Обзор практики рассмотрения судами Тверской области социально-трудовых споров ( II квартал 2015 г.)


Скачать 410.9 Kb.
НазваниеОбзор практики рассмотрения судами Тверской области социально-трудовых споров ( II квартал 2015 г.)
страница1/3
ТипОбзор
filling-form.ru > бланк заявлений > Обзор
  1   2   3
Обзор практики рассмотрения судами Тверской области

социально-трудовых споров (II квартал 2015 г.)

Обобщение судебной практики рассмотрения гражданских дел по спорам, возникающим из социально-трудовых отношений, за II квартал 2015 г. проводится в соответствии с планом работы Тверского областного суда на первое полугодие 2015 г.

В ходе обобщения были изучены дела указанной категории, рассмотренные районными и городскими судами Тверской области, а также материалы из нарядов с апелляционными определениями Тверского областного суда.

Из числа гражданских дел рассматриваемой категории, находившихся в производстве апелляционной инстанции Тверского областного суда во II квартале 2015 г., основными являлись споры о восстановление на работе и оплате труда, о пенсионном обеспечении, о возмещении вреда, причинённого жизни и здоровью.
Конституция РФ гарантирует каждому гражданину право на социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, по инвалидности, потери кормильца и в иных случаях, установленных законом (статья 39).

Право граждан на социальное обеспечение в качестве одного из основополагающих и неотъемлемых прав закреплено во Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) и Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.)

Законное рассмотрение трудовых споров способствует созданию благоприятных условий труда, защиты прав и интересов работников и работодателей, обеспечивает реализацию важного конституционного права граждан на эффективную судебную защиту их прав и свобод в сфере трудовых отношений и тесно связанных с ними социально-трудовых отношений.
Обобщение показало, что при разрешении споров данной категории суды, как правило, верно устанавливают круг лиц, подлежащих привлечению к участию в деле, с достаточной полнотой определяют обстоятельства, имеющие значение для дела и подлежащие доказыванию, тщательно исследуют представленные доказательства.

Принятые судебные постановления по таким делам в целом основаны на правильном применении положений законодательства и соответствуют разъяснениям, содержащимся Постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», от 11 декабря 2012 г. № 30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии», от 10 марта 2011 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», от 29 января 2015 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении».
Вместе с тем, судами допускаются ошибки в применении норм материального и процессуального права, которые послужили основаниями для отмены или изменений судебных решений.

Причинами отмены и изменения судебных решений в апелляционном порядке являлись: неправильное применение или нарушение норм материального права; неправильное определение обстоятельств, имеющих значение; недоказанность установленных судом обстоятельств; нарушение или неправильное применение норм процессуального права.
Нарушение процессуальных норм на стадии принятия искового заявления
В силу статьи 136 ГПК РФ оставление без движения искового заявления возможно при несоблюдении заявителем требований, установленных в статьях 131 и 132 ГПК РФ.

Определением судьи Московского районного суда г. Твери от 13 марта 2015 г. оставлено без движения исковое заявление Б. к отделению Фонда социального страхования о возложении обязанности обеспечить техническими средствами реабилитации, заявителю установлен срок для устранения недостатков искового заявления до 30 марта 2015 г.

Определением судьи Московского районного суда г. Твери от 31 марта 2015 г. исковое заявление возвращено заявителю со ссылкой на то, что истец не указал, по каким основаниям предъявляет требования к ответчику, какими действиями ответчика и вследствие каких обстоятельств нарушены права истца.

Между тем, первоначально поданное и уточнённое в дальнейшем исковые заявления содержали сведения об основаниях заявленных требований, о действиях ответчика и обстоятельствах, с которыми истец связывал нарушение своих прав; к иску были приложены имеющиеся у заявителя доказательства.

Судебной коллегией по гражданским делам Тверского областного суда определение районного суда о возвращении искового заявления отменено с направлением искового заявления в тот же суд для рассмотрения со стадии принятия.
Ошибки в расчётах при определении продолжительности периодов,

с которыми закон связывает возникновение, изменение пенсионных прав
Решением Бежецкого городского суда Тверской области от 20 марта 2015 г. отказано в удовлетворении исковых требований Б. к пенсионному органу об отмене решения об отказе в назначении пенсии и возложении обязанности назначить трудовую пенсию по старости в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» с 22 декабря 2014 г.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что на день обращения Б. в пенсионный орган с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии (22 декабря 2014 г.) специальный стаж истца составлял 29 лет 11 месяцев 27 дней, что менее требуемых 30 лет.

