Плюрализм картин мира и способы их описания


НазваниеПлюрализм картин мира и способы их описания
страница7/17
ТипДокументы
filling-form.ru > Туризм > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17

Адаптация фольклорных текстов при переводе

Проблему адаптации текста при переводе можно рассматривать с разных точек зрения. Каждый язык отражает особенности национальной культуры, истории, менталитета того народа, который на нем говорит, а каждый литературный текст создается в рамках определенной культуры. Элементы этой культуры могут быть совершенно незнакомы и непонятны носителям других языков. Поэтому текст нужно адаптировать для того, чтобы он был понятен читателю перевода [Сдобников, Петрова, 2006, с. 391].

Согласно данным «Толкового переводоведческого словаря» доктора филологических наук, профессора Л.Л. Нелюбина, понятие «адаптация» представляет собой, во-первых, прием для создания соответствий путем изменения описываемой ситуации с целью достижения одинакового воздействия на рецептора; во-вторых, под адаптацией понимается обычно разнообразная обработка текста: упрощение его содержания и формы, а также сокращение текста в целях приспособления его для восприятия читателями, которые не подготовлены к знакомству с ним в его подлинном виде; и, в-третьих, адаптация – это приспособление текста для недостаточно подготовленных читателей, например, «облегчение» текста литературно-художественного произведения для начинающих изучать иностранные языки [Нелюбин, 2003, с. 13].

Адаптация исходного содержания и форм его выражения к иным лингвоэтническим условиям восприятия, отличающимся от тех, что типичны для носителей переводящего языка, не ограничивается лишь нейтрализацией расхождений в системах языков оригинала и перевода [Латышев, Семенов, 2008, с. 168]. Адаптация заключается в приемах, направленных на облегчение восприятия чужих культурных реалий и языковых явлений.

Существуют две принципиально отличающиеся друг от друга стратегии передачи культурологического содержания исходного текста. Первая заключается в том, что культура носителей исходного языка адаптируется к восприятию носителей языка перевода. Другая стратегия заключается в обратном: читатель переносится в мир культуры носителей исходного языка. Первую стратегию называют сильной адаптацией, вторую – слабой. Выбор сильной или слабой адаптации определяется местом, которое занимает культурное своеобразие в системе художественных ценностей произведения [Тимко, 2007, с. 8].

Если национальный колорит – одно из главных достоинств произведения для читателя перевода, то выбирается стратегия слабой адаптации, например, при переводе сказок, поскольку в произведениях фольклора, в частности, в народных сказках, и форма, и содержащаяся в ней национально-культурная специфика являются доминантами перевода. Так, национальная специфика русских народных сказок проявляется в образе героя, в языке, бытовых подробностях, в характере пейзажа, в изображении социальных отношений и уклада русской, преимущественно, небогатой крестьянской жизни. Поэтику сказки определяет присутствующая в ней обязательная установка на вымысел: «несоответствие окружающей действительности и необычайность событий, о которых повествуется» [Пропп, 1946, с. 211]. Эмоциональное воздействие русской народной сказки осуществляется при помощи средств словесной образности, присущих практике устного рассказа как вида творческой деятельности. Тексты данного жанра строятся с помощью установленных традицией клише: исполнитель сказочного материала не запоминает текст сказки целиком, а создает его на глазах у слушателей, восстанавливая тематические (мотивы) и стилистические («общие места», формулы и пр.) конструктивные элементы текста.

Применительно к переводческой практике, стилистические элементы текста или традиционные формулы можно разделить на три группы: эквивалентные формулы, примерные соответствия и формулы, не имеющие аналога в языке сказок другой культуры. Эти соответствия или их отсутствие являются отражением национального характера и опыта двух народов. Полная или частичная эквивалентность инициальных и финальных формул в языке оригинала и перевода свидетельствует не только о наличии точек соприкосновения двух культур, но и об общности характерных черт фольклора, тогда как содержательная сторона сказок, а следовательно, и разнообразные медиальные формулы, во многом отличаются друг от друга в сказках двух культур [Старостина, URL].

