Европейский Суд и права ребенка


Скачать 380.15 Kb.
НазваниеЕвропейский Суд и права ребенка
страница1/3
ТипДокументы
filling-form.ru > бланк заявлений > Документы
  1   2   3
Европейский Суд и права ребенка
Н. Кравчук
Кравчук Наталья Вячеславовна, юрист, кандидат юридических наук. В течении более 10 лет работала в российских правозащитных организациях – Московской Хельсинкской группе, Правозащитном Центре «Мемориал». В настоящее время – юрист по правам ребенка Европейского Центра по Правам Цыган (Будапешт, Венгрия). Специализируется на защите прав ребенка и международных механизмах защиты прав человека. В ее активе – более 20 жалоб в Европейский Суд по правам человека; коммуникации в Рабочие группы и Специальным Рапортерам Организации Объединенных Наций жалобы в Европейский Комитет по Социальным Правам, против России и других стран.

Наталья Вячеславовна является автором многочисленных, в том числе научных, публикаций по вопросам прав человека и защиты прав ребенка.
Не смотря на тот факт, что в России существует структура органов, как административных, так и судебных, чьей задачей является защита прав ребенка, добиться восстановления нарушенных прав бывает иногда невозможно из-за нежелания этих органов действовать в соответствии с законом или из-за неправильного понимания ими положений законодательства. В таких случаях имеет смысл обратиться в межгосударственный орган, уполномоченный рассматривать такие споры. Таким органом является Европейский Суд по правам человека, учрежденный Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Европейская Конвенция считается одним из наиболее эффективных правозащитных договоров существующих в мире на сегодняшний день, в особенности благодаря ее механизму надзора за исполнением Конвенции государствами - Европейскому суду по правам человека. Характерными чертами деятельности Европейского суда является возможность частного лица обратиться в него с жалобой на нарушение государством – членом Европейской Конвенции ее положений и обязательный характер решений Суда для этого государства. В дополнение к установлению факта нарушения Конвенции (например, нарушение права на уважение семейной жизни), Суд также может присудить заявителю соответствующую компенсацию и возмещение расходов.

Кажущаяся легкость обращения в Европейский Суд (жалоба подается бесплатно, на формуляре, который можно найти в Интернете, получить из самого Суда или в правозащитных организациях, занимающихся обращениями в Европейский Суд), привела к тому, что из России в Суд ежедневно поступают десятки жалоб. К сожалению, более 90% из них признаются Судом неприемлемыми по формальным основаниям и не рассматриваются по существу. Между тем, Суд оказался «забит» российскими жалобами и рассмотрения жалобы, имеющей основания на победу пригодится ждать годами.

Не смотря на то, что для россиян Европейский Суд стал уже привычной «четвертой инстанцией», следует отметить, что жалобы против Российской Федерации по вопросам нарушений прав ребенка в практике Суда практически отсутствуют. За те 10 лет, что прошли с момента ратификации Россией Европейской Конвенции, по жалобам против нее было принято более 350 решений Суда по существу, и при этом менее 10 из них касалось защиты ребенка.

Почему же наиболее уязвимая категория жителей России не обращается за защитой в Страсбург? Тому есть несколько причин:

Во-первых, согласно российским законом, право ребенка обращаться за защитой в суд ограничено определенным возрастом (14 лет – ст 56 СК РФ), кроме того, на практике, даже если ребенок уже достиг соответствующего возраста самостоятельно добиться того, чтобы заявление в российский суд у него взяли и надлежащим образом рассмотрели, ему будет крайне затруднительно, если не сказать – невозможно. По этой причине детям или же их знакомым, не являющимся в соответствии с российским правом лицами, имеющими право представлять их интересы, даже если они знают о Европейском Суде, и в голову не может прийти обратиться туда самостоятельно.

Во-вторых, во многих ситуациях при нарушении прав ребенка или его родителей (например, администрацией учебного заведения), родители до последнего момента надеются на мирное разрешение конфликта и не хотят усугублять его обращением в суды.

