На ставрополье


НазваниеНа ставрополье
страница1/17
ТипКнига
filling-form.ru > бланк заявлений > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
А.И. Селюков

ЗАЩИТА ПРАВ

И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА

НА СТАВРОПОЛЬЕ

(ИСТОРИЯ.ТЕОРИЯ.ПРАКТИКА)

г. Ставрополь 2008

УДК 341.231.14.(470.63) ББК 67.400.7 (2Рос - 4)

С 29 ББК 67-400-32

С 29

А.И. Селюков.

С29 Защита прав и свобод человека на Ставрополье. (История. Теория. Практика)/А.И. Селюков. — Ставрополь, 2008. — 392 с. ISBN 5-88648-610-0

Институт Уполномоченного по правам человека в субъектах Российской Феде­рации (по европейской классификации — институт Омбудсмана) имеет совсем ко­роткую историю, не более 10 лет.

В соответствии со ст. 5 Федерального конституционного закона РФ от 26.02.1997 г. № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» уч­реждение в субъекте должности Уполномоченного отнесено к компетенции субъекта Федерации. На сегодня она учреждена уже в 43-х субъектах Федерации.

Как показывает жизнь, власти регионов не торопятся учреждать этот институт. И это понятно. Надо обладать повышенной самокритичностью, политической зре­лостью, государственным мышлением, чтобы решиться на учреждение независи­мого контролера за своей деятельностью. Однако его учреждение неизбежно. В своей речи 08.02.2008 года «Стратегии развития России до 2020 года» Президент РФ Пу­тин В.В. сказал: «Будущее российской политической системы определено стремлени­ем современного человека, миллионов наших граждан к индивидуальной свободе и социальной справедливости... Работа здесь рассчитана на годы. И она обязательно продолжится с помощью просветительской деятельности, воспитания гражданской культуры. Через повышение роли неправительственных организаций, уполномо­ченных по правам человека, общественных палат...»

Настоящая книга посвящена опыту защиты прав и свобод человека на Ставро­полье. Читателю не трудно будет убедиться в том, что институт Уполномоченного по правам человека в субъекте — важное и необходимое звено в системе органов региональной и местной власти.

Книга рассчитана на всех, кого интересуют вопросы защиты прав и свобод человека.

УДК 341.231.14.(470.63) ББК 67.400.7 (2Рос - 4) ББК 67-400-32

Подписано в печать 02.06.2008 г. Формат 60х841/16.

Усл. печ. л. 22,78. Тираж 1000 экз. Заказ № 442.

Отпечатано в ОАО «Издательско-полиграфическая фирма «Ставрополье» 355035, г. Ставрополь, ул. Спартака, 8.

ISBN 5-88648-610-0 © Селюков А.И., 20

ВВЕДЕНИЕ

Уважаемый читатель!

Все или почти все сделанное мною и сотрудниками моего аппарата по защите прав и свобод человека изложено в ежегод­ных докладах. Таковых нами издано за 2002-2007 годы 6 (шесть). Они изданы отдельной брошюрой и имеются во всех библиоте­ках края.

Цель настоящей книги — поделиться опытом работы прежде всего с точки зрения правовой основы и организации работы аппарата Уполномоченного по выполнению основной его зада­чи, предусмотренной краевым Законом «Об Уполномоченном по правам человека в Ставропольском крае», — рассмотрения конкретных обращений граждан о нарушении их прав и свобод.

Но логика повседневной деятельности рождает сопутствующие, не менее важные задачи, решение которых позволяет значительно повысить эффективность основной деятельности. К числу таких задач следует отнести:

  • правовое и правозащитное образование и просвещение;

  • взаимодействие с местными, региональными и междуна­
    родными правозащитными организациями и институтами граж­
    данского общества;

  • участие в работе органов государственной власти, органов
    местного самоуправления с целью оперативного влияния на при­
    нимаемые ими решения, затрагивающие права и свободы чело­
    века.