Отменяя решение, судебная коллегия установила, что городской суд математически неверно исчислил специальный стаж, продолжительность которого на 22 декабря 2014 г. в действительности составляла 30 лет 2 дня, в связи с чем на дату обращения за назначением пенсии у истца имелось на неё право.

Обращение к немедленному исполнению решения суда

в отсутствие на то правовых оснований.
Решением Калининского районного суда Тверской области от 14 октября 2014 г. частично удовлетворены исковые требования Ж. к администрации сельского поселения о взыскании пенсии за выслугу лет.

По заявлению истца решение в указанной части обращено к немедленному исполнению.

Судебная коллегия, отменяя обращение решения суда к немедленному исполнению, исходила из того, что решение по иску Ж. не относилось к решениям, перечисленным в статье 211 ГПК РФ и подлежащим немедленному исполнению.

Предусмотренное статьёй 212 ГПК РФ право суда обратить решение к немедленному исполнению обусловлено наличием особых обстоятельств, вследствие которых замедление исполнения решения может привести к значительному ущербу для взыскателя или исполнение может оказаться невозможным.

Вместе с тем, в нарушение приведённых положений, решение не содержало мотивов, по которым суд пришёл к выводу о необходимости обращения решения о взыскании пенсии к немедленному исполнению.
Споры о признании отношений трудовыми.
В соответствии с позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении № 597-О-О от 19 мая 2009 г., суды общей юрисдикции, разрешая подобного рода споры и признавая сложившиеся отношения между работодателем и работником либо трудовыми, либо гражданско-правовыми, должны не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса РФ.

По смыслу статей 11, 15 и 56 Трудового кодекса РФ во взаимосвязи с положением части второй статьи 67названного Кодекса, согласно которому трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя, отсутствие в штатном расписании должности само по себе не исключает возможности признания в каждом конкретном случае отношений между работником, заключившим договор и исполняющим трудовые обязанности с ведома или по поручению работодателя или его представителя, трудовыми - при наличии в этих отношениях признаков трудового договора.

Без учёта приведённых положений были рассмотрены Пролетарским районным судом г. Твери и решением от 15 декабря 2014 г. оставлены без удовлетворения исковые требования Г. к ООО «М.» об установлении факта трудоустройства, о восстановлении на работе, взыскании заработной платы, среднего заработка за время вынужденного прогула, процентов за пользование чужими денежными средствам, компенсации за фактическую потерю времени, компенсации морального вреда, возложении обязанности оформить и выдать трудовую книжку.

При этом суд исходил из того, что истец не представил допустимые и достаточные доказательства, подтверждающие факт возникновения трудовых отношений, поскольку отсутствовали трудовой договор, приказ о приёме на работу, наименование соответствующей должности в штатном расписании и т.д.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом, поскольку он не соответствует фактическим обстоятельствам дела и представленным истцом доказательствам о возникновении между Г. и ООО «М» с 25 июля 2014 г. трудовых отношений, что подтверждалось письмом ООО «М» в адрес администрации Центрального района г. Твери от 25 июля 2014 г., показаниями свидетелей.

Кроме того, суд первой инстанции неправомерно отказал в удовлетворении ходатайства истца об истребовании подлинных экземпляров документов, представленных третьим лицом - ООО «К», на которые ссылался ответчик как на доказательства отсутствия трудовых отношений, а истец указывал на их подложность.

При рассмотрении жалобы судом апелляционной инстанции третьему лицу ООО «К» было предложено представить подлинные документы, свидетельствующие о возникновении трудовых отношений Г. не с ООО «М», а с ООО «К», однако ООО «К» сослалось на их уничтожение. Доказательств, опровергающих заявление истца о фальсификации доказательств, ответчик не представил.