И, наконец, в-третьих, незнание правил подачи жалобы в Европейский Суд, а также не знание права в этой области, приводит к искаженному представлению о том, «на что» и «как» можно и нужно жаловаться в Страсбург.

Между тем, как показывает статистика решений Европейского Суда против России, выиграть дело, не прибегая к помощи высокооплачиваемых юристов возможно. Однако, недооценивать важность тщательной подготовки жалобы также не стоит – подать жалобу после ее признания неприемлемой повторно – невозможно, равно как и объяснить Суду, что именно Вы имели в виду под той или иной формулировкой.
Прежде чем принять решение о подаче жалобы в Суд, следует убедиться, что потенциальная жалоба отвечает критериям приемлемости жалоб, установленным Судом. Только при соблюдении всех этих критериев, жалоба может быть признана Европейским судом приемлемой. При несоблюдении хотя бы одного из критериев жалоба признается неприемлемой, на чем разбирательство дела заканчивается.

1. Жалоба должна быть подана надлежащим лицом

Лицо, направляющее жалобу в Европейский суд должно быть жертвой нарушения одного из прав, предусмотренных Конвенцией, то есть уже пострадать от нарушения своих прав. В некоторых случаях Суд также может признать приемлемой жалобу лица, не являющегося непосредственной жертвой, а тесно связанную с нею, например, родственными отношениями. В этом случае заявителем в жалобе должен быть родственник непосредственной жертвы.

Обычно интересы детей в Европейском суде представляют их родители. Но если это по каким-либо причинам невозможно, ребенок может воспользоваться помощью адвоката или общественной организации. В одном из своих решений суд специально указывает, что согласно Конвенции несовершеннолетний имеет право сам обращаться с заявлением в Суд. Это особенно важно в случае, когда интересы ребенка входят в противоречие с интересами его родителей или опекунов.

2. Жалоба должна быть подана на нарушение права, гарантированного Конвенцией и дополнительными Протоколами к ней

Не все страны – члены Совета Европы ратифицировали все дополнительные Протоколы к Конвенции. Жалобы не могут быть принесены в отношении нарушения прав, закрепленных в Протоколах, но не ратифицированных государством. Некоторые страны при ратификации Конвенции внесли оговорки относительно тех или иных прав, закрепленных в ней. Нарушения этих прав могут рассматриваться только в пределах, допущенных оговоркой1. Многие права Конвенцией не гарантируются (например, право на развод, право на усыновление, а также социальные права).

3. Нарушение прав должно иметь место после ратификации государством – ответчиком Конвенции (Россия ратифицировала Конвенцию в мае 1998 г).

4. Нарушение прав должно произойти в пределах территориальной юрисдикции государства-ответчика.

5. Жалоба подается только после использования всех эффективных средств защиты права на национальном уровне.

Является ли судебный порядок защиты права эффективным средством защиты, решается в каждом конкретном случае.

В любом случае следует иметь в виду, что подача надзорной жалобы не является необходимым шагом для обращения в Страсбург.

6. Жалоба должна быть подана в течение шести месяцев после принятия окончательного решения на национальном уровне

Суд принимает к рассмотрению жалобы только в течение шести месяцев, начиная со дня вынесения окончательного судебного решения или с даты, когда гражданин узнал об этом решении. Если в какой-либо ситуации для восстановления нарушения права не предусмотрено никаких национальных средств, то подавать жалобу следует сразу же после нарушения.

Последним внутренним средством судебной защиты судов общей юрисдикции для России, после которого можно обращаться в Европейский суд по правам человека и с даты вынесения которого следует отсчитывать шестимесячный срок, является, как правило, решение суда кассационной инстанции.