В соответствии с действующим законодательством об Упол­номоченном по правам человека «одно и то же лицо не может быть назначено на должность Уполномоченного более чем на два срока подряд». Можно спорить или соглашаться с этим тре­бованием закона, но, вне сомнения, его надо выполнять.

7

Опасность сращивания Уполномоченного с местной бюрок­ратией, начальством и чиновничеством действительно суще­ствует, и в этом смысле Закон оправданно ограничивает Упол­номоченного сроком пребывания на должности, как бы стиму­лируя его, без оглядки на перспективу, решительно и принци­пиально защищать права и свободы, невзирая на лица и долж­ности.

Однако всякая смена власти или должности влечет за собой определенный период адаптации к ней, вхождения в нее ново­го лица. И лучше, если все будет происходить не с нуля, а с площадки, достигнутой предшественником, с оставлением на ней всего, что не подходит или неприемлемо.

В этом я вижу необходимость настоящей книги. А именно, рассказать о том, как все начиналось, укреплялось, действова­ло. Однако, мне кажется, убедительнее будет не повествователь­ное описание накопленного опыта, а воспроизведение хроно­логии его деятельности в документах согласно «технологическо­му процессу».

ГЛАВА I

История учреждения и становления должности

Уполномоченного

по правам человека

в Ставропольском крае
Учреждение

КАК ЭТО БЫЛО

Учреждение института Уполномоченного по правам челове­ка в Ставропольском крае, вопреки обнадеживающему началу, оказалось затяжным и спорным.

Вот как описывает его в своей книге «Институт Омбудсма-на» (издательство «Норма», г. Санкт-Петербург, 2005 г., страни­ца 383) президент Санкт-Петербургского гуманитарного и по­литологического центра «Стратегия», доктор политологических наук А.Ю. Сунгуров, много сделавший для появления и станов­ления института Уполномоченного по правам человека в совре­менной России.

«События в соседнем Ставропольском крае (по отношению к Краснодарскому. — Авт.) развивались по иному сценарию. Здесь правозащитники — участники первого кавказского семинара цен­тра «Стратегия» (сентябрь 1998 г.) — не смогли оказать заметно­го влияния на обсуждаемый процесс.

Как рассказал в беседе с автором этих строк А.И. Селюков, он впервые узнал о существовании института Уполномоченного по правам человека в 1998 г., когда к нему, в то время прокуро­ру Ставропольского края, пришел на отзыв проект закона «Об Уполномоченном по правам человека в Ставропольском крае». Сам законопроект появился в ответ на обращение в краевую Думу Уполномоченного по правам человека в РФ О.О. Миронова о необходимости принятия подобного закона. Законопроект, однако, в то время так и не был внесен на обсуждение депу­татов1.

Через три года, когда А.И. Селюков вышел на пенсию, продолжая при этом преподавать в университете, у него по­явился интерес к институту Уполномоченного по правам чело­века — как к новому государственному институту и как к воз­можному месту новой работы. В 2001 г. была принята поправка к Уставу края, в соответствии с которой в крае может быть введе­на должность Уполномоченного по правам человека. А.И. Селю­ков публикует в краевой прессе статьи, в которых пишет о не­обходимости введения такой должности на практике2. Между тем в конце 2001 г. в крае должны были состояться выборы в краевую Думу, в преддверии которых возникло общественно-

1 Интервью с А.И. Селюковым, апрель 2005 г.

2 Селюков А. Большие полномочия для защиты «маленького» человека// Став­
ропольские губернские ведомости, № 106, 15 июня 2001 г.

11

политическое движение офицеров запаса «Бык». Когда инициа­торы этого движения обратились к А. Селюкову с просьбой вой­ти в их ряды, способствуя тем самым росту авторитета движе­ния, он согласился, поставив условие, что в программу этого движения войдет пункт о принятии закона «Об Уполномочен­ном по правам человека». Это условие было выполнено. Так, в резолюции конференции движения говорилось: «Военным не­обходимо идти во власть, участвовать в краевых и муниципаль­ных выборах, активно отстаивать свои права и свободы. Участ­ники конференции требуют от Государственной Думы Став­ропольского края принятия пяти первоочередных законов:

  • о борьбе с коррупцией,

  • о пресечении незаконной миграции,

  • о земле,

  • о государственной закупке сельхозпродукции,

  • об Уполномоченном по правам человека.