С учётом изложенного апелляционная инстанция указала на наличие правовых оснований для частичного удовлетворения требований Г. об установлении факта трудовых отношений с ООО «М» с 25 июля 2014 г., взыскании с ООО «М» заработной платы и процентов за нарушение срока её выплаты, компенсации морального вреда.
Споры о восстановлении на работе.
В охватываемый настоящим обобщением период чаще всего граждане обращались в суды с исками о восстановлении на работе, оспаривая увольнение в связи с сокращением численности или штата работников организации; в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о досрочном прекращении трудового договора; в связи со сменой собственника имущества организации (в отношении руководителя организации, его заместителей и главного бухгалтера); а также в связи с увольнением за нарушение или неисполнение трудовых обязанностей. Оспаривалась законность увольнения и по собственному желанию.

В зависимости от основания увольнения суды верно распределяли бремя доказывания имеющих правовое значение обстоятельств и предлагали сторонам представить соответствующие доказательства. При этом суды обоснованно исходили из того, что в соответствии с положениями пункта 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения при рассмотрении дел о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, возлагается на работодателя.

В каждом конкретном случае суды устанавливали, имелись ли основания, исключающие возможность издания приказа об увольнении.

К таким случаям относятся: невозможность увольнения работника в период временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске (за исключением ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем); запрет на увольнение беременных женщин (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем); а также женщин, имеющих детей в возрасте до трёх лет, одиноких матерей, воспитывающих ребёнка в возрасте до четырнадцати лет (ребёнка-инвалида - до восемнадцати лет), других лиц, воспитывающих указанных детей без матери, за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5 - 8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 Трудового кодекса РФ.

Установив, что увольнение работника имело место в приведённых выше случаях, суд обоснованно признавал увольнение незаконным и восстанавливал работника на работе.

Вместе с тем суды не всегда правильно определяют существенные обстоятельства, связанные с увольнением работника женщин, имеющих детей в возрасте до трёх лет, не отграничивая увольнение в связи с истечением срока контракта (трудового договора) от оснований увольнения по инициативе работодателя и не учитывают, что данные обстоятельства является самостоятельным основанием для прекращения трудового договора, предусмотренным пунктом 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ.
Так, решением Бологовского городского суда Тверской области от 18 декабря 2014 г. удовлетворены исковые требования Н., срок действия служебного контракта которой истёк, к Федеральному казённому учреждению «Лечебно-исправительное учреждение № Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Тверской области» о восстановлении на работе, взыскании пособия по уходу за ребёнком и компенсации морального вреда.

Судебная коллегия не согласилась с судом первой инстанции и, отменяя 7 апреля 2015 г. решение, исходила из того, что увольнение в связи с истечением срока контракта не относится к основаниям увольнения по инициативе работодателя, а является самостоятельным основанием для прекращения трудового договора, предусмотренным пунктом 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ.

Н., имеющая ребёнка в возрасте до трёх лет, была уволена не по инициативе работодателя, а на основании пункта «г» статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел РФ (по окончанию срока службы, предусмотренного контрактом), в связи с чем при разрешении спора не подлежали применению запреты, установленные для увольнения по инициативе работодателя и предусмотренные частью 4 статьи 261 Трудового кодекса РФ (на увольнение женщины, имеющей ребёнка в возрасте до трёх лет), частью 6 статьи 81 Трудового кодекса РФ (на увольнение в период пребывания в отпуске).

Суд первой инстанции не учёл, что Трудовой кодекс РФ не обязывает работодателя продлевать срочный трудовой договор с лицами, имеющими детей в возрасте до трёх лет, до достижения ребёнком возраста трёх лет, в отличие от случаев истечения срока действия срочного трудового договора в период беременности женщины, для которых частью 2 статьи 261 Трудового кодекса РФ предусмотрено продление срочного трудового договора до окончания беременности.
Оплата труда, взыскание доплат и надбавок компенсационного характера.
Дела по спорам об оплате труда работников (о взыскании заработной платы) являются одной из наиболее значимых категорий, поскольку для лица, обратившегося в суд с соответствующим иском, заработная плата, как правило, является единственным источником средств существования и для него самого, и для членов его семьи.

Как показало обобщение, предметом судебного разбирательства о взыскании заработной платы являлись требования о взыскании работниками задолженности по заработной плате, отпускных, премий, пособий, денежных компенсаций за неиспользованный отпуск, за сверхурочную работу, за работу в выходные и праздничные дни и дополнительных выплат, предусмотренных трудовым договором (материальная помощь к отпуску, компенсация в связи с увольнением).

Требование о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула чаще всего заявляется по спорам о восстановлении на работе, реже - по спорам, связанным с задержкой выдачи трудовой книжки.