Существует еще несколько условий приемлемости заявлений2. Суд не будет рассматривать заявление, если оно:

-анонимно;

-является по существу той же жалобой, которая уже была рассмотрена Судом или уже является предметом другого международного разбирательства;

-несовместимо с положениями Конвенции, явно необоснованную или представляющую собой злоупотребление правом подачи петиции. Жалоба признается неприемлемой вследствие необоснованности, если у Суда возникают вопросы по поводу правильности и достаточности обоснованности заявления, а также по поводу наличия самого нарушения.

Что касается злоупотребления правом подачи петиции, то Суд признает таковыми жалобы, в которых заявитель приводит в обоснование своей позиции сплетни и клевету, а также, если заявитель не ответил на несколько писем Суда.
Для грамотного составления жалобы в Европейский Суд недостаточно прочитать текст Европейской Конвенции по правам человека. Для разрешения дел Суд вырабатывает и применяет прецеденты, то есть, для правильной трактовки положений Конвенции необходимо изучить огромный перечень основополагающих решений Суда. На эти решения следует ссылаться в жалобе при аргументации нарушения права. Так, для написания жалобы о защите права на уважение семейной жизни необходимо не только ознакомиться с соответствующей статьей Европейской Конвенции, но и получить представление о том, что есть семейная жизнь в практике Европейского Суда и каковы стандарты защиты этого права, выработанные Судом в его решениях. Буквальное толкование норм Конвенции без обращения к конкретным решениям Европейского суда приводит к искаженному, а зачастую в корне неправильному, пониманию ее положений.

Примечательно, что право как российское, так и Европейской Конвенции стоит на страже отношений членов семьи, а не семьи как социального образования. При этом нарушителем данного права должно выступать государство, а не частные лица.

Большинство вопросов, рассматриваемых Европейским Судом в рамках статьи 8 Конвенции, касается усыновления, права родителей на опеку над ребенком, права на общение с ребенком и доступ к нему. Таким образом, Суд еще раз подтверждает, что отношения между родителями и детьми являются основным аспектом жизни семьи и, одновременно, наиболее сложным для разрешения вопросом. Разрешая споры о вмешательстве в право на семейную жизнь, Европейский Суд

подчеркивает, что его роль состоит в оценке решения национальных властей с точки зрениях его соответствия стандартам в области защиты семьи, а не в подмене собой этих органов.

Рассмотрим несколько прецедентов Суда, дающих представление о логике Суда при оценке действий сторон.
Вопросы определения места жительства ребенка и доступа к общению с ним родителя, живущего отдельно, является сложным не только для России. Сложность оценки доказательств по таким делам, и в особенности определения наилучших интересов ребенка, может привести к нарушению прав одного из родителей, а также и самого ребенка.

Ярким примером попытки ребенка повлиять на решение родителей об определении его места жительства служит дело Нильсен против Дании3..

На момент подачи жалобы заявителю в данном деле было 13 лет. Его родители жили вместе с 1968 по 1973 годы. Так как они не состояли в браке, согласно Датскому законодательству родительские права на ребенка принадлежали только матери. После того, как его родители расстались в 1973 году, ребенок остался с матерью, а отец на основании «джентльменского соглашения» мог навещать его. Однако соглашение не функционировало в полной мере, и в 1974 году отец через компетентные органы получил официальное право на посещение сына. У ребенка складывались все более близкие отношения с отцом, и летом 1979 года, после двухнедельного нахождения на отдыхе у отца, он отказался вернуться к матери. После того, как мать связалась с социальными работниками, ребенок был помещен с согласия обеих сторон в специальное детское учреждение, откуда сбежал и вернулся к отцу. 6 августа 1979 года отец инициировал в суде дело о передаче ему права опеки над ребенком, после чего скрылся вместе с ребенком до 8 октября 1979 г., когда был арестован. 9 октября после ареста отца ребенок был помещен в детское психиатрическое отделение окружного госпиталя, откуда он опять сбежал. Результатом длительных судебных разбирательств был отказ передать права опеки отцу, проведена психиатрическая экспертиза ребенка, а также установлен факт нежелания ребенка жить с матерью. Ребенок в конце концов был помещен в госпиталь.