Именно эти законы коренным образом могут изменить сложившуюся ситуацию на Ставрополье, повернуть краевую власть «лицом к народу»1.

Положение о необходимости принятия закона «Об Уполномоченном по правам человека» было включено в про­граммы многих членов движения и широко использовалось дви­жением «Бык» в предвыборной агитации. В результате выборов многие члены движения стали депутатами и инициировали сна­чала скорейшее принятие закона (май 2002 г.), а затем и выдви­жение на пост Уполномоченного по правам человека А.И. Селю­кова2. В связи с его высоким авторитетом в крае другие возмож­ные кандидаты (например, лидер СПС — бывший вице-губерна­тор В. Красуля) даже не были официально выдвинуты. 25 июля 2002 г. А.И. Селюков был единогласно избран на обсуждаемую должность. Таким образом, с момента принятия закона до из­брания Уполномоченного прошло не два года, как в Краснодар­ском крае, а немногим более двух месяцев.

Отметим здесь также, что уже на следующий день после из­брания А.И. Селюкова лидер ставропольской правозащитной орга­низации, участник семинара центра «Стратегия» в Сочи (ап­рель 2001 г.) А. Семененко вручил А.И. Селюкову вместе с по­здравлением набор методической литературы по развитию ин-

1 Резолюция научно-практической конференции «Военные в социально-поли­
тической структуре общества». Ставрополь, 17 ноября 2001 г.

2 См.: Каюковский В. Уполномочить на защиту прав я предлагаю Алексея Селю-
кова//Ставропольские губернские ведомости, № 79, 30 апреля 2002 г.

12

статута Уполномоченного по правам человека, изданной цент­ром «Стратегия», а также передал обещание этого центра вся­чески помогать в становлении нового института».

Человеческий фактор

В статье А.Ю. Сунгурова точно изложены события, привед­шие к учреждению на Ставрополье государственной должности Уполномоченного по правам человека.

Считаю своим долгом назвать фамилии тех, кто сыграл важ­ную роль в учреждении и становлении этого института:

  1. Черногоров А.Л. — Губернатор Ставропольского края.

  2. Гонтарь Ю.А. — председатель Государственной Думы края.

  3. Депутаты краевой Думы: Зиновьев В.В., Шиянов А.А., Ра­
    зин А.А., Кузьмин М.В., Письменный Е.Я., Богачев И.А., Про­
    копенко И.В., Лозовой В.И., Афанасов И.А., Колесников А.А.,
    Храмов К.К., Соломко В.В., Жиганов В.И., Волошина Л.Н.,
    Коваленко В.А., Бобров А.В., Батурин А.Д., Яшкунов А.Г.

  4. Главные редакторы газет: «Ставропольская правда» — Бал-
    дицын В.В., «Ставропольские губернские ведомости» — Емцов
    А.А., «Открытая газета» — Леонтьева Л.И.

  5. Первый вице-президент Ставропольской государственной
    телерадиовещательной компании Ибрагимов А.А.

  6. Прокурор Ставропольского края в 2000-2003 гг. Адельха-
    нян Р.А.

  7. Ректор Ставропольского государственного университета,
    доктор социологических наук, профессор Шаповалов В.А., де­
    кан юридического факультета университета, доктор юридичес­
    ких наук, профессор Щербакова Л.М., заведующая юридичес­
    кой клиникой университета, доктор юридических наук, про­
    фессор Казачкова З.М.

  8. Бывший Уполномоченный по правам человека в РФ Ми­
    ронов О.О.

  9. Сотрудники аппарата, указанные в прилагаемом списке.