С исками об оплате труда обращаются преимущественно работники коммерческих организаций, реже - рабочие и служащие государственных и муниципальных предприятий, бюджетных организаций.

При рассмотрении судами споров данной категории зачастую выявлялись допущенные работодателями нарушения трудового законодательства, в связи с чем устанавливались правовые основания для удовлетворения исков.

При разрешении споров, связанных со взысканием начисленной, но не выплаченной заработной платы, суды правильно учитывают, что факт наличия задолженности и её размер должны быть подтверждены соответствующими относимыми доказательствами.

Правильной является практика исследования не только трудовых договоров, заключенных между работниками и работодателями, но и действующих у работодателей локальных актов (положений об оплате труда, о премировании и т.д.), позволяющих установить размер и систему оплаты труда работника.

В силу статьи 56 ГПК РФ работодатель обязан доказать выплату работнику заработной платы. Однако, следует иметь ввиду, что личная карточка работника и справка формы 2-НДФЛ не являются безусловными доказательствами, подтверждающими факт выплаты заработной платы.
Так, решением Калининского районного суда Тверской области от 20 ноября 2014 г. частично удовлетворён иск С. к администрации сельского поселения о взыскании задолженности по заработной плате.

Из материалов дела следует, что распоряжением главы сельского поселения С. был уволен с должности главы администрации сельского поселения, а решением Совета депутатов сельского поселения исполняющей обязанности главы администрации сельского поселения назначена Ш.

Впоследствии Совет депутатов сельского поселения отменил решение о назначении Ш. и назначил исполняющим обязанности главы администрации Ц., который обладал правом первой подписи.

Истец С., ссылаясь на выполнение обязанностей главы администрации сельского поселения после издания распоряжения о его увольнении (выдавал гражданам справки, участвовал в решении вопросов о согласовании границ земельных участков, решал кадровые вопросы, принимал и увольнял сотрудников), объективного подтверждения этому не представил.

При этом исследованные судом трудовые договоры с работниками администрации сельского поселения свидетельствовали о том, что от имени администрации их подписывал Ц., исполнение которым обязанностей главы администрации сельского поселения подтверждалось и табелем учёта рабочего времени.

Однако, суд первой инстанции вопреки установленным по делу обстоятельствам пришёл к выводу о том, что обязанности главы администрации сельского поселения исполнял С.

Судебная коллегия, отменяя решение суда в части удовлетворения иска С. о взыскании заработной платы, сочла доводы представителя ответчика о том, что в спорный период истец не приступал к исполнению обязанностей главы администрации, заслушивающими внимания, поскольку они не были ничем объективно опровергнуты.

Поскольку в силу статьи 129 Трудового кодекса РФ заработная плата является вознаграждением за труд, то основания для взыскания заработной платы в пользу С. у суда отсутствовали.
Споры, связанные с материальной ответственностью работника.
Под материальной ответственностью понимается обязанность работника возместить в установленном законом порядке и размере прямой действительный ущерб, причинённый по его вине работодателю, с которым он состоит в трудовых отношениях (статья 238 Трудового кодекса РФ).

Основанием привлечения работника к материальной ответственности является совокупность нескольких условий: наличие трудовых отношений, наличие прямого действительного ущерба, противоправность поведения работника, причинная связь между противоправным поведением работника и наличием ущерба, а также вина работника в причинении ущерба.

При отсутствии хотя бы одного из этих условий привлечение к материальной ответственности недопустимо.

В пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причинённый работодателю» определены предмет доказывания по указанной категории дел и распределение бремени доказывания между истцом (работодателем) и ответчиком (работником).

Из анализа изученных дел следует, что судьи в основном правильно применяли положения трудового законодательства, регулирующие основания и порядок привлечения работника к материальной ответственности, и в соответствии с положениями закона выносили решения на основе доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.
Решением Кашинского городского суда Тверской области от 3 марта 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 19 мая 2015 г., с З. в пользу работодателя индивидуального предпринимателя К. взыскана в возмещение ущерба, причинённого недостачей вверенного имущества, денежная сумма в пределах среднего заработка З.. В возложении на ответчика З. материальной ответственности перед работодателем в полном объёме отказано.