В своем заявлении в Европейскую Комиссию по правам человека (орган, занимавшийся ранее рассмотрением жалоб на предмет приемлемости) заявитель ссылался на нарушение ст.5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Европейской Конвенции по правам человека. Комиссия установила нарушение указанной статьи, но так как дело получило широкую огласку на национальном уровне, вследствие чего заявитель был выпущен из госпиталя, а право на опеку было все-таки передано отцу, суд не счел, что ст.5 Конвенции нарушена.

Примечательно, что практика пересмотра решений национальными судами и административными органами после обращения лица в Европейский суд достаточно распространена не только в европейских странах. Она начинает складываться и в России.

Примером тому может стать дело Никишиной против России4. Оно касалось женщины, которая при расставании со своим гражданским супругом получила право воспитывать их совместного ребенка. Было решено, что отец ребенка будет забирать его к себе на выходные дни. Некоторое время спустя заявительница стала членом секты «Свидетели Иеговы» и, по утверждению отца ребенка, стала вовлекать в свою религиозную деятельность малолетнего сына. Отец, будучи православного вероисповедания, обратился в общественные организации, а также в районный орган опеки и попечительства с требованием передать ему ребенка. Спустя некоторое время он отказался вернуть ребенка матери. Заявительница подала заявление в милицию, затем в районный суд. Решением суда ребенок был передан отцу, так как членство матери в секте «оказывало вредное влияние на здоровье и развитие ребенка». Матери было разрешено видеться с сыном. Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда поддержала это решение и оставила кассационную жалобу заявительницы без удовлетворения.

Заявительница подала иск в Люблинский районный суд г.Москвы - по месту проживания отца ребенка - с целью определить и расширить порядок общения со своим сыном, которого она видела два часа в неделю в присутствии отца ребенка. Прокурор Московской области отказал заявительнице в пересмотре ее дела.

Заявительница обратилась в Верховный Суд РФ с просьбой принести протест на решения нижестоящих судов. Просьба заявительницы была удовлетворена заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации, протест которого затем был передан на рассмотрение в Московский областной суд.

Президиум Московского областного суда отклонил протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации и поддержал обоснованность оспариваемых решений. Заявительница на слушаниях по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ в Московском областном суде не присутствовала, поскольку не была должным образом уведомлена о времени слушания.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила по протесту заместителя Председателя Верховного Суда решения Люберецкого городского суда и Московского областного суда, а также решение Президиума Московского областного суда. Дело было передано в суд первой инстанции для нового рассмотрения. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Ф пришла к заключению, что при изучении дела судами были нарушены нормы материального и процессуального права. В частности, суды неправомерно вторглись в дискуссию относительно природы религиозной организации "Свидетели Иеговы" и не изучили все имеющие отношение к делу заявительницы обстоятельства.

В соответствии с возобновлением производства по делу об опеке, дело было направлено в Люберецкий городской суд, который, начиная с конца августа 1999 года, несколько раз откладывал рассмотрение дела. Обращение заявительницы с требованием определить и расширить порядок общения с ребенком было передано в Люберецкий городской суд для совместного рассмотрения с делом об опеке.

13 марта 2000 года заявительница и отец ребенка заключили мировое соглашение, в котором полностью отказались от своих взаимных требований в Люберецком городском суде в отношении опеки над ребенком. Заявительница тоже отказалась от своих требований, заявленных в Люблинский районный суд, в отношении определения порядка общения со своим сыном.

В соответствии с мировым соглашением ребенок остается со своим отцом, а мать сможет забирать его на выходные дни. По соглашению с отцом мать может встречаться с ребенком по вечерам в течение недели и забирать его к себе на время школьных каникул. Было также оговорено, что ребенок не может быть вовлечен в религиозные организации против его воли и согласия родителей. Определением Люберецкого городского суда, принятым в тот же день, мировое соглашение было утверждено и производство по искам прекращено.