№ пп.

Ф.И.О.

Образование

Работа до прихода в аппарат Уполномоченного

Занимаемая должность в аппарате

Место работы в настоящее время

1

2

3

4

5

6

Консультанты

1.

Кулик Ю.Н.

Высшее педагогическое и экономическое

Председатель Думы г. Буденновска

Управляю­щий делами аппарата

Там же

13

1

2

3

4

5

6

2.

Мелихова О.Е.

Высшее журнали­стское и юридическое

Редактор газеты, депутат Государ­ственной Думы СК

Консультант

Краевая детская библиотека

3.

Горяйнов Е.А.

Высшее юриди­ческое

Прокурор района, заместитель прокурора Республики Адыгея - начальник следственного отдела

Начальник юридичес­кого отдела аппарата

Руководитель Администра­ции Пре­зидента Республики Адыгея и Кабинета Министров Республики Адыгея

4.

Черненко В.В.

Высшее юриди­ческое

Военный прокурор Ставропольского гарнизона,начальник отдела гос. обвине­ния прокуратуры СК

Консультант

Там же

5.

Страшко Г.А.

Высшее юриди­ческое

Начальник штаба ГУВД СК, Главный судебный пристав СК

Консультант

Там же

6.

Юрасов Ю.А.

Высшее юриди­ческое

Прокурор следствен­ного управления прокуратуры СК, прокурор района, начальникуправления по расследованию преступлений прокуратуры СК

Консультант

Судья краевого суда

7.

Антонов В.Н.

Высшее юриди­ческое

Прокурор отдела по надзору за следстви­ем и дознанием прокуратуры СК, прокурор района

Консультант

Начальник управления прокуратуры СК

8.

Костюков ЮМ

Высшее юриди­ческое

Начальник УИТУ ГУВД СК, заместитель начальника ГУВД СК, начальник управления по делам миграции ГУВДСК

Консультант

Там же

14

1

2

3

4

5

6

9.

Змиевский Ю.И.

Высшее юриди­ческое

Прокурор района, Кавказский межрегио­нальный прокурор, первый зам. прокуро­ра Алтайского края

Консультант

Там же

10.

Петров В.Ю.

Высшее юриди­ческое

Заместитель начальника Главного следственного управления при ГУВД СК

Консультант

Там же

Специалисты

1.

Красиков Э.В.

Высшее юриди­ческое

Прокурор отдела прокуратуры СК, первый зам. предсе­дателя Ставропольс­кого Арбитражного суда

Ведущий специалист

Там же

2.

Лозовая Н.В.

Высшее юриди­ческое

Секретарь судебных заседаний Шпаковс-кого районного суда

Главный специалист

Там же

3.

ПолуэктоваВ.И.

Высшее эконо­мическое

Главный бухгалтер ЗАО «Технолог»

Главный бухгалтер

Там же

4.

Кочергина И.А.

Высшее юриди­ческое

Специалист Мини­стерства труда и социальной защиты населения СК

Ведущий специалист

Декретный отпуск

5.

Иванова СВ.

Высшее юриди­ческое

Не работала

Специалист I категории

Декретный отпуск

6.

Мануйлов Ю.К.

Военное средне-специальное

Командирчасти

Механик-водитель

На пенсии

15

СТАНОВЛЕНИЕ

Становление государственного органа защиты прав и свобод человека на Ставрополье проходило не безоблачно. Учреждая его, власти края, кажется, не были убеждены в его безусловной необходимости. Им казалось, что права ставропольцев и так на­дежно защищены, а разговоры о дополнительной защите прав и свобод человека, о их высшей ценности есть дань политической моде, уступка правозащитникам и их европейским покровите­лям. Поэтому многие посчитали, что уже само по себе учрежде­ние должности Уполномоченного по правам человека в крае будет достаточным вкладом в обеспечение прав и свобод.