Особый интерес и основную трудность при переводе представляют клише, сравнения, параллелизмы и повторы, поскольку, во-первых, экспрессивность, выразительный язык сказки, динамика событий, композиция и сам дух русской народной сказки основаны именно на использовании данных образных средств языка. Во-вторых, эти тропы и стилистические фигуры находятся на границе лексики и синтаксиса.

При переводе сказки осуществляются сложные трансформационные процессы в целях сохранения специфических черт и посланий подлинника, а также адаптации его к новой иноязычной среде. Для реализации этих целей переводчики используют различные способы, среди которых выделяются: а) способ транскрипции и транслитерации; б) способ субституции (приблизительный перевод); в) способ интерпретации (описательный перевод) [Шуманова, 2005, с. 74].

Проследим приемы, используемые в процессе лингвокультурной адаптации текстов фольклора, на примере русских народных сказок «Сивка-бурка», «Иван царевич и серый волк», «По щучьему веленью», «Царевна-лягушка» и «Василиса Прекрасная» из сборника «Русские народные сказки» под редакцией А.Н. Афанасьева и их переводов на английский язык, выполненных И.М. Железновой и Б. Исааком в 1980 г.

Переводчик воссоздает вымышленный мир русской народной сказки, напрямую обращаясь к реалии, и соотносит ее с родовым понятием, известным английскому читателю, с помощью приема функционального аналога (добрый коньGoodly steed, trusty steed; они всегда сидели сложа руки, как барыниsat always with their arms folded like ladies of a Court), описательного перевода: добрый молодеца tall and handsome man, handsome, young man, good youth; или калькирования: честные гостиhonest folk; чистое поле – the open field.

Имена собственные и прозвища персонажей в языке русской волшебной сказки образованы следующими способами:

1. Простые имена: Аленушка, Морозко.

2. Дефисное образование: Иванушка-дурачок, Крошечка-Хаврошечка, Баба Яга-Костяная Нога, Сивка-Бурка Вещая Каурка.

3. Словосочетания (2, 3, 4-компонентные), образованные по моделям:

– модель 1 «имя существительное + имя прилагательное»: Василиса Премудрая, Кощей Бессмертный;

– модель 2 «имя существительное + имя прилагательное»: Царь Морской;

– модель 3 «имя существительное + имя существительное»: Змей Горыныч;

– модель 4 «имя существительное + имя прилагательное + имя существительное»: Палфил Медвежий сын, Иван Кобылий сын;

– модель 5 «имя существительное + имя существительное + имя прилагательное + имя существительное»: Марья Краса Черная Коса.

Многокомпонентные имена собственные раскрывают характер и род занятий персонажей сказки, дают характеристику внешности, физических данных сказочных персонажей. Причем изображаемые характеры практически всегда постоянны: трус всегда трус, храбрец всюду храбр, коварная жена постоянна в коварных замыслах. Герой появляется в сказке с определенными добродетелями, таким он остается до конца повествования.

В языке перевода имена и названия фантастических существ, как правило, подвергаются транскрипции или транслитерации, чтобы сохранить национальный колорит текста русской народной сказки, однако в данном случае в языке перевода появляются малопонятные и непривычные слова. Часть таких имен, содержащих смысловые компоненты, отражающие те или иные реальные свойства объекта, переводится либо смешанным способом, либо калькированием, например: Кощей Бессмертный − Koshchei the Deathless; Жар-птица − Fire-Bird; Василиса Прекрасная − Vasilisa the Beautiful; Василиса Премудрая – Vasilisa Wise and Clever; Иван-дурак – Ivan the Fool.