В 1999 году заявительница обратилась в Европейский Суд с жалобой на то, что, передавая права опеки отцу ребенка вследствие его религиозных взглядов и деятельности заявительницы как члена религиозной организации "Свидетели Иеговы", российские суды нарушили права заявительницы и ее ребенка на уважение частной и семейной жизни, на свободу мысли, совести и религии, а также право заявителя воспитывать и обучать своего ребенка в соответствии с собственными религиозными и философскими убеждениями.

Европейский суд признал жалобу заявительницы неприемлемой в связи с тем, что она утратила статус жертвы нарушения, так как Верховный Суд РФ отменил решения нижестоящих судов на основании нарушения норм материального и процессуального права и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Таким образом, последствия разбирательства, ставшие основой для жалобы заявительницы, были ликвидированы. Важно, однако, отметить, что в момент вынесения Верховным судом решения об отмене, заявительница уже обратилась в Европейский суд, и, таким образом, на отмену пересмотра решения национального суда повлияла сама возможность рассмотрения дела Европейским судом.

Так, аналогично делу Нильсен против Дании, дело Никишиной было разрешено внутренним судом, но под явным влиянием Европейского суда.

Отмечая важность семейного воспитания и участия родителей в воспитании детей, Суд неоднократно рассматривал дела о передаче опеки над ребенком одному из родителей по тем или иным основаниям. Выше мы ознакомились с делом Никишина против России, где российские суды постановили, что ребенок должен быть передан отцу, так как мать ребенка является Свидетелем Иеговы. Это дело не было рассмотрено Европейским Судом по существу, так как благополучно разрешилось на внутреннем уровне после подачи матерью ребенка жалобы в Страсбург.

Однако, так как такие дела (дела, где суды принимают решение о передаче ребенка на воспитание одному родителю в связи с тем что второй является последователем не традиционной религии) – не редкость, и имеют прямое отношение к защите интересов ребенка, имеет смысл рассмотреть подробнее несколько из них с тем, чтобы понять, насколько тщательно Европейский Суд взвешивает факты при принятии своего решения. Рассмотрим сегодня следующие дела: Хофман против Австрии5 и Исмаилова против России6. В первом из этих дел Европейский Суд установил нарушение статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни), во втором – нет.
Дело Хофман против Австрии было подано на рассмотрение Европейского Суда г-жой Ингрид Хофман, гражданкой Австрии, домохозяйкой. В 1980 году она вышла замуж за г-на С., телефонного мастера. На тот момент оба они являлись прихожанами Римско-католической церкви. В браке у них родилось двое детей: сын, Мартин - в 1980 году и дочь, Сандра - в 1982, которые были крещены как католики. Спустя некоторое время заявительница вышла из Римско-католической церкви и стала Свидетелем Иеговы.

В 1983 году заявительница возбудила бракоразводный процесс против г-на С. Она ушла от него, взяв с собой детей, еще до вынесения судом решения о разводе.

После того как их брак был расторгнут судом, оба бывших супруга обратились в Окружной суд г. Инсбрук чтобы получить права на опеку над детьми. Г-н С. утверждал, что предоставление опекунских прав заявительнице повлечет за собой риск нанесения детям вреда из-за их особого воспитания. По его мнению, принципы обучения религиозной организации, к которой принадлежала заявительница, враждебны по отношению к обществу. Кроме того, в этой церкви не одобряют общение с не состоящими в ней людьми, выражение патриотических чувств (например, пение национального гимна) и не поощряют к религиозной терпимости. Все это, по словам г-на С., привело бы к изоляции детей от общества. Помимо этого, запрет на переливание крови, существующий у Свидетелей Иеговы, по сути, означал, что жизнь и здоровье детей могли подвергнуться опасности.

В свою очередь заявительница утверждала, что она может лучше заботиться о детях, так как ее обстоятельства позволяют ей целиком посвятить себя детям, и она, как мать, лучше сумеет создать необходимую им семейную обстановку. Она утверждала, что г-н С. не может даже обеспечить их средствами к существованию.