Объективности ради скажу, что, занимаясь 35 лет прокурор­ской деятельностью, пройдя путь от следователя районной про­куратуры до прокурора Карачаево-Черкесии, а потом и Ставро­польского края, будучи по своему социальному положению вы­ходцем из самой гущи народа, я и сам не представлял всей остроты и объективной потребности специальной правозащит­ной деятельности. Мне казалось, что критика чиновников как махровых бюрократов, коррупционеров преувеличена. И только уйдя на пенсию, я почувствовал удушающий человеческое дос­тоинство произвол и даже беспредел чиновников, разгул бю­рократии.

Оказалось, что все законы и добрые намерения руководства страны, по мере их продвижения к низам, к массам, деформи­руются настолько, что теряют свой изначальный замысел и цель. Они обрастают субъективизмом правоприменения, их непони­манием, искажаются местничеством, родством, кумовством, коррупцией и убежденностью, что не обязательно что-то ме­нять — можно ограничиться ритуальной имитацией верности.

От такого выполнения указаний сверху, от добрых намере­ний законодателя ничего не остается, или, что еще хуже, они обращаются в свою противоположность.

Зная всесилие чиновничества, я старался поначалу избегать — с влиятельными из них — прямых столкновений. Медленно нарастающее сопротивление Уполномоченного и его аппарата тотальному чиновничьему произволу сначала ими было недо­оценено. Мои требования об исправлении явного попрания прав человека воспринимались как некое экстравагантное желание уважаемого в крае человека чем-то заняться, спасаясь от пенси­онной скуки, как ностальгию о прошлой власти.

Однако вскоре стало понятно, что игра затягивается, «де­душка» все не унимается.

16

Но к этому времени нас уже заметила и восприняла обще­ственность, власти края, депутаты. Всем, кто был за порядок и законность, стало ясно, что новый орган может стать посред­ником не только между чиновником и гражданином, но и меж­ду органами власти края и местного самоуправления, с одной стороны, и региональными структурами федеральных органов, в том числе и правоохранительными органами и судами, с дру­гой.

По своему правовому статусу Уполномоченный был наделен достаточными полномочиями по рассмотрению обращений граж­дан о нарушении их прав органами власти края и местного са­моуправления.

Но число таких жалоб в почте Уполномоченного составляло не более 20%. Остальные 80% были на нарушение прав и свобод региональными структурами федеральных органов власти, в от­ношении которых Уполномоченный никаких властных полно­мочий не имел. Да и не мог иметь, так как его полномочия были определены краевым законом, а он, естественно, не мог наде­лить его властными полномочиями на вмешательство в их дея­тельность.

При этом надо иметь в виду, что значительное число нару­шений прав граждан, учитываемых в отчете как поступивших на нарушение их федеральными структурами, изначально было допущено местными и краевыми органами, а потом обжалова­но в федеральные структуры и там получило окончательное раз­решение.

В краевом законе записано, что жалобы на нарушение прав федеральными органами подлежат направлению Уполномочен­ным в соответствии с действующим законодательством «по при­надлежности» .

Оставалось быть законопослушным. Жалобы на действия или бездействие федеральных структур я направлял тем федераль­ным структурам, к подведомственности и компетенции кото­рых они относились.

Однако, если из самого заявления и приложенных к нему копий решений и других документов я усматривал нарушение прав и свобод человека, пересылая заявление, я излагал свою точку зрения по существу обращения. Получалось, что многие мои аргументы нередко встречали понимание тех, кто рассмат­ривал жалобы по существу. Это подтверждало мою убежденность в том, что нарушение прав и свобод часто происходит не толь­ко и не столько из-за несовершенства закона или правовой сис­темы, а по причине низкой культуры, в том числе и правовой,

17

правоприменителя, замешанной на неправильном понимании правовой нормы и интересов службы и личном, нередко коры­стном, интересе.

Наше посредничество получало все большее понимание и при­знание как у населения, так и у должностных лиц. Многие из них просили теперь нас не отменять решений, кому-то что-то выде­лять и тому подобное, а просили дать заключение о законности либо справедливости их требований, поддержать их в споре с государственными органами и должностными лицами.

