определенный идентификатор. Синтаксис...

Плюрализм картин мира и способы их описания iconПравила внутреннего документооборота и контроля закрытого акционерного общества
Способы сохранения электронных данных, порядок установления паролей, способы восстановления данных в случае их утраты

Плюрализм картин мира и способы их описания iconКонкурсная документация по проведению открытого конкурса на право заключения договора
России и стран мира, бронированию и приобретению авиа и железнодорожных билетов по маршрутам на территории России и стран мира, а...

Плюрализм картин мира и способы их описания iconПриказом управления по охране, контролю и регулированию использования...
«выдача разрешений на использование объектов животного мира, за исключением объектов, находящихся на особо охраняемых природных территориях...

Плюрализм картин мира и способы их описания icon«Туристские ресурсы мира»
Требования к выполнению контрольной работы по «Туристским ресурсам мира» для студентов идо

Плюрализм картин мира и способы их описания iconСпособы создания миров
Перевод М. В. Лебедева. Публикуется по изданию: Н. Гудмен. Способы создания миров. М., "Идея-пресс" "Праксис", 2001

Плюрализм картин мира и способы их описания iconИсследование проблемы «язык и культура»
Понятие «языковая картина мира» и основные направления изучения языковой картины мира 12

Плюрализм картин мира и способы их описания iconСекция1: «системные вопросы развития транспорта в россии»
Определены способы решения сформулированных интеллектуальных задач, финансового обеспечения, ожидаемого экономического и социального...

Плюрализм картин мира и способы их описания iconЗычков Павел Петрович Адрес: Россия, Североморск, ул. Гаджиева, 9-107
Создание интернет-галереи «Art from Barents» по продаже картин художников из Баренц-региона (artfrom org)

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
filling-form.ru
Поиск