Рассмотрев дело, суд назначил опекуном заявителя. Принятие такого решения было аргументировано тем, что прежде всего, нужно учитывать благополучие детей. При том, что оба родителя материально обеспечены настолько, что каждый из них смог бы должным образом заботиться о детях, дети сильнее были привязаны к матери, так как прожили с ней после фактического распада семьи полтора года, и отрыв от нее мог бы нанести вред их психике.

Далее Окружным судом было отмечено:

"Отец детей заявил, что принадлежность Ингрид С. к религиозной организации Свидетели Иеговы плохо сказывается на детях. Относительно этого необходимо уточнить, что религиозные убеждения родителей, как таковые, ни в коем случае не могут являться критерием при вынесении решения о родительских правах и обязанностях. Лишение родителя таких прав или ограничение их невозможно только из-за его или ее принадлежности к религиозному меньшинству".
Г-н С. обжаловал это решение в Областном суде Инсбрука. Областной суд отклонил поданную апелляцию заявив:

"Главным доводом апелляционной жалобы является то, что принятое первой судебной инстанцией решение не отвечает интересам дальнейшего благополучия детей, ввиду принадлежности матери к религиозной организации Свидетели Иеговы.

Доводы апеллянта в этом отношении необоснованны. Свидетели Иеговы, ранее известные как Исследователи Библии, представляют организацию, основывающуюся на их собственной интерпретации Библии, и эта конфессия не запрещена законом Австрии. Следовательно, можно предположить, что их цели не нарушают ни закон, ни моральные принципы. Таким образом, принадлежность матери к этой религиозной организации не представляет опасности для благополучия детей...".
Г-н С. подал жалобу на это решение в Верховный суд Австрии. Верховный суд отменил решение Областного суда Инсбрука и передал родительские права г-ну С. Суд аргументировал это следующим образом:

"Г-н С сообщил, что мать воспитывала детей в согласии с принципами Свидетелей Иеговы. Наряду с этим очевидно, что они не принадлежат к данной конфессии. Низшие судебные инстанции должны были выяснить, не противоречит ли подобный метод воспитания детей положениям Федерального закона 1985 года о религиозном воспитании детей, согласно которому решение о религиозном воспитании детей принимается по взаимному согласию между родителями. На протяжении существования брака ни один из родителей не имеет права, без согласия другого, принимать решение о том, что в дальнейшем ребенок будет воспитываться в соответствии с принципами веры, отличающимися от тех, которых родители придерживались, состоя в браке; или от тех, согласно которым ребенок воспитывался до сих пор.

В любом случае воспитание детей по правилам этой секты (которая, как справедливо заметил г-н С, не является общепризнанной религиозной общиной) противоречит закону, поскольку дети не являются ее членами. Несостоятельность Окружного суда в применении этого положения является очевидным нарушением закона".
После передачи опеки над детьми ее бывшему мужу, Г-жа Хофман обратилась в Комиссию по правам человека (вспомогательный орган, ранее действовавший при Европейском Суде). Она обжаловала решение о лишении ее опекунских прав из-за ее религиозных убеждений. В жалобе она ссылалась на свое право на уважение семейной жизни (ст. 8 Конвенции), право на свободное вероисповедание (ст. 9) и право воспитывать детей в согласии со своими религиозными взглядами (ст. 2 Протокола №1). Кроме того, она заявила, что в отношении нее была допущена дискриминация по признакам религии (ст. 14).
Дело было рассмотрено Европейским Судом. В первую очередь Суд должен был определить, подпадает ли дело в принципе под его юрисдикцию. Суд отметил, что с того момента, как дети покинули отца, и до момента вынесения Верховным судом решение от 3 сентября 1986 года, вынуждавшее мать передать их отцу, дети уже прожили с матерью два года (и, следовательно, составляли с ней единую семью). Таким образом, решение Верховного суда является посягательством на право заявительницы устраивать свою семейную жизнь и, потому, дело попадает под действие Статьи 8.