Для такой нашей деятельности, выражающейся в правовой оценке действий должностных лиц и структур федеральных ор­ганов, не было никаких препятствий. Профессионализм сотруд­ников моего аппарата позволял это делать.

В начале нашей деятельности такое взаимодействие Уполно­моченного и федеральных структур власти в вопросах защиты прав и свобод человека воспринималось по меньшей мере тер­пимо, тем более мы не претендовали на особое отношение к нашим аргументам, понимая, что они могут и должны рассмат­риваться наряду и наравне с другими аргументами. Признание их обоснованности полностью зависит от их убедительности и согласованности с другими доказательствами.

Прокурор края Адельханян Р.А., председатель краевого суда Коровинских СП., начальник ГУВД Сапрунов А.Г. соглашались с такой ролью Уполномоченного в крае и настраивали своих подчиненных на сотрудничество с ним.

Однако вскоре Адельханян Р.А. и Сапрунов А. Г. перешли на другую работу, а у их преемников деятельность Уполномочен­ного стала вызывать раздражение. Им казалось, что она мешает им стать монополистами на владение истиной в прокурорских и милицейских делах.

Поначалу я получил письмо от прокурора края, что моя деятельность по передаче обращений граждан о нарушении их прав и свобод в органы прокуратуры по принадлежности якобы является вмешательством в деятельность прокуратуры. Я аргу­ментированно возразил. По тому, что я не получил возражений, понял, что в этот раз со мной согласились.

Возможно, наши отношения пошли бы по другому сцена­рию, если бы я воспринял совет быть сдержаннее или сговор­чивее. Однако я не уступил. Окончательно отношения испорти­лись, когда я вступился за Вербицкую В.Д., незаконно, на ос­новании сфальсифицированных доказательств, привлеченную к уголовной ответственности и даже осужденную к 4 годам лише­ния свободы, но в конечном итоге — полностью судом оправ-

18

данную. Прокурор вынужден был официально, через газету, принести ей извинения, а суд взыскал в её пользу сумму причи­ненного ей незаконным привлечением к уголовной ответствен­ности материального ущерба и компенсацию морального вреда. Подробно об этом я написал в книге «Жертва опознания. Упол­номочен защищать!» (издательство «Краевые сети связи», г. Став­рополь, 2006 г., 386 стр.).

Не успели остыть страсти по этому делу, как возникло новое напряжение. Отряд Ставропольского ОМОНа необоснованно за­держал в селе Ивановском более 30 молодых ребят для провер­ки их на причастность к нераскрытым в районе убийствам. Этот произвол милиции вызвал широкий общественный резонанс, к тому же он случился после еще не забытых событий в Благове­щенске. Я выступил с резким осуждением этого произвола.

Такая моя «дерзость» окончательно испортила отношения теперь не только с прокуратурой, но и с милицией. Об остроте конфликта свидетельствует переписка, которую я приобщаю к этой статье.

Я подвергался открытым нападкам якобы за «не патриотизм поведения», за то, что выношу сор из избы и тем самым подры­ваю имидж края.

Нападки на меня хоть и были неприятны, но я терпимо относился к ним. Хуже было, когда, чтобы прижать меня, ста­ли давить на моего зятя — работника прокуратуры. В нетерпимо­сти к его действительным, а чаще придуманным просчетам, а то и без них, показывали мне, что его ждет, если я не остепе­нюсь. Однако и в этом случае, благодаря поддержке обществен­ности, СМИ, многих депутатов и других известных в крае лиц, удалось заставить милицию признать незаконность проведен­ной спецоперации и извиниться за массовое попрание прав мо­лодежи. Прокуратура, не хотевшая возбуждать дело, вынуждена была это сделать.

Но попытки прижать меня на этом не закончились.