Суд установил, что З. работала продавцом в магазине индивидуального предпринимателя К., и по результатам ревизии за 3,5 месяца её работы образовалась недостача в размере более 80 000 руб., за возмещением которой в полном объёме истец ИП К. обратился с настоящим иском к работнику З.

Разрешая спор, городской суд правильно применил материальное право (статьи 238, 241 242, 243 Трудового кодекса РФ) и обоснованно исходил из того, что материальная ответственность в полном размере причинённого ущерба может возлагаться на работника в случаях, когда в соответствии с Трудовым кодексом РФ или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причинённый работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей; недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу; умышленного причинения ущерба; причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения; причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда; причинения ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом; разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну (государственную, служебную, коммерческую или иную), в случаях, предусмотренных федеральными законами; причинения ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей.

Таких оснований для привлечения З. к полной материальной ответственности не имелось.

Представленный истцом договор о полной индивидуальной материальной ответственности работника З. не был принят во внимание, поскольку как было установлено судебной почерковедческой экспертизой, а впоследствии подтверждено в судебном заседании и самим истцом ИП К., подпись в указанном договоре от имени З., выполнена не З., а им самим.

При таком положении материальная ответственность работника З. перед работодателем в силу закона (статья 241 Трудового кодекса РФ) была ограничена размером среднего месячного заработка З.

Споры, связанные с реализацией прав граждан

на пенсионное и дополнительное пенсионное обеспечение.
Решением Удомельского городского суда Тверской области от 6 ноября 2014 г. удовлетворён иск П. к пенсионному органу о зачёте в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», периодов работы в ООО «Санаторный оздоровительный лагерь круглогодичного действия» с 29 сентября 2003 г. по 11 декабря 2003 г., ООО «Санаторий» с 1 июня 2006 г. по 11 октября 2006 г., Военном комиссариате с 1 ноября 2002 г. по 25 июля 2003 г., с 15 декабря 2003 г. по 27 сентября 2005 г., с 18 апреля 2007 г. по 20 июня 2007 г.

Отменяя решение городского суда в данной части, судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда в апелляционном определении от 7 апреля 2015 г. указала следующее.

Пунктом 1.19 Номенклатуры медицинских организаций, утверждённой приказом Минздрава России от 6 августа 2013 г. № 529Н к медицинским организациям отнесены курортная поликлиника, санаторий, бальнеологическая лечебница, грязелечебница.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 29 января 2004 г. № 2-П, в целях реализации пенсионных прав медицинских работников при исчислении стажа на соответствующих видах работ могут применяться нормативные правовые акты, регулировавшие порядок исчисления стажа для назначения указанной категории лиц пенсии за выслугу лет до введения в действие Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и действовавшие в период приобретения специального стажа для назначения пенсии.

Аналогичное разъяснение содержится в абзаце 7 пункта 14 постановления Пленума Верховного суда РФ от 11 декабря 2012 г. № 30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии», согласно которому при разрешении споров, связанных с установлением и выплатой трудовой пенсии по старости гражданам ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста в целях недопущения ухудшения условий реализации права на пенсионное обеспечение, на которые граждане рассчитывали до введения в действие нового правового регулирования (независимо от того, выработан ими общий или специальный трудовой стаж полностью либо частично), стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, может исчисляться с учётом законодательства, действовавшего на период выполнения соответствующих работ и иной общественно полезной деятельности, позволявшего засчитывать такие периоды в стаж при назначении пенсий на льготных условиях (Закон СССР от 14 июля 1956 г. «О государственных пенсиях», Закон СССР от 15 мая 1990 г. «О пенсионном обеспечении граждан в СССР», Закон Российской Федерации от 20 ноября 1990 г. № 340-1 «О государственных пенсиях в Российской Федерации» и принятые в соответствии с ними подзаконные акты).

Постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 г № 464 утверждён Список профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения даёт право на пенсию за выслугу лет в соответствии со статьёй 81 Закона РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР», предусматривающий врачей и средний медицинский персонал независимо от наименования должности лечебно-профилактических и санитарно-эпидемиологических учреждений всех форм собственности, а также занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью, без указания конкретных учреждений.