Анализируя дело, Суд рассмотрел ряд «тестовых» вопросов, как это делается всегда при рассмотрении статьи 8. Прежде всего, Суду было необходимо определить, подверглась ли заявительница обращению иному, нежели ее бывший муж.

Отвечая на этот вопрос Европейский Суд рассуждал следующим образом: «При вынесении решения о предоставлении родительских прав матери, а не отцу, Областной суд Инсбрука должен был установить, способна ли заявительница нести ответственность за опеку над детьми и их воспитание. Окружная и Областная судебные инстанции приняли во внимание утверждение заявительницы о ее готовности предоставить право отцу, который продолжал оставаться членом Римско-католической церкви, отмечать праздники с детьми и допустить переливание крови детям, если этого будет требовать закон. Этими инстанциями была также учтена психологическая связь, существующая между детьми (весьма юными на тот момент времени) и их матерью, а также ее способность, в целом, выполнять роль опекуна.

Верховный суд подошел к делу по другому и, в первую очередь учел возможные последствия влияния принадлежности к определенному религиозному меньшинству на их жизнь в обществе, а также отметил опасность, связанную с абсолютным отказом заявителя от переливания крови не только для себя, но и для детей (Эти факторы являются возможными негативными следствиями принадлежности матери к религиозной организации Свидетелей Иеговы.), и на основании этого вынес решение о назначении опекуном отца. И это несмотря на то, что, как признавал Верховный Суд, такое решение могло бы вызвать у детей стресс.»

Проделав такой анализ, Европейский Суд пришел к выводу, что разница в оценке способности г-жи Хофман и ее бывшего мужа быть опекунами их детей была обусловлена религией. Такое заключение подтверждается
  1   2   3

Похожие:

Европейский Суд и права ребенка iconМероприятие «Права человека», посвящённое 60-летию со дня подписания...
Оборудование: Всеобщая Декларация прав человека; Правила обращения с жалобами в Европейскую комиссию и Европейский суд по правам...

Европейский Суд и права ребенка icon5. Решением от 21 февраля 2002 г. Европейский Суд признал жалобу...
По делу «Рябых против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе

Европейский Суд и права ребенка iconЕвропейский Суд по правам человека Образцы жалоб в еспч и других документов
Незаполненный формуляр жалобы в Европейский Суд по правам человека можно найти в разделе«Конвенция о защите прав человека и другие...

Европейский Суд и права ребенка iconБюллетень европейского суда по правам человека №11 2007 год европейский...
Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), заседая Палатой в составе: Б. М. Цупанчича, Председателя Палаты, Дж Хедигана,...

Европейский Суд и права ребенка iconДоступ российских военнослужащих в Европейский Суд по правам человека
Майор юстиции Лобанов С. А., старший преподаватель кафедры конституционного (государственного) и международного права Военного университета,...

Европейский Суд и права ребенка iconПрава ребёнка
Основным актом о правах ребёнка на международном уровне является Конвенция о правах ребёнка (Нью-Йорк, 20. 11. 1989) — это документ...

Европейский Суд и права ребенка iconСодержани е европейский суд по правам человека
Буква закона (66/2010)

Европейский Суд и права ребенка iconМетодические рекомендации о проведении 20ноября Дня Прав ребенка
Конвенция о правах ребенка явилась первым и основным международно-правовым документом, в котором права ребенка рассматривались на...

Европейский Суд и права ребенка iconПраво на юридическую помощь при составлении жалобы в европейский суд по правам человека

Европейский Суд и права ребенка iconПостановление по делу «гладышева против россии»
Европейский Суд ло правам человека (Первая Секция), заседая Палатой, в состав которой вошли

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Все бланки и формы на filling-form.ru




При копировании материала укажите ссылку © 2017
контакты
filling-form.ru
Поиск