Для экспликации значения реалии в некоторых случаях используется комплексный прием «транскрипция + описательный перевод»: Баба-Яга, костяная нога – Baba-Yaga the Witch with the Switch – переводчик применил прием опущения, компенсируя другим описанием, также свойственным этому персонажу: the Witch with the Switch (ведьма с помелом); Сивка-бурка, вещая каурка, стань передо мной, как лист перед травой! − Chestnut-Grey, hear and obey! I call thee nigh to do or die! (транскрипция, опущение, грамматическая замена русского словосочетания «существительное + прилагательное» – вещая каурка английским императивом – hear and obey). Недостатком этого способа является то, что теряется национальная специфика понятия, например, Ivanoushka the SimpletonИванушка Дурачок: в русском языке суффиксы -ушк- и -ок- являются уменьшительно-ласкательными и выражают доброе отношение рассказчика к персонажу. Русское слово дурачок передается с помощью производного от английского слова simple – ‘простой’, что не совсем точно передает значение имени и характер персонажа.

С целью сохранения своеобразия текста оригинала переводчик не меняет названия реалий, встречающихся в русских народных сказках, и передает их также с помощью транскрипции или транслитерации, например, a tsar (царь), Tsarevna (царевна), Tsarevich (царевич), boyar (боярин), Rus (Русь).

Перевод некоторых таких реалий в функции обращения вызывает определенную трудность для переводчика из-за коннотаций, которые в них заложены [Фененко, 2001, с. 73]. В этом случае переводчик прибегает к приему описания или подыскивает аналог: царь-государь – The Tsar, our lord; царь-батюшка – Little Father Tsar. Данные клише переведены с помощью аналогов (батюшкаlittle father; государь – lord) и частично транслитерацией (царь− tsar).

С той же целью в некоторых случаях заимствованные реалии подчиняются правилам словообразования языка перевода, например, a tsardom – царство (это слово образовано от транслитерированного русского корня в сочетании с английским суффиксом существительных -dom).

Уменьшительно-ласкательные суффиксы, частотные в русском языке в целом и в текстах русских народных сказок в частности, не менее важны для восприятия оригинала: Избушка на курьих ножках – Little hut on chicken’s feet. Как известно, в английском языке есть свои уменьшительно-ласкательные суффиксы -ie, -ling, -let, -kin, -ish, -et, -roo. Проблема состоит в том, что они используются с ограниченным количеством слов и не являются продуктивными. Избушка на курьих ножках – жилище Бабы-Яги, которое стоит на двух огромных куриных ногах. Исходя из описания данной реалии, переводчик использует дословный перевод с добавлением прилагательного little, с целью компенсировать значение уменьшительного суффикса в слове избушка.

Не менее важным при переводе русских народных сказок представляется использование в некоторых случаях устаревших форм английских вспомогательных глаголов и личных местоимений wast, didst, thou: стоишь как немая – stand there as if thou wast dumb; Умела ты напрясть и соткать полотно, умей из него и сорочки сшить – If thou didst know to spin such thread and weave such linen, thou must also know how to sew me shirts from it.

Национальное своеобразие текстов русских народных сказок проявляется также на синтаксическом уровне, в первую очередь, с помощью повторов. Следует отметить, что синтаксические формы русского фольклора встречаются в переводе «Японских сказок», выполненном Б. Бейко и В. Марковой: Долго ли, коротко ли шел Момотаро, а пришел он на высокую гору; Старик, а старик; пир горой; один-одинешенек; Стал было отказываться Урасимо, да куда там, при этом японцы в переводе остаются японцами, и японский фольклор не становится русским фольклором. В переводе с арабского языка сказок «Тысяча и одна ночь», выполненном М. Салье, характерная черта арабского синтаксиса – постоянное анафорическое повторение соединительного союза – сохраняется с помощью русского союза: и стройная и соразмерная, с сияющим лбом; и прекрасный живот, и пупок, вмещающий унцию орехового масла [Тимко, 2007, с. 89, 92].