При отнесении учреждений к лечебно-профилактическим применяется Номенклатура учреждений здравоохранения, утверждённая приказом Минздрава России от 3 ноября 1999 г. № 395, предусматривающая санаторно-курортные учреждения, в том числе «Санаторий (курорт)»

Таким образом, согласно действовавшему до 1 ноября 1999 г. правовому регулированию работа в должности медицинских сестёр санатория (курорта) включалась в стаж работы, дающей право на назначение пенсии за выслугу лет, независимо от профиля данного учреждения.

В соответствии с пунктом 21 Списка должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утверждённого постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 г. № 781, в специальный стаж работы для назначения досрочной трудовой пенсии по старости включается работа в должностях врачей-специалистов всех наименований санатория (курорта), для лечения туберкулёза всех форм; для больных с последствиями полиомиелита; для гематологических больных; для лечения больных с нарушениями опорно-двигательного аппарата; для больных ревматизмом; психоневрологических.

Медицинская деятельность подлежит лицензированию, что предусмотрено Федеральным законом от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (пункт 96 части 1 статьи 17), который утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 4 мая 2011 г. № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (пункт 46 части 1 статьи 12).

В соответствии с постановлением Правительства РФ от 22 января 2007 г. № 30 «Об утверждении Положения о лицензировании медицинской деятельности» только лицензия является официальным документом, который разрешает осуществление указанного в нём вида медицинской деятельности в течение установленного срока и определяет обязательные для исполнения требования (условия) его осуществления.

Как следует из справки от 26 марта 2015 г. № 1246 о сведениях из реестра лицензий по ООО «Санаторий» в лицензируемый вид деятельности санатория входило: доврачебная помощь - лечебная физкультура, медицинский массаж, сестринское дело, физиотерапия; санаторно-курортная помощь - неврология, педиатрия, стоматология терапевтическая, терапия (дата регистрации лицензий 13 октября 2005 г.); доврачебная помощь - акушерское дело, диетология; санаторно-курортная помощь - акушерство и гинекология, кардиология, травматология и ортопедия, функциональная диагностика (дата регистрации лицензий 12 октября 2006 г.).

Поскольку виды медицинской деятельности, указанные в лицензии, определяют профиль учреждения, то при наличии основанного на лицензии права на осуществление медицинской деятельности по оказанию санаторно-курортной помощи по травматологии и ортопедии санаторий имеет право осуществлять лечение больных с нарушением опорно-двигательного аппарата.

Поскольку право осуществлять деятельность по лечению больных с нарушением опорно-двигательного аппарата названными лицензиями было предоставлено 12 октября 2006 г., то только период работы с 12 октября 2006 г. по 6 ноября 2006 г. в ООО «Санаторий» подлежал включению в льготный стаж П. для досрочного назначения трудовой пенсии по старости.

Период работы в ООО «Санаторный оздоровительный лагерь круглогодичного действия» с 29 сентября 2003 г. по 11 декабря 2003 г. не подлежит включению в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости, поскольку Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающий право на назначение трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, утверждённый постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 г. № 781, не содержит такое наименование учреждения как санаторно-оздоровительный лагерь, а отнесение отдельных видов деятельности к той, которая даёт право на досрочное назначение трудовой пенсии является прерогативой законодателя.

Поскольку Военный комиссариат не является учреждением здравоохранения, то работа в этом учреждении не даёт истцу право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости. При этом судебная коллегия исходила из того, что досрочная трудовая пенсия в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения может быть назначена при одновременном наличии двух условий: лицо должно осуществлять лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в должности, предусмотренной действующим Списком, и эта деятельность должна осуществляться в учреждениях здравоохранения, также предусмотренных указанным Списком.

В спорные периоды истец находилась в трудовых отношениях с Военным комиссариатом, который не являлся учреждением здравоохранения. В Списках 2002 г. нет указания на возможность включения в специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения периодов работы в составе военно-врачебной комиссии или в военном комиссариате, указанные учреждения данными Списками не предусмотрены.

В связи с этим судебная коллегия пришла к выводу о том, что в указанные периоды истец осуществляла лечебную деятельность в учреждении, работа в котором не даёт права на назначение досрочной трудовой пенсии в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», а соответственно необходимые условия для включения данного периода в специальный стаж отсутствуют.