Прокурор края принес протест на статью 10 краевого Закона «Об Уполномоченном по правам человека в Ставропольском крае». Через почти четыре года после его принятия, обнаружив в нем несоответствие федеральному закону. Фактически в той части, что оспаривал прокурор, никакого противоречия с федераль­ным законом не было. Предлагаемые прокурором поправки в закон его сути и вообще ничего не меняли. Однако цель была другой. Показать, кто в доме хозяин. Депутаты с глазу на глаз меня поддерживали, но вступать в конфликт с прокурором не хотели и проголосовали за удовлетворение протеста.

19

Однако борьба руководителей прокуратуры края со своим бывшим начальником не прошла для них бесследно. Бывший заместитель Генерального прокурора в ЮФО Шепель Н.И. вско­ре поставил вопрос о замене прокурора края. Согласовывая на заседании краевой Думы кандидатуру нового прокурора края, он при всех депутатах пожелал ему сотрудничества с Уполномо­ченным по правам человека. Это стало переходным моментом во взаимоотношениях Уполномоченного с руководителями право­охранительных органов. Они приобрели конструктивный харак­тер. Были заключены Соглашения о сотрудничестве.

Оценивая свой опыт, скажу, что если руководители право­охранительных органов действительно хотят обеспечить закон­ность деятельности своих подчиненных, то деятельность Упол­номоченного для них серьезная помощь. Ведь ни один из Упол­номоченных не претендует на особое внимание к его аргумен­там. Если они убедительны — соглашайся, если нет — откажи.

20

ГЛАВА II

Правовая основа

деятельности

Уполномоченного

по правам человека

в Ставропольском крае

45

46

Правовая основа для вновь учрежденной должности Упол­номоченного по правам человека была и до сих пор остается очень слабой. А именно, в Федеральном конституционном за­коне № 1 ФКЗ от 26 февраля 1997 года «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» в статье 5 запи­сано: «В соответствии с конституцией (Уставом), законом субъекта Российской Федерации может учреждаться должность Уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации». И всё. Остальное — на усмотрение органов власти субъектов Федерации.

В соответствии со ст. 72 Конституции РФ защита прав и свобод человека и гражданина относится к совместному веде­нию Российской Федерации и её субъектов. К сожалению, возобладало понимание этих двух статей — ФКЗ и Конститу­ции РФ, как своего рода разделение властей. Федеральный центр учреждает Уполномоченного в РФ, а субъекты Феде­рации могут создавать или не создавать этот институт у себя. Фактически федеральный центр как бы отдал защиту прав и свобод человека в субъектах Федерации из совместного веде­ния в «суверенное» право субъекта Федерации, что ставит граждан субъектов Российской Федерации в неравное поло­жение. В одних из них, там, где руководители органов власти субъекта обладают высокой политической культурой и круго­зором, привержены не только на словах, но и на деле демок­ратическим ценностям, признают конституционное требова­ние о том, что человек, его права и свободы являются выс­шей ценностью, учреждают у себя независимого контролера за этой деятельностью.

Там же, где руководители субъекта Федерации, по сути, не признают этого, а уверены, что только одной их отеческой заботы о правах граждан достаточно, не учреждают этого орга­на, не без оснований считая, что так спокойнее для них, да и акцентировать внимание на правах человека — это опасно для них же.

Несовершенство статьи 5 на практике привело к тому, что полномочия регионального Омбудсмана распространяются только на органы власти субъекта Федерации и местного са­моуправления, но никак не на региональные структуры фе­деральных органов, действующих на территории субъекта. А число обращений о нарушении ими прав и свобод жителей субъекта доходит до 80%. Понятно, что законодательный орган субъекта Федерации не может наделить Уполномоченного правом рассматривать обращения граждан о нарушении их прав

47

структурами федеральных органов, либо на обращение с ис­ками в суд, так как сделать это можно только федеральным законом.

Фактически граждане субъекта не защищены от наруше­ния их прав федеральными структурами власти, действующи­ми в субъекте Федерации.