В каждом из приведенных ниже случаев повтор выполняет функцию усиления выразительности действия или признака. Переведены они с помощью вариантных соответствий: Вот он шел, шел, дошел до болота. – He went in search of it and he walked on and on till he reached a marsh; Сам белый, одет в белом, конь под ним белый, и сбруя на коне белая. – He was dressed all in white, the horse under him was milk-white and the harness was white; Сам красный, одет в красном и на красном коне. – He was dressed all in red, and the horse under him was blood-red and its harness was red; Сам черный, одет во всем черном и на черном коне. – His face was black, he was dressed all in black, and the horse he rode was coal-black. Интересна характеристика цвета коня в переводах последних трех примеров (дословно: кипенно-белый, кроваво-красный, черный как смоль): подобное «опредмечивание» цвета является культурно-обусловленной особенностью английского языка.

Лексический повтор-обращение стилизует разговорную речь русских народных сказок и придает выразительность высказыванию. В английском варианте первого примера повтор компенсируется инверсией и появлением эмфатического вспомогательного глагола do, поскольку в большинстве случаев подобные лексические повторы в английском языке не используются: Емеля, Емеля, отпусти меня в воду – Do let me go, Emelya; Лягушка, лягушка, отдай мою стрелу – Frog, Frog, give me back my arrow.

В приведенных ниже примерах лексические повторы переведены синонимами: в первом случае это глагол to forgive и словосочетание to be sorry, которые имеют разные оттенки смысла (первый содержит просьбу о прощении, а второй несет оттенок сожаления). Повтор вертелась, вертелась передан синонимическим повтором whirled and circled round and round. А повтор поплакал, поплакал в третьем примере – синонимическим повтором cried and wept. Прием функционального аналога, использованный переводчиком, во-первых, усиливает действие в тексте перевода, и, во-вторых, делает описание ситуации понятным читателю: Ну, прости же ты меня, прости, серый волк. – I am sorry, Grey Wolf, please forgive me; Уж она плясала, плясала, вертелась, вертелась – всем на диво. – She danced and she whirled and she circled round and round; Иван-царевич поплакал, поплакал, поклонился на четыре стороны и пошел. – Tsarevich Ivan cried and wept for a long time and then he bowed to all sides of him and went off.

Нередки случаи, когда переводчику не удается сохранить ритмичность текстов русских народных сказок или создать параллельные конструкции в тексте перевода в силу грамматических и синтаксических особенностей переводящего языка, например: Затрещали деревья, захрустели листья – едет Баба-Яга. – Then all at once the trees of the forest began to creak and groan and the leaves and the bushes to moan and sigh, and the Baba Yaga came riding out of the dark wood.

В данном случае параллелизм состоит из синтаксически однотипных конструкций, объединенных общей мыслью; основная его функция – усилить нарастающие одновременные действия. Параллелизм сохранен переводчиком и передан с помощью вариантных соответствий. Однако ритмичность в переводе предложения нарушена. При этом мы видим прием добавления с целью усиления действия: затрещали – began to creak and groan (скрипеть / трещать и издавать треск) и захрустели – began to moan and sigh (стонать и вздыхать).

В приведенных ниже примерах параллелизмы служат для описания и одновременно усиления описываемого действия. Переводчик сохранил функцию параллелизмов, но объединил повторяющиеся глаголы в однородные сказуемые в первом и во втором предложениях. В третьем и четвертом примерах не удалось передать параллелизмы из-за лексических и грамматических особенностей английского языка, диктующих более конкретное, по сравнению с русскими вариантами, описание действия. По этой же причине в переводе четвертого предложения появляется добавление with a snort and a neigh и грамматическая замена хвостом застилает на with a swish of his tail (замена глагола на существительное). Приведем контексты: А вы, дровишки, сами валитесь в сани, сами вяжитесь. – And you, faggots, climb into the sledge and bind yourselves together; В ступе едет, пестом погоняет, помелом след заметает. – She was riding in a great iron mortar and driving it with the pestle, and as she came she swept away her trail behind her with a kitchen broom; конь бежит. Земля дрожит, из ноздрей пламя пышет, из ушей дым столбом валит. – A charger came running towards him. The earth shook under his hoofs, his nostrils spurted flame, and clouds of smoke poured from his ears; Сивка-бурка бежит, земля дрожит, горы-долы хвостом застилает, пни-колоды промеж ног пускает. – On went Chestnut-Grey with a snort and a neigh, passing mountain and dale with a swish of his tail, skirting houses and trees as quick as the breeze.