Поскольку в период работы в Военном комиссариате в обязанности П. не входило оказание лечебных услуг населению, эта деятельность истца не могла быть признана дающей право на досрочное пенсионное обеспечение.
Правовое регулирование дополнительного пенсионного обеспечения муниципальных служащих (пенсия за выслугу лет), осуществляемого за счёт средств соответствующего бюджета, отнесено к компетенции органов местного самоуправления. Федеральными законами определены границы, в пределах которых органы местного самоуправления в соответствии с законодательством субъекта Российской Федерации определяют уровень дополнительного пенсионного обеспечения за выслугу лет для муниципальных служащих своего муниципального образования. Поскольку финансирование пенсии за выслугу лет муниципальных служащих осуществляется за счёт собственных доходов соответствующих муниципальных образований, то они с учётом бюджетных возможностей вправе вводить и изменять порядок и условия выплаты такой пенсии муниципальным служащим как в отношении вновь, так и ранее назначенных пенсий.

Специфика государственной и муниципальной службы в Российской Федерации, как неоднократно отмечал в своих решениях Конституционный Суд РФ, предопределяет особый правовой статус государственных и муниципальных служащих. Исходя из особенностей этого статуса, законодатель вправе с помощью специального правового регулирования устанавливать для государственных и муниципальных служащих определённые гарантии в области пенсионного обеспечения в зависимости от продолжительности, условий прохождения службы и других объективно значимых обстоятельств.

В соответствии с Федеральным законом от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» муниципальный служащий имеет право на пенсионное обеспечение в соответствии с законодательством Российской Федерации (пункт 12 части 1 статьи 11), в области пенсионного обеспечения на него в полном объеме распространяются права государственного гражданского служащего, установленные федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации (часть 1 статьи 24); муниципальному служащему гарантируется пенсионное обеспечение за выслугу лет (пункт 5 части 1 статьи 23).

  1   2   3

Похожие:

Обзор практики рассмотрения судами Тверской области социально-трудовых споров ( II квартал 2015 г.) iconОбобщение судебной практики рассмотрения судами Псковской области...
Обобщение судебной практики проведено на основании изучения гражданских дел, разрешенных судами Псковской области в 2011-2012г г...

Обзор практики рассмотрения судами Тверской области социально-трудовых споров ( II квартал 2015 г.) iconОбзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей
Верховным Судом Российской Федерации совместно с верховными, краевыми, областными и иными равными им судами проведено обобщение судебной...

Обзор практики рассмотрения судами Тверской области социально-трудовых споров ( II квартал 2015 г.) iconПрактика разрешения споров, связанных с воспитанием детей
Верховным судом РФ был утвержден обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей на основании обобщения судебной...

Обзор практики рассмотрения судами Тверской области социально-трудовых споров ( II квартал 2015 г.) iconЗаконодательство
Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с применением главы 23 Налогового кодекса Российской Федерации (утв. Президиумом...

Обзор практики рассмотрения судами Тверской области социально-трудовых споров ( II квартал 2015 г.) iconУтвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 30 июля 2014 года обзор
Верховным Судом Российской Федерации проведено изучение практики рассмотрения судами в 2012 2013 годах споров, связанных с привлечением...

Обзор практики рассмотрения судами Тверской области социально-трудовых споров ( II квартал 2015 г.) iconОбобщени е практики рассмотрения судами Псковской области гражданских...
В целях подготовки к проведению научно-практической конференции по актуальным проблемам судебной практики по трудовым и социальным...

Обзор практики рассмотрения судами Тверской области социально-трудовых споров ( II квартал 2015 г.) iconОбзор
Судебной практики рассмотрения военными судами дел о привлечении военнослужащих к материальной ответственности

Обзор практики рассмотрения судами Тверской области социально-трудовых споров ( II квартал 2015 г.) iconСправка по результатам обобщения судебной практики рассмотрения судами...
Ми (городскими) судами и мировыми судьями в 2008 2011 годах по вопросам: заключения кредитного договора, оспаривания его отдельных...

Обзор практики рассмотрения судами Тверской области социально-трудовых споров ( II квартал 2015 г.) iconПротокол №10 от 14. 07. 2008
Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением части первой Налогового кодекса Российской Федерации

Обзор практики рассмотрения судами Тверской области социально-трудовых споров ( II квартал 2015 г.) iconОбзор практики рассмотрения судами Челябинской области дел, связанных...
Анализ судебной практики по земельным спорам показал, что основное количество дел возникает по спорам о праве собственности на землю...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
filling-form.ru
Поиск