Единственное, что может сделать Уполномоченный субъек­та, — передать поступившие на них жалобы по принадлежно­сти, что не без оснований рассматривается правозащитника­ми и гражданами как серьезный изъян в деятельности Упол­номоченного.

48

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ КОНСТИТУЦИОННЫЙ ЗАКОН от 26 февраля 1997 года № 1-ФКЗ

ОБ УПОЛНОМОЧЕННОМ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Принят Государственной Думой 25 декабря 1996 года

Одобрен Советом Федерации 12 февраля 1997 года

Настоящий Федеральный конституционный закон опреде­ляет порядок назначения на должность и освобождения от дол­жности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, его компетенцию, организационные формы и ус­ловия его деятельности.

Статья 5

  1. В соответствии с конституцией (уставом), законом субъек­
    та Российской Федерации может учреждаться должность Упол­
    номоченного по правам человека в субъекте Российской Феде­
    рации.

  2. Финансирование деятельности Уполномоченного по пра­
    вам человека в субъекте Российской Федерации и его аппарата
    осуществляется из средств бюджета субъекта Российской Феде­
    рации.

Извлечение из Закона.

49

15июня2001года №35-кз

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ЗАКОН СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

О ПОПРАВКАХ К УСТАВУ (ОСНОВНОМУ ЗАКОНУ) СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

Принят

Государственной Думой СК 31 мая 2001 года

Статья 1. Внести в Устав (Основной Закон) Ставропольского края следующие поправки:

1. Статью 14 дополнить частью четвертой следующего содер­
жания:

«В целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод граждан, их соблюдения и уважения государственны­ми органами, органами местного самоуправления и должност­ными лицами в соответствии с законом Ставропольского края может учреждаться должность Уполномоченного по правам че­ловека в Ставропольском крае.».

2. В статье 29:

а) часть третью дополнить новым пунктом «б» следующего
содержания:

«б) назначается на должность и освобождается от должнос­ти Уполномоченный по правам человека в Ставропольском крае;»;

б) пункты «б», «в», «г», «д», «е» считать соответственно
пунктами «в», «г», «д», «е», «ж».

  1. В части четвертой статьи 34 слова «исполнение обязаннос­
    тей Губернатора Ставропольского края осуществляется первым
    заместителем председателя Правительства Ставропольского края»
    заменить словами «действующий Губернатор Ставропольского
    края исполняет свои полномочия до вступления в должность
    вновь избранного Губернатора Ставропольского края.».

  2. В статье 35:

а) пункт «и» исключить;

б) пункты «к», «л» считать соответственно пунктами «и»,
«к».

50

  1. Часть первую статьи 38 дополнить словами «или по поруче­
    нию Губернатора Ставропольского края один из первых замес­
    тителей председателя Правительства Ставропольского края.».

  2. В части третьей статьи 39 слова «—председатель Правитель­
    ства Ставропольского края» исключить.

  3. Часть вторую статьи 41 дополнить словами «и распоряже­
    ния».

Статья 2. Настоящий Закон вступает в силу со дня его офи­циального опубликования.

Губернатор

Ставропольского края А.Л. ЧЕРНОГОРОВ

г. Ставрополь

15 июня 2001 года

№ 35-кз

51

8мая2002года №15-кз

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ЗАКОН СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

ОБ УПОЛНОМОЧЕННОМ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В СТАВРОПОЛЬСКОМ КРАЕ

Принят

Государственной Думой СК 25 апреля 2002 года

(в ред. Законов СК от 04.03.2005 № 14-кз, от 12.12.2005 №67-кз)

Настоящий Закон определяет порядок назначения на долж­ность и освобождения от должности Уполномоченного по пра­вам человека в Ставропольском крае, его компетенцию, орга­низационные формы, условия и гарантии его деятельности.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Похожие:

На ставрополье iconДесять лет «Дачной амнистии» на Ставрополье
Управления Росреестра по Ставропольскому краю, кандидат юридических наук Елена Белозерова

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
filling-form.ru
Поиск