Перечисленные приемы доказывают, что переводчик использует трансформации для того, чтобы текст перевода с максимально возможной полнотой передавал всю информацию, заключенную в оригинале, соблюдая при этом нормы переводящего языка.

Сказка является источником национального мировоззрения, традиций, культуры. Это является причиной основных трудностей, возникающих при переводе русских народных сказок на английский язык. Особенности перевода сказочных произведений заключаются в передаче их образности и эмоциональности. Если переводчик не сумел передать живой, эмоциональный образ оригинала, или если он заменил конкретный образ более сложным, более абстрактным, перевод получится неполноценным, не будет соответствовать оригиналу и не создаст эквивалентного впечатления у читателя.

Библиографический список

Латышев Л.К., Семенов А.Л. Перевод: теория, практика и методика преподавания. М., 2008.

Нелюбин Л.Л. Толковый переводоведческий словарь. М., 2003.

Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. Л., 1946.

Сдобников В.В., Петрова О.В. Теория перевода. М., 2006.

Старостина Ю.В. Теория, история и методология перевода. URL: http: // lomonosov-msu.ru/archive/Lomonosov_2008.

Тимко Н.В. Фактор «культура» в переводе. Курск, 2007.

Фененко Н.А. Лингвокультурная адаптация текста при переводе: пределы возможного и допустимого. Вестник ВГУ, Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация, 2001, Вып. 1.

Шуманова М. Национально-культурная информация в сказке и ее сохранение при переводе // Болгарская русистика, 2005. № 3.

Источники

Жар-птица. Сборник сказок на английском языке. М., 1980.

Народные русские сказки А.Н. Афанасьева: в 3 т. Т. 2. М., 1957.

Е.Д. Звукова11
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17

Похожие:

Плюрализм картин мира и способы их описания iconСпособы распознавания и противодействия
Кроме номера, у каждой схемы имеется год описания и номер в соответствующем ежегодном обзоре мошенничеств с недвижимостью, с полными...

Плюрализм картин мира и способы их описания iconОдномерные и двумерные массивы Раздел описания типов
В разделе описания типов пользователь может определять свои типы данных, присваивая каждому из них определенный идентификатор. Синтаксис...

Плюрализм картин мира и способы их описания iconПравила внутреннего документооборота и контроля закрытого акционерного общества
Способы сохранения электронных данных, порядок установления паролей, способы восстановления данных в случае их утраты

Плюрализм картин мира и способы их описания iconКонкурсная документация по проведению открытого конкурса на право заключения договора
России и стран мира, бронированию и приобретению авиа и железнодорожных билетов по маршрутам на территории России и стран мира, а...

Плюрализм картин мира и способы их описания iconПриказом управления по охране, контролю и регулированию использования...
«выдача разрешений на использование объектов животного мира, за исключением объектов, находящихся на особо охраняемых природных территориях...

Плюрализм картин мира и способы их описания iconСпособы создания миров
Перевод М. В. Лебедева. Публикуется по изданию: Н. Гудмен. Способы создания миров. М., "Идея-пресс" "Праксис", 2001

Плюрализм картин мира и способы их описания icon«Туристские ресурсы мира»
Требования к выполнению контрольной работы по «Туристским ресурсам мира» для студентов идо

Плюрализм картин мира и способы их описания iconИсследование проблемы «язык и культура»
Понятие «языковая картина мира» и основные направления изучения языковой картины мира 12

Плюрализм картин мира и способы их описания iconСекция1: «системные вопросы развития транспорта в россии»
Определены способы решения сформулированных интеллектуальных задач, финансового обеспечения, ожидаемого экономического и социального...

Плюрализм картин мира и способы их описания iconЗычков Павел Петрович Адрес: Россия, Североморск, ул. Гаджиева, 9-107
Создание интернет-галереи «Art from Barents» по продаже картин художников из Баренц-региона (artfrom org)

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
filling-form.ru
